науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лицо его под марлевой повязкой казалось землисто-серым, губы посинели, на лбу выступили капельки пота.
— Больно? — спросил Хольт.
— Почти что нет, — слабым голосом ответил Гомулка и вместе с Феттером скрылся в подвале.
На улице опять затараторил пулемет. Отстреливаясь, Вольцов крикнул:
— Да бей же, Вернер!
Кто-то проскочил через озаренное огнем пространство в темноту сада. Хольт расстрелял все патроны, наверху бушевало пламя, во двор с грохотом сыпались кирпичи, балки… Вольцов уже был возле него, он примкнул штык к карабину.
— Заряжай и бежим!
Они кинулись в подвал. Хольт взобрался на ящик и вылез в окно. Вольцов подал ему карабины. Они нырнули в кусты. Спасены! Хольт оглянулся. Пожар все разгорался, снопы пламени выбивались из окон и взмывали высоко над крышей.
Четверка друзей благополучно добралась до железнодорожной насыпи и пошла вдоль полотна к станции. Стрельба в городе мало-помалу затихла. Двигались они медленно, Гомулку приходилось поддерживать. Часам к двум утра наконец приблизились к станции, там все еще трещали выстрелы. Спрятавшись в лесу, в стороне от железной дороги, они ждали, пока не рассветет и не кончится перестрелка.
Остатки станционной охраны засели в будке блок-поста.
Вокруг стояла такая тишина, будто ночью ничего не произошло. Они явились к унтер-фельдмейстеру Ришке. Бледный, растерянный, он сидел на корточках в кругу своих бойцов.
Гомулка скоро оправился от шока. Он попросил Хольта переменить повязку. Пуля задела щеку, содрав полосу кожи наискось, до самой мочки уха; рана сильно кровоточила.
Вольцов и Феттер тем временем отправились с несколькими бойцами в город; покинутый жителями, он словно вымер. К десяти часам робко, разрозненными группками, к станции подошел лишившийся командира и сильно поредевший третий взвод. На обратном пути далеко за городом на него напали. Взводного командира убили. Отделения попрятались в лесах. Немного погодя на станцию явился Бем с личной охраной из пяти человек. Бойцы, дежурившие на мосту, тоже подверглись нападению. Бем взял на себя командование ротой и, пытаясь установить точную цифру потерь, носился взад и вперед с записной книжкой. Рота численностью в сто восемьдесят пять человек убавилась до ста тридцати одного.
Хольта пробирала дрожь при мысли о предстоящей ночи. Он лежал в хлебном амбаре; Вольцов слонялся по станции. Во второй половине дня он заявил:
— Когда стемнеет, они опять нам дадут жару. Но к вечеру в городок прибыла моторизованная часть CС.
Бойцы трудовой повинности столпились у грузовиков перед станцией. Феттер громко восхищался:
— Гляди-ка, какое у них классное оружие!
— Штурмовое, — сказал Вольцов, — новые автоматы образца сорок четвертого года.
— Эх, если бы нам такое, — воскликнул Феттер, — мы бы их сегодня ночью наверняка раздолбали!
Хольт безучастно слушал, сидя на бетонированной погрузочной площадке пакгауза. Если они опять налетят, мы еще потеряем полсотни людей. Завтра еще полсотни. И самое позднее послезавтра придет мой черед. Всего два дня… Бем приказал строиться. Бойцы взобрались на грузовики. А эсэсовцы, стоявшие с ружьями к ноге, остались.
Машины свернули в долину и понеслись по дороге вдоль берега бурного потока. Далекая орудийная стрельба, доносившаяся с самого утра из-за щр, все приближалась. К вечеру они добрались до деревни, лежавшей в глубокой котловине. Она была буквально забита эсэсовцами. Для ночлега отделению выделили покосившийся сарай. Наконец-то выдали горячую пищу и довольствие. В школе отделение потеряло все имущество. У Хольта сохранился только сухарный мешок, и он сунул в него полученные консервы и хлеб. Сигареты и табак подняли настроение. Хольт отвел Гомулку на перевязочный пункт. Осмотрев рану, санитар презрительно бросил:
— Вошь укусила, а ты шум подымаешь! Что у тебя было? Шок, говоришь, от этой царапины? Ну, ты мне не заливай!
На следующий день большая часть эсэсовцев ушла, остались только штабы и обоз. Бем выспался и развернул бурную деятельность. Из имущества эсэсовцев отделение получило кое-какое снаряжение взамен пропавшего — сухарные мешки, фляги, лопаты и плащ-палатки. В трех взводах, по четыре отделения каждый, осталось по сорок одному бойцу; командирами отделений назначили рядовых, командирами взводов — старослужащих оберформанов. Оставалось еще шесть человек, из них Бем решил создать «отдельную команду» и во главе ее поставить Вольцова. Вольцов отобрал себе Хольта, Феттера, Гомулку и еще двух бойцов. После обеда Вольцов принес водки. Алкоголь лишь ненадолго вернул Хольту силы и уверенность. Скоро им опять овладело гнетущее чувство одиночества и страха.
Бем всюду таскал за собой команду.
— Отдельная команда? Личная охрана ему нужна! — возмутился Хольт.
— Телохранители Адольфа Бема — вот мы кто! — воскликнул Феттер, на котором последние события, видимо, никак не отразились.
4
Рота получила новый приказ к выступлению. Вольцов рассказал:
— Сегодня ночью эсэсовцы захватили деревушку и важный перекресток и сразу двинулись дальше. Мы должны эту деревушку занять и охранять перекресток. Наконец-то ясное боевое задание; по крайней мере будешь знать, что делать!
По узким тропинкам и еле приметным охотничьим стежкам они все выше и выше взбирались на крутые горные склоны, поросшие девственным лесом. Бем ориентировался по карте. Одно отделение он выслал вперед как дозор, а рота, растянувшись длинной цепочкой, двигалась следом. По широкой, хорошо укатанной проезжей дороге они около полудня без особых происшествий, хоть и усталые от марша, достигли места назначения.
Перед ними открылась тянувшаяся с востока на запад зеленая долина километра в три шириной. Дорога выходила из лесу с юга, спускалась круто в долину, пересекала ее, затем снова карабкалась в лесистые горы, уходя на север. По долине с востока на запад через болотистые луга бежал ручей, по берегу его шла другая дорога, исчезавшая на западе за холмами. Вольцов окрестил ее нижней дорогой. Там, где обе дороги пересекались под прямым углом, виднелось с полдюжины домишек, а у самого ручья — два низеньких строения. Это и была вся деревня.
У подножья горы, на лугу, Бем приказал остановиться. Постепенно подтянулась вся рота. До перекрестка было с километр.
— Первый взвод, — скомандовал Бем, — окапывается здесь, по обе стороны дороги, фронтом на юг, к горам. Второй и третий взвод — на ремень! Шагом… марш!
Шагах в ста от перекрестка он опять велел остановиться.
— Третий взвод идет через перекресток и мост примерно на километр за деревушку и окапывается там фронтом на север, к горному склону. Третий взвод, выполняйте!
Он вытащил карту и стал совещаться с Ришкой.
Хольт огляделся. Луга были заболоченные. Н-да, здесь окапываться удовольствие ниже среднего, подумал он. Справа шагах в пятидесяти у дороги стоял дом, должно быть трактир. Слева Хольт увидел три одиноко стоящих крестьянских двора, нижнюю дорогу, за дорогой ручей, через который был перекинут низкий деревянный мост. Строения по ту сторону ручья, дом и сарай, очевидно, принадлежали лесопилке — так заключил Хольт по штабелям досок во дворе. К востоку от деревни ручей перегораживала запруда. Тут от ручья ответвлялся рукав, нырял под шоссе и, пройдя по участку лесопилки, снова с ним сливался. Справа, по нижней дороге, примерно в двухстах метрах от перекрестка, Хольт заметил еще один крестьянский двор, вернее его остатки, так как дом спалили дотла.
Оба унтер-фельдмейстера все еще совещались. Вольцов бесцеремонно подошел. Команда потянулась за ним и столпилась вокруг начальства.
— Хорошо, — сказал наконец Бем, — второй взвод расквартируется в деревне.
Вольцов, вытянув руки по швам, спросил:
— Почему первый и третий взвод окапываются в километре от деревушки? Не следовало бы зря дробить силы!
— Не рассуждать, болван! — рявкнул взбешенный Бем. — Как вы смеете лезть не в свое дело?
Вольцов что-то очень долго поправлял каску. Бем закричал:
— Второй взвод, как приказано, в деревню, в резерв! Первый и третий останутся там, где окопались, — в открытом поле у нас над этими бандитами преимущество, я больше не дам себя втянуть в уличные бои. Выставлю на нижней дороге парных часовых, а вы, болван разэдакий, с вашей командой будете стоять в карауле, пока у вас кишки из задницы не вылезут! — Доругивался он уже с меньшей яростью, гнев его улегся. — Составить винтовки! Можно курить! — Бем развалился на траве и отстегнул флягу. — Вольцов! Отдельной команде подыскать квартиры!
Они зашагали по пыльной дороге.
— Посмотри-ка! — сказал Вольцов и указал рукой вправо. Возле стены трактира, у самой дороги, лежала серая груда окоченевших трупов. — Должно быть, эсэсовцы пленных расстреляли! — и через плечо бросил: — Феттер, осмотри-ка три крестьянских двора слева!
Постояв на перекрестке, Вольцов, Хольт и Гомулка направились через мост к лесопилке. Хольт пошел за Вольповом в дом. Гомулка распахнул дверь в мастерскую. В комнатах все стены были изрешечены пулями. Вольцов затопал по лестнице на второй этаж. Хольт под разбитым окном увидел труп с раздробленным лицом и выбежал на волю.
В тот же миг из двери мастерской, находившейся всего в нескольких шагах от жилого дома, вышел Гомулка, нет, не вышел, а вывалился. Он вцепился в дверную ручку и потому невольно притворил за собой дверь, затем бессильно прислонился к стене. Лицо его было иззелена-желтым. Его всего скрючило, он закрыл глаза ладонями.
— Зепп! — испуганно вскрикнул Хольт. Гомулка опустил руки и застонал. Взглянул на Хольта. В глазах у него застыл ужас.
— Не ходи туда! — прохрипел он. — Ради бога, не ходи! — И снова прижал ладони к глазам.
Хольт растерялся. Предчувствие чего-то до жути страшного сдавило ему горло.
Гомулка глухо проговорил:
— А впрочем… иди… Ступай же!
Хольт снял карабин с плеча, но потом снопа взял на ремень, вытащил парабеллум и поставил на боевой взвод. Распахнул дверь. Перед ним был узкий коридор. Он вошел. Дверь за ним закрылась. Осторожно заглянул в контору. Никого. Наконец вошел в мастерскую.
Прошло несколько секунд, прежде чем глаза его свыклись с темнотой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики