науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эти люди продолжали говорить о том, какое громадное удовлетворение они и
спытают после казни, и когда я пытался расспрашивать их, они лишь отмахив
ались, предлагая мне умолкнуть, выпить вина и не терзать себя.
Меня ужасало, что они совершенно игнорируют меня, подобно каким-нибудь с
уществам из сна, которые не слышат наших криков. Тем не менее я настаивал н
а том, что у них нет доказательств ночных полетов Деборы, участия ее в шаба
шах, сношений с демонами и всех прочих глупостей, за которые людей обычно
отправляют на костер. Что касается целительства, каковым она занималась
, это не более чем знахарское искусство, и зачем вменять его в вину? Пресло
вутая кукла могла быть не более чем инструментом, которым Дебора пользов
алась при лечении.
Все было напрасно!
До чего же веселыми и спокойными были эти люди, пировавшие за столом, прин
адлежавшим Деборе, пользовавшиеся ее серебряной посудой, тогда как сама
Дебора находилась в убогой тюремной камере.
Наконец я стал просить, чтобы ей позволили принять смерть через удушение
, прежде чем ее сожгут.
Ч Многие ли из вас своими глазами видели, как человек сгорает заживо в ог
не? Ч спрашивал я.
Но мои слова были встречены с явным недовольством.
Ч Эта ведьма не раскаялась, Ч сказала графиня де Шамийяр, единственная
из всех казавшаяся трезвой и даже слегка испуганной.
Ч Да и много ли ей страдать? Всего лишь четверть часа, не более, Ч возрази
л инквизитор, вытирая рот грязной салфеткой. Ч Что эти минуты в сравнени
и с вечным адским пламенем?
Итак, я покинул это сборище и вновь оказался на забитой народом площади, г
де у небольших костров шло пьяное веселье. Я стоял, глядя на приготовленн
ый для сожжения Деборы костер и высившийся над ним столб с железными кан
далами. Потом перевел взгляд влево, на тройные арки церковных дверей, укр
ашенных грубой резьбой минувших веков, изображавшей исчадий ада, вверга
емых в пламя святым архангелом Михаилом. Его трезубец пронзал брюхо чудо
вища.
Когда я глядел на эту убогую резьбу, освещаемую отблесками костров, в мои
х ушах звенели слова инквизитора: “Да и много ли ей страдать? Всего лишь че
тверть часа, не более... Что эти минуты в сравнении с вечным адским пламене
м?”
Ах, Дебора! Ты никогда и никому не причинила намеренного вреда, исцеляя са
мых бедных и самых богатых. Как же легкомысленна ты была!
И где же был ее мстительный дух, ее Лэшер, который решил избавить ее от гор
я и погубил ее мужа, но не уберег Дебору от застенка? Был ли он сейчас с нею,
как она говорила? Но почему-то не его имя срывалось с ее губ во время пыток.
Дебора повторяла мое имя и имя ее старого доброго мужа Роэланта.
Стефан, я написал это длинное письмо не только для наших архивов, но в равн
ой степени затем, чтобы не сойти с ума. Сейчас я чувствую, что изможден. Я уж
е собрал свои вещи и готов покинуть этот город, как только увижу конец сто
ль горестной истории. Это письмо я запечатаю и положу в свою сумку, снабди
в традиционной запиской, что в случае моей смерти того, кто доставит пись
мо в Амстердам, будет ждать вознаграждение... ну и все прочее.
Я не знаю, что ждет меня впереди. Если к вечеру завтрашнего дня я окажусь г
де-нибудь в другом месте, то продолжу описание этой трагедии в следующем
письме.
Сквозь окна в комнату уже льется солнечный свет. Я молюсь о том, чтобы Дебо
ре каким-либо образом удалось спастись, но я знаю, что подобное невозможн
о. Стефан, я вызвал бы ее дьявола, если бы знал, что он меня услышит. Я попыта
лся бы заставить его совершить какой-нибудь отчаянный поступок. Однако я
знаю, что не обладаю такой силой, и потому просто жду.
Преданный тебе в деле Таламаски
Петир ван Абель, Монклев,
день святого Михаила, 1689.

Майкл дочитал первую часть расшифрованных записей. Он достал из конверт
а вторую и долго сидел, положив руки на листы и глупо молясь о том, чтобы Де
бора каким-то образом избегла сожжения.
Потом, не в состоянии более сидеть неподвижно, он схватил трубку, позвони
л телефонистке и попросил соединить с Эроном.
Ч Эрон, скажите, та картина, написанная Рембрандтом, до сих пор находится
у вас в Амстердаме?
Ч Да, Майкл. Она по-прежнему висит в тамошней Обители. Я уже попросил, чтоб
ы из архивов прислали ее фотокопию. Но на этого потребуется некоторое вр
емя.
Ч Вы знаете, Эрон, это и есть та темноволосая женщина! Это она. А изумруд Ч
должно быть, это тот самый камень, который я видел. Могу поклясться, что я з
наю Дебору. Это наверняка она приходила ко мне, и у нее на шее висел изумру
д. И Лэшер... это его имя я произнес, когда открыл глаза на яхте.
Ч Бы действительно это помните?
Ч Нет, но я уверен. И еще...
Ч Майкл, постарайтесь воздержаться от истолкований и анализа. Продолжа
йте чтение. У вас не слишком много времени.
Ч Мне нужны ручка и бумага, чтобы делать заметки.
Ч На самом деле вам нужна записная книжка, куда вы сможете записывать вс
е ваши мысли и все, что вспомните относительно ваших видений.
Ч Верно. Жаль, что до сих пор я до этого не додумался.
Ч Вам принесут записную книжку. Разрешите дать вам совет: когда вам захо
чется что-то отметить, делайте это в виде свободных дневниковых записей.
Но прошу вас, продолжайте чтение. Вскоре вам принесут еще кофе. Если что-ли
бо понадобится, звоните.
Ч Пока достаточно. Эрон, здесь так много всего...
Ч Понимаю, Майкл. Постарайтесь оставаться спокойным. Просто читайте.
Майкл повесил трубку, закурил сигарету, выпил еще немного остывшего кофе
и уперся глазами в обложку второй папки.
Едва раздался стук, он подошел к двери.
На пороге стояла та самая миловидная женщина, которую он встретил в кори
доре. Она принесла свежий кофе, несколько ручек и добротную записную кни
жку в кожаном переплете, листы который, были ослепительно белыми и разли
нованными. Женщина поставила поднос на письменный стол, забрала пустой к
офейник и тихо ушла.
Майкл вновь остался один. Он налил себе чашку свежего черного кофе, сразу
же открыл записную книжку, поставил дату и сделал первую запись:
“Прочитав первую папку, я понял, что Дебора и есть та самая женщина, котору
ю я видел в своих видениях. Я знаю ее. Я знаю ее лицо и ее характер. Если пост
араюсь, я способен услышать ее голос.
У меня есть сильные основания предполагать, что слово, которое я произне
с после того, как Роуан привела меня в чувство, было "Лэшер". Но Эрон прав. На
самом деле я этого не помню. Я это просто знаю.
Разумеется, сила моих рук связана со всей этой историей. Но какого исполь
зования этой силы от меня ждут?
Явно не касания руками всего подряд, что я делал, до сих пор. Мне нужно косн
уться чего-то особого...
Сейчас еще слишком рано делать какие-либо выводы...
“Если бы я мог потрогать что-либо из вещей, принадлежавших Деборе, Ч поду
мал Майкл. Ч Но от нее ничего не осталось, иначе Эрон, конечно, послал бы за
ними”. Майкл внимательно рассмотрел фотокопии писем Петира ван Абеля. Но
это были, всего лишь фотокопии, бесполезные для его беспокойных рук.
Майкл задумался, если, конечно, хаос в его голове можно было назвать мысль
ю, а потом набросал в книжке рисунок кулона, поместив в центре прямоуголь
ный изумруд, добавив оправу и золотую цепь. Он нарисовал это так, как делал
архитектурные наброски: четкими, прямыми линиями с легкой растушевкой д
еталей.
Майкл осмотрел сделанный набросок, нервно перебирая пальцами левой рук
и свои волосы, затем сжал пальцы в кулак и опустил руку на стол. Рисунок ем
у не понравился, и Майкл уже было намеревался зачиркать изображение куло
на, но затем он раскрыл вторую папку и начал читать.

2

ДОСЬЕ МЭЙ
ФЕЙРСКИХ ВЕДЬМ
Часть II

Марсель, Франция
4 октября 1689 г.

Дорогой Стефан!
Теперь я нахожусь в Марселе. Путешест
вие из Монклева сюда заняло несколько дней, в течение которых я отдохнул
в Сен-Реми и оттуда двинулся совсем неспешно по причине моего поврежденн
ого плеча и израненной души.
Я уже получил деньги от нашего здешнего агента и отправлю это письмо не п
озднее чем через час после его написания. Так что ты получишь его вслед за
предыдущим, которое я отослал вчерашним вечером, прибыв сюда.
Сердце мое болит, Стефан. Удобства здешней большой и пристойной гостиниц
ы почти ничего не значат для меня, хотя я рад оказаться после провинциаль
ных городишек в большом городе, где я не могу не чувствовать покоя и относ
ительной безопасности.
Если в Марселе и стало известно о событиях в Монклеве, я пока об этом не сл
ышал. И поскольку при подъезде к Сен-Реми я сменил мое церковное одеяние н
а наряд голландского состоятельного путешественника, то не думаю, что ко
му-нибудь придет в голову расспрашиваться о тех событиях, случившихся да
леко отсюда. С какой стати мне знать о них?
Я вновь пишу, дабы не только отправить тебе отчет, что обязан делать, но и и
збегнуть помешательства. Итак, продолжаю свое повествование.
Казнь Деборы начиналась так, как многие подобные казни. Едва взошло солн
це, на площади, у дверей собора Сен-Мишель собрался весь город. Виноторгов
цы спешили заработать. Старая графиня, одетая в черное, появилась с двумя
дрожащими внуками. Оба мальчика были темноволосыми и смуглолицыми. На ни
х лежала печать испанской крови, но рост и тонкость костей были унаследо
ваны ими от матери. Дети были сильно испуганы, когда их вели на самый верх
скамеек для зрителей, находящихся возле тюрьмы и обращенных прямо к кост
ру.
Мне показалось, что младший, Кретьен, начал плакать и цепляться за свою ба
бушку. В толпе пронеслись возгласы: “Кретьен! Посмотрите на Кретьена!” Ко
гда мальчик садился на скамью, у него дрожали губы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики