науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он выскочил на улицу и побежал, прижимаясь к стене, вдоль здания школы, потом бросился наземь и пополз к подъезду. Один часовой лежал перед входом, второй на самом пороге. Хольт перелез через него в парадное. Там распластался Ресслер, он был недвижим.
Хольт закричал: «Не стреляйте!» — и перекатился в сторону, куда не мог достать пулемет, который обстреливал вестибюль школы через дверь. Пули непрерывно щелкали о стены. Наверху, в вестибюле, через равные промежутки сверкали выстрелы из карабина.
Хольт, прижимаясь к стене, прополз несколько ступенек и в вестибюле спрятался наконец за выступ стены. Укрывшись за дверью караулки, Вольцов, в одной майке, без каски, стреляя с колена, слал пулю за пулей через дверь на площадь. Хольт видел, как Феттер подтащил к Вольцову из караулки раскрытый ящик с патронами.
Вольцов заряжал. Он крикнул что есть мочи, иначе Хольт из-за грохота выстрелов ничего бы не услышал:
— Жив, Вернер? Скорей к черному ходу! Там один только Кранц!
— Где Зепп? — в свою очередь прокричал Хольт. Вольцов локтем показал на караулку.
— Ему царапнуло физиономию! Феттер уже перевязал!
Хольт стал считать: Гильберт, Христиан, Зепп и я — это четверо. Ресслер убит — пять. Убитые часовые на улице — семь. У черного хода один — восемь. Шведт и Швертфегер стояли во дворе и тоже, должно быть, погибли — десять. А где же еще шесть?
— А где остальные? — крикнул он.
Вольцов принял у Феттера заряженный карабин и отдал ему свой. Он ткнул большим пальцем через плечо. Широкая деревянная лестница, ведущая на второй этаж, находилась прямо против входа. По деревянным ступенькам непрерывно чиркали пули. Вольцов уже снова стрелял. При отсвете выстрелов Хольт увидел на расщепленных ступеньках три неподвижных тела, четвертое лежало у подножья лестницы в вестибюле. Десять и четыре — это четырнадцать.
— А где же Лессер и Бетхер? — крикнул он. Вольцов ответил между двумя выстрелами:
— Наверху, боятся спуститься по лестнице! — Пуля угодила в выступ стены возле самого его лица, обдав его известкой. — Феттер, каску! — крикнул Вольцов. Феттер подал ему стальной шлем.
Улучив мгновение, Хольт наконец проскочил три ступеньки, ведущие к черному ходу. Справа лестница вела в подвал. В отворенную дверь черного хода тоже непрерывно стреляли, пули так и щелкали о стены. Кранц стоял, прижавшись к косяку, и палил во двор. Когда на мгновение стрельба стихла, Хольт услышал, как Бетхер с верхнего этажа крикнул: «Внимание!», и что-то, звякнув, упало на пол вестибюля.
Глаза Хольта уже свыклись с темнотой. Вольцов стволом карабина притянул к себе какой-то завернутый в бумажку предмет, прочитал записку и перебросил Хольту. Потом молча снова стал отстреливаться. Хольт поднял сверток, на пол вывалилась связка ключей. Он заполз как можно дальше в угол между черным ходом и дверью в подвал, чиркнул спичку и прочел: «Приказ обер-фельдмейстера. Немедленно расстрелять арестованных! Ключ прилагается. Бетхер».
Хольт бросил спичку. Пусть попробуют сами спуститься подумал он, вертя в руках записку. Он посмотрел на Кранца. Тот, плотно прижавшись к двери, время от времени стрелял в сторону колодца. С улицы пулемет яростно строчил в дверной проем, поливая свинцом лестницу. Тут никто не рискнет спуститься — ни Лессер, ни Бетхер. Он перекинул карабин за спину.
Когда он, нащупывая ногой ступеньки, спускался в подвал, сердце бешено колотилось от страха. Он вытащил парабеллум и снял с предохранителя. Держась за стенку, пробрался к железной двери. А когда нашел ее, замер, прислушиваясь. От страха и волнения его трясло как в лихорадке. Надо взять себя в руки! Сверху приглушенно доносились выстрелы. Он сунул ключ в замок и повернул. В подвале мерцал огарок.
Швейцар загородил собой дочь. Холът бросился к ним:
— Вам надо выбраться отсюда. Но я вас выпустить не могу, они меня самого расстреляют!
Девушка уставилась на него в изумлении. Теперь-то она поймет, что была ко мне несправедлива, подумал Хольт. Швейцар обменялся несколькими словами с дочерью. Она крикнула:
— Стреляй же, фашист!
Нервы и без того были напряжены, а непонятное упорство девушки совсем его взбесило.
— Не болтай глупости! Мне приказано вас расстрелять, и если кто войдет, я попался. Что тогда будет?
Она что-то торопливо втолковывала швейцару, который недоверчиво переводил взгляд с Хольта на пистолет и потом что-то ответил.
— Да скорей же! — нетерпеливо воскликнул Хольт.
— Ключи есть?
Хольт кивнул.
— Там напротив инструмент… Лом!
Хольт взглянул вверх, на крохотное, забранное решеткой оконце. Он понял. Стал подбирать ключ к двери напротив. Девушка уже стояла возле него.
— Дайте!
Она отперла. Швейцар отстранил Хольта и, порывшись в темной каморке, вытащил толстую кочергу. Девушка заперла дверь и ключ вернула. Хольт сунул пистолет в кобуру. Швейцар взобрался на ящик и стал кочергой выламывать прутья.
— Через пять минут вы должны отсюда убраться, — заявил Хольт. — А я доложу, что вы сбежали еще до того, как я спустился.
Девушка кивнула. Он хотел было захлопнуть железную дверь и вдруг хрипло проговорил:
— А если сегодня ночью ваши нас… вспомни обо мне!
Она вскинула на него глаза.
— Прикончите своих командиров, тогда мы скажем нашим, чтобы вас не трогали.
Спятила, подумал Хольт, она совсем спятила! Он захлопнул дверь, повернул ключ и побежал наверх.
Он вернулся в вестибюль в тот самый миг, когда Кранц, оборонявший черный ход, выпустил из рук карабин, склонился вперед и, все больше и больше скрючиваясь, беззвучно повалился поперек порога открытой двери. Хольт стал на колено за выступом стены и высунул ствол карабина. У колодца опять засверкали вспышки выстрелов. Кранц вытянулся и застыл недвижимый. Хольт расстрелял всю обойму. Зарядил и стал ждать. Какая бессмыслица! — думал он.
В доме стало вдруг тихо. Вольцов тоже замолчал. Но снаружи пулемет все еще тарахтел. Это тянется по крайней мере уже час, подумал Хольт. Взглянул на часы. Только половина первого. Вольцов крикнул:
— Вернер?
Во дворе стрельба замолкла. Теперь легко можно было различить отдаленный шум боя. Дерутся, должно быть, на станции, подумал Хольт. В саду послышался треск сучьев. Во дворе раздались восклицания на незнакомом языке. Ну, теперь они скрылись, решил он.
— Вернер! — опять позвал Вольцов. На этот раз Хольт откликнулся:
— Кранц тоже убит! Арестованных я не расстрелял. Они смылись!
Вольцов вскинул карабин. Феттер тоже начал стрелять, кто-то часто палил из «вальтера». Потом опять стало тихо.
— Подобрались к самым дверям! — крикнул Феттер. — Думали — так просто войдут!
Пулемет вдруг смолк. Сильный взрыв потряс все здание школы. Второй, третий, четвертый. Пол закачался, с потолка посыпалась штукатурка… Затем наступила мертвая тишина.
Голос Вольцова:
— Господин обер-фельдмейстер!.. Это наверху! Никто не отозвался.
— Дым! — закричал Вольцов. — Горим!
Хольт прислонился к стене. Все. Конец.
— Никого не впускать! — послышался голос Вольцова. И он бросился вверх по лестнице. На мощеный двор падали колеблющиеся отсветы пламени. Вольцов, громко топая, сбежал вниз и, шмыгнув за выступ к Хольту, крикнул:
— Каюк! Лессер и Бетхер убиты… Ручные гранаты! Солома так и полыхает!
— Гильберт! — закричал Хольт.
— Заткнись! — Вольцов снял каску и провел пятерней по волосам.
— Кто же остался? — спросил Хольт.
— Только мы четверо с батареи, больше никого, — ответил Вольцов.
Двор освещали языки пламени, которые все сильнее выбивало из окон, лестница озарялась розоватыми бликами.
— В темноте мы бы еще проскочили, — сказал Вольцов, — а теперь, когда от пожара светло как днем, перещелкают нас всех. Они только этого и ждут. — Он задумался. — Давно пора было уматывать отсюда! Когда эта мура началась, сразу нужно было пробиваться на станцию, самое было бы правильное. Вот что следовало бы покойнику Лессеру зарубить на носу… А ведь знал, что сегодня начнется! — вдруг со злостью воскликнул он.
Феттер крикнул:
— Тут все время сыплется известь.
— Пусть себе сыплется, — крикнул Вольцов в ответ. — Ты лучше следи за входом! — Он снова задумался. — Скажи-ка, ты, случайно, не отпустил швейцара?
— Откуда ты взял?
— Странно! Как же они бежали?
— В окно!
— Но ведь на окнах решетки!
— Прутья выломаны, — ответил Хольт. — Господи, что же с нами будет? Неужели нам здесь живьем сгореть?
— Да помолчи! — бросил Вольпов. — А куда выходит окно? Во двор?
— Нет, в сад.
— Дай сюда ключи, — сказал Вольпов. — Пойду погляжу! Он сбежал по лестнице в подвал. Хольт слышал, как в верхнем этаже с треском полыхало пламя, лопались и со звоном падали во двор стекла.
— Черт! — возмущенно крикнул Феттер. — Они разгуливают на школьной площади, как ни в чем не бывало! Что они, думают, что тут нет никого?
Он спустил курок. Прогремел выстрел. В ответ пулемет послал через дверь такую очередь, что от лестницы во все стороны полетели щепки. За колодцем и возле домика швейцара Хольт при свете пожара увидел еще какие-то фигуры, но стрелять не стал.
Вольцов появился в двери подвала.
— Если нам хоть чуточку повезет, выберемся в сад. А там посмотрим, что будет.
Значит, еще что-то будет. Значит, не все еще кончено, подумал Хольт.
— А Зепп?
— У него шок. Мы возьмем его с собой. Итак, Христиан пойдет с Зеппом. А мы останемся прикрывать.
Он еще что-то соображал, склонив голову набок. Хольт нетерпеливо крикнул:
— Ну, пошли!
— Постой! Что это с тобой сегодня, ошалел, что ли? Я вот соображаю. Выбьют все-таки они нас отсюда? Боевого задания у нас не было. Думаю, что мы имеем право пробиваться.
— Гильберт, — заорал Хольт, — перестань! Или я уйду один.
— Нет ты этого не сделаешь, — отрезал Вольцов, разозлившись, — Я этого не допущу. Организованное отступление — да. Но не беспорядочное бегство!
У Хольта невольно мелькнула мысль: четыре человека… и организованное отступление!
Феттер и Гомулка ползком пересекли вестибюль. Добравшись до Хольта, они поднялись. Гомулка опирался на Феттере и на свой карабин. Он обессилел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики