науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А ты и не знаешь? Вильну уже три дня как обошли, — сказал Гомулка. — «Противник, в обход Вильны, продолжает продвигаться на запад и юго-запад». Он отложил газету. — Какие уж тут контрмеры!
Хольт понуро сидел за столом. Всего пять минут назад он радовался предстоящему отпуску, а теперь всё было отравлено этими удручающими известиями. Он удивлялся товарищам, они так спокойно ко всему относятся. А может, они просто лучше, чем он, скрывают свои чувства? Феттер, во всяком случае, заорал со своей койки:
— К черту Вильну! Дайте человеку поспать, это в миллион раз важнее!
Вся тройка подала заявление об отпуске. Хольт снова задумался: куда же мне девать себя? Мама? Нет! Отец? Нет! Хольт с сочельника ничего о нем не слышал, и только две-три недели назад, после того как бомбежке подверглись промышленные города Центральной Германии, ему передали сообщение на стереотипном бланке, что такой-то жив. Оставалось приглашение Вольцова. Вольцов и Гомулка уговаривали его ехать вместе в их родной город. Покуда у человека есть друзья, жить можно! — размышлял Хольт. Друзья, с легкой неприязнью подумал Хольт. А разве между ним и Вольцовом не пробежала черная кошка? Но ему вспомнилась заброшенная вилла, летние дни на пляже… и Ута! Об Уте он думал со стесненной душой. И тут у него мелькнула мысль о фрау Цише.
Нельзя было уезжать в отпуск, не повидав ее. А вдруг она вырвется из дому и поедет с ним, как тогда на рождество? Грустные мысли полезли ему в голову. Может ли это повториться? Как странно! Со всеми он в разладе! Он быстро переоделся.
— Куда? — спросил его Вольцов.
— К зубному.
Вольцов ухмыльнулся. Но раздался сигнал тревоги. Вольцов в одних трусах побежал к орудию, захватив комбинезон.
В окопе нечем было дышать, солнце отвесными лучами припекало голову. Хольт, обливаясь потом в своей суконной форме, напрасно искал укрытия в блиндаже. Земля так прогрелась, что из ниши полыхало жаром, как из печки. Он скинул мундир. Один из силезцев, Шредер, заменял его сегодня у поворотного.
— По местам! — скомандовал Цише, он тоже был в выходной форме. Все надели каски. — Отдельные скоростные самолеты противника…
— Все те же неизменные «москиты», — ввернул Гомулка. Вольцов стащил рукавицу и присел на станину.
— «Хеви-ленд-Москито», — сказал он задумчиво, словно про себя. — Разведывательные невооруженные самолеты. Летят так быстро, что наши истребители могут их догнать, только войдя в пике.
— Где это ты черпаешь такие сведения? — покосился на него Цише.
Вольцов бросил на землю окурок. — Читай «Фелькишер беобахтер», дружище! И не только лозунги, читай статьи и передовицы! Ты, правда, неплохой национал-социалист, но как военный, слишком узко мыслишь.
— Основное направление — девять! — скомандовал Цише. Послышались отдаленные раскаты пушечных выстрелов. — Это 128-миллиметровки в Ботропе.
Вольцов снова напялил рукавицу.
— Выдавая правильную военную информацию за вражескую пропаганду, ты только расписываешься в своем убожестве, — продолжал он наставительно. — Этак ты и фюрера обвинишь во вражеской пропаганде, ведь он считает положение серьезным.
В городах сирены провыли отбой. Цише включил микрофон.
— «Антон» понял! Отбой! Скоростные самолеты противника направились в глубь страны… Двоим оставаться у орудия. Остальные могут идти обедать.
— Я остаюсь! — сказал Вольцов. — Зепп, притащи мне сюда мой обед!
Хольт надел мундир и побежал на командирский пункт. Готтескнехт нахмурился.
— Ровно в семнадцать быть на месте! И, сидя у врача, слушать радио. Как только сообщат о приближении бомбардировщиков, возвращайтесь!
Хольт бегом направился к трамваю. Доехав до главного вокзала, он дальше пошел пешком. Спустя минуту он уже звонил у дверей фрау Цише. Она расхаживала по квартире в купальном костюме, в кухне стояли на льду бутылки пива.
— Последние бомбежки так напугали Цише, что он зовет меня к себе в Краков. К тому же здесь меня едят поедом за то, что у нас большая квартира. Цише предлагает сдать две комнаты, чтобы избежать разговоров, будто члены партии используют свое положение в личных интересах.
— Подождала бы, когда меня отправят на трудовую повинность. Нас освидетельствовали на той неделе. Остается каких-нибудь полтора месяца.
— Ведь надо же выдумать: зовет меня в Краков, а туда вот-вот нагрянут русские! Я уж предпочитаю бомбоубежище у себя дома!
— У меня есть план, — сказал Хольт. — Слушай!
Она долго обдумывала его предложение.
— Да, заманчиво! — сказала она. — Я знаю местечко в Баварском лесу… Но нет! Никуда это не годится! У тебя отпуск, ты не едешь домой, а я в то же время уезжаю в неизвестном направлении! Это же всем бросится в глаза.
Хольт страшно огорчился.
— Придумай что-нибудь, можно же найти отговорку. Но она решительно покачала головой.
— Нет, нельзя так рисковать. Это было бы чудесно, но чересчур рискованно… Другое дело, если бы за мной не шпионил мой пасынок, — прибавила она немного погодя.
— Твой пасынок! — рассердился Хольт. — Вечно он становится у меня на дороге, скотина этакая!
— Успокойся, — сказала она.
— По крайней мере не уезжай, пока нас не отправят на трудовую повинность, — взмолился он, — ты же видишь, как я одинок!
— Брось киснуть! У тебя для этого нет оснований! Когда на коротких волнах передали: «В Германском воздушном пространстве боевых соединений противника не обнаружено», Хольт лежал рядом с фрау Цише на кровати. Окна спальни были широко открыты. Он все еще пытался ее уговорить:
— А нет ли у тебя родственников, на которых ты могла бы сослаться?
— Нет, нет, об этом нечего и думать, мне самой ужасно жаль!
Хольту послышались шаги в коридоре. Но он, должно быть, ошибся!
— А если бы ты поехала вперед, — настаивал он, — а я потом к тебе присоединился? Уж это никому не бросится в глаза.
Но тут дверь отворилась, и на пороге спальни показался Цише — старший курсант Цише собственной персоной. На правой руке у него болталась каска. Хольт вздрогнул и накрыл фрау Цише одеялом.
— Ага!.. Ага!.. Ага!.. — только и мог произнести Цише, не успели они опомниться, а он уже исчез, как привидение. Дверь так и осталась настежь. Входную он за собой захлопнул.
— Свинья, подлая свинья! — в ярости бормотал Хольт, фрау Цише трясло от страха. Она была страшно бледна.
— Боже мой! Боже мой!.. — Хольт пытался ее успокоить, но она ничего не хотела слышать. — Я пропала, пропала… Он напишет отцу.
Эта перспектива испугала и Хольта. В голове его роились вялые, неповоротливые мысли. Как теперь быть? Надо обратиться к Гильберту, пусть Цише даст клятву, что никому не расскажет, подумал он сперва. И тут же отверг эту мысль. На Вольцова рассчитывать не приходится, а Цише скорее даст себя удавить, чем откажется от возможности погубить мачеху вместе с Хольтом. Хольт сидел на кровати, подтянув колени к подбородку, и думал: проклятие, этого еще не доставало!
Фрау Цише лежала пластом, не в силах пошевелиться. Она как-то сразу осунулась и постарела.
— Он меня прогонит, — шептала она, — он меня прогонит без всяких!
— Погоди огорчаться! — уговаривал ее Хольт. — Ничего он не узнает, об этом позабочусь я! — Он понятия не имел, как это сделать, но до позиции далеко, авось по дороге что-нибудь придет в голову. Он встал, собрал свои вещи и направился в ванную. Подставил голову под холодный кран. Фрау Цише последовала за ним. Несмотря на жару, ее знобило.
— Лишь бы он не написал отцу, — говорила она уже спокойнее. — Вернер, сделай с ним, что хочешь! Лишь бы он не написал отцу! Ты не знаешь старика Цише, он страшно самолюбив и мстителен.
Страх охватил Хольта. Он причесался, отбросил расческу и сказал:
— Там видно будет!
Он отправился на батарею. Конечно, ему и по дороге ничего не пришло в голову. Он думал: какое отчаянное легкомыслие! Этого нельзя было допустить! Попробую поговорить с Цише!
Вольцов сидел за столом и циркулем тыкал в карту. Гомулка углубился в какую-то книжку. Цише не было видно.
— Оставь его в покое, — сказал Гомулка. — Он отпросился домой на ночь и вдруг вернулся в растрепанных чувствах. На себя не похож. Сидит в столовой и что-то строчит.
Итак, Цише уже пишет. Хольт поспел вовремя! В пустынной столовой было полутемно. За стойкой на стуле дремал шеф-повар. Перед мутным от пыли оконцем сидел за столом Цише и что-то строчил. Увидев Хольта, он торопливо собрал в кучу разбросанные по столу бумаги. Хольт молча сел напротив. Лицо Цише, бледное как мел, все в красных пятнах, казалось сегодня особенно одутловатым, в глазах затаилась ненависть.
— Послушай, Цише! — обратился к нему Хольт.
— Уматывай. Вон отсюда! — огрызнулся Цише.
— Не кричи! — остановил его Хольт. Но Цише уже нельзя было удержать.
— Пошел вон, свинья! Нам с тобой говорить не о чем! Ты посягнул на честь моего отца!
— А громче не можешь? — спросил Хольт. — Погромче! Видишь, повару интересно!
Старший ефрейтор, дремавший за стойкой, проснулся как от толчка и обвел юношей бессмысленным взглядом. Потом встал, запер буфет и затопал к выходу.
— Мне нужно сказать тебе два слова, — примирительно начал Хольт. — Ты нечаянно увидел то, что тебе не следовало видеть. Мы с тобой слишком по-разному смотрим на многое, и долго говорить нам ни к чему. Но то, что ты сразу же, еще не остыв, садишься, чтобы выложить все своему старику, — это… это недостойно! Если ты чувствуешь себя оскорбленным и если у тебя в душе есть хоть капля мужества, сведи счеты со мной, а отца не трогай!
Хольт ухватился за эту мысль, как за некое избавление. Если бы Цише можно было заставить посмотреть на случившееся как на дело чести, многое было бы спасено.
— Брось заливать! — прошипел Цише. И сразу же перейдя на крик: — Так я тебе и позволю марать честь моего отца!.. Точка!.. Наконец-то я с тобой сведу счеты… за все — за все… с самого первого дня… за все твои фанаберии гнилого интеллигента… за твое моральное разложение, недостойное немца… Ты мне дорого за все заплатишь! — Он захлебнулся душившей его яростью. Хольт молчал, чувствуя себя беспомощным перед этим неистовым взрывом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики