ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

У Джеймса опустились руки. Она была точно такой же, как в тот день, когда он увидел ее впервые, - ни гнева, ни обиды... ничего.
- Милая, поверь, я нисколько не сержусь на тебя... да что там, я готов удушить себя голыми руками за ту боль, что причинил тебе. Ты тут ни при чем, поверь. Все дело во мне. Когда ты ласкала меня, это было...
- Мне нужно домой, - перебила Элизабет, - нужно. Сейчас!
- Сейчас, Бет, подожди. - Руки его тряслись от желания прижать ее к себе, утешить, как обиженного ребенка. «Она должна выслушать меня», - подумал Джеймс.
- Нет. Я и так потеряла весь день. И теперь не намерена ждать ни единой минуты.
- Но я хочу извиниться! - Да что с ней такое, черт возьми?! Насколько он знал женщин, все они обожали, когда мужчины униженно посыпали себе голову пеплом. Мэгги была прямо-таки помешана на этом. - И ты называешь это «терять время»?
- Мужу нет нужды извиняться! - с горечью возразила она. - Да и к чему? Ведь он глава семьи, так?
Стало быть, на все Божья и его воля! А теперь мне надо домой, готовить ужин. - И Элизабет торопливо зашагала вперед, оставив совершенно ошеломленного Джеймса растерянно смотреть ей вслед.
В этот вечер Элизабет поднялась к себе раньше обычного, едва управившись с посудой. Она не солгала Джеймсу, сказав, что смертельно устала.
И сейчас Элизабет мечтала только об одном: забыться сном. Она едва не сошла с ума, весь день ломая себе голову, пытаясь понять, что же произошло. Имя. Имя, которое выкрикнул Джеймс...
Мэгги.
Когда оно сорвалось с его губ, он все еще был внутри ее. И прозвучавшая в его крике боль сказала ей больше, чем любые слова.
Ей следует быть очень осторожной, чтобы это не повторилось. А все из-за того, что она коснулась его, и не важно, что по неведению. Происшедшее затем Элизабет могла и понять, и простить, она ведь и сама немало выстрадала.
Да, хороший урок для нее, Элизабет никогда его не забудет.
В эту ночь Джеймс даже не пытался прикоснуться к ней. На сердце у него было тяжело. К тому же его ласки сейчас наверняка будут ей просто противны. Весь вечер его терзали угрызения совести. «Как же я виноват перед ней!» - с горечью думал Джеймс.
Украдкой покосившись на лежавшую в постели Элизабет, он вдруг поразился ее молодости. Семнадцать! Ей всего лишь семнадцать! Она всегда казалась такой разумной, что он почему-то забыл об этом. А она ведь совсем ребенок, несмотря на весь тот ужас, который ей пришлось пережить. Сам-то он старше ее почти на десять лет!
«Элизабет, моя маленькая жена! Что я наделал?! Простишь ли ты меня когда-нибудь?»
Он вспомнил, как обещал, что будет заботиться о ней, о том, что она никогда не пожалеет, что стала его женой. И тут же в его памяти всплыли те клятвы, что он так недавно давал Мэгги, - что будет вечно любить ее и хранить в сердце ее образ. Но Мэгги больше нет. Она умерла. А рядом с ним, в постели, Элизабет, теплая, живая.
Подумать только, в первый раз она решилась коснуться его и что же получила в ответ?! Ему еще очень повезет, если она согласится снова принять его. Что ж, подумал Джеймс, если понадобится, он сделает все, чтобы завоевать ее снова. Как Бог свят, сделает!
Погасив лампу, он забрался в постель и осторожно коснулся ее.
- Милая, - тихо прошептал он, чувствуя, как Элизабет вся сжалась, - я только обниму тебя, и все.
Повисло тягостное молчание. В тишине раздавалось лишь тяжелое дыхание обоих.
Наконец Джеймс, обняв жену за талию, крепко прижал ее к себе и только сейчас почувствовал, что тело ее холодное как лед. Почти накрыв ее собой, он отчаянно надеялся ее согреть.
- Ты, конечно же, считаешь, что муж не должен извиняться, - начал вдруг он, - но раз он виноват и сам все понимает, думаю, это будет только справедливо. И я хочу, чтобы ты знала, Элизабет, мне и правда ужасно стыдно за то, что произошло. Такое никогда больше не случится. Никогда, клянусь тебе! - Она не ответила. - Ты меня слышишь, Элизабет?
- Да, Джеймс.
Привычный ответ нисколько его не успокоил, и Джеймс крепче прижал жену к себе, снова и снова повторяя, что через несколько дней все образуется.
Глава 10
С того самого дня они стали отдаляться друг от друга. И все это время Элизабет трудилась как одержимая.
Никогда еще дом не блистал такой чистотой, и никогда еще Джеймс не чувствовал себя таким умиротворенным. Он, в свою очередь, старался не надоедать ей. Даже во время ужина, сидя напротив Элизабет, не пытался втянуть ее в разговор. Сидя каждый на своем конце стола, оба молча ели, не поднимая глаз от тарелок.
По вечерам все как будто осталось по-прежнему: Джеймс либо возился со счетами, либо читал ей вслух, пока она шила или штопала. Тем не менее он все чаще и чаще поднимался к себе в кабинет: ему казалось, что Элизабет его избегает, и он охотно шел ей навстречу. Пройдет время, и все уладится, думал Джеймс.
Только в постели у него не хватало ни сил, ни решимости сдерживаться - Джеймс по-прежнему сгорал от желания. Не проходило и ночи, чтобы он не овладевал ею. Сказать по правде, его страсть к жене с того самого дня стала еще сильнее, но он не мог не заметить, что Элизабет больше не делает попыток ответить на его ласки.
Прошло уже около двух недель, и вот в понедельник Джеймс сообщил, что едет в город - повидать своего адвоката.
- Мне бы хотелось, чтобы ты поехала со мной, Бет. Походишь по магазинам. А потом пообедаем в отеле.
- Мне и вправду нужно кое-что купить, - кивнула она, - только пообедаем мы дома. Нечего тратить деньги, когда дома полным-полно всего.
Джеймс подавил вздох.
- Что в этом дурного? К тому же я давным-давно не обедал в ресторане! - Он окинул ее задумчивым взглядом. - Да и тебя никуда не брал с тех самых пор, как мы поженились.
- В этих самых ресторанах только одни траты! - с ханжеским видом проворчала Элизабет. - Да и покупать мне особенно нечего. Лучше поезжай один, а когда вернешься, обед будет на столе.
- Ну ладно. Раз уж ты так настроена, Бог с ним, с рестораном, - раздраженно буркнул Джеймс, гадая, чем бы порадовать эту непостижимую женщину. - Но я хочу, чтобы ты была со мной, так что будь любезна, ступай надень шляпу.
«Как странно! - удивился Джеймс всего пару часов спустя. - С тех пор, как я стал женатым человеком, мне вдруг стало нравиться то, о чем я раньше и не задумывался». Например, смотреть, как жена ходит от прилавка к прилавку и делает покупки. Он мог бы поклясться, что ни одна женщина в мире не делает это так, как его Бет.
Мэгги - та обожала бродить по магазинам, причем с таким видом, будто деньги для нее ничего не значат. Почему-то Джеймса это приводило в бешенство.
Другие женщины словно выполняли тяжелую обязанность, такая скука была написана у них на лицах. Кое-кто откровенно развлекался. И только Бет занималась покупками с пылом и расчетливостью настоящего знатока.
Не умея читать, она то щупала товары, то нюхала, а порой и пробовала на вкус.
Одежда, пряжа, продукты, лекарства... И хотя Элизабет старательно напускала на себя важный вид, попадая впросак, она пугалась и тогда напоминала посмеивавшемуся Джеймсу взъерошенного котенка. Вот и сейчас, приподняв крышку темно-синей коробки, она сунула туда нос и вдохнула прежде, чем Джеймс успел оттащить ее в сторону. К несчастью, там были соли для ванны, и Элизабет расчихалась до слез.
Глядя на нее, он едва удерживался от смеха. Она настолько серьезно воспринимала поход в магазин, будто непредвиденная покупка могла их разорить.
Так, теперь Элизабет с озабоченным лицом пробовала на ощупь ткань.
- Это просто безумие, мистер Симонсон, как дорого! - вздохнула она.
И пусть она не могла читать, но отличить хорошую вещь от плохой - тут Элизабет заткнула бы за пояс любого.
Бен Симонсон обошел вокруг прилавка и направился к ней.
- В чем дело, миссис Кэган?
- По-моему, вы что-то напутали с ценой. Вот, смотрите, - она указала на один отрез, - идет по цене восемь пенсов за ярд, а этот, - она сунула ему под нос другой - по шесть. Но последний куда тяжелее и, следовательно, должен стоить дороже. А тот, который тоньше, дешевле, стало быть, по шесть пенсов.
Самолично пощупав обе ткани, мистер Симонсон был вынужден согласиться с Элизабет, а потом и признать, что ярлычки с ценой явно перепутаны.
- Прошу прощения, миссис Кэган. Если бы не вы, нам потом пришлось бы иметь дело с дюжиной разъяренных покупательниц.
- Ничего страшного, - успокоила его Элизабет. - Так я возьму шесть ярдов этого, тонкого.
Тут уж вмешался Джеймс:
- Отрежьте того, Бен, что подороже. Если, конечно, у вас нет чего-нибудь получше.
- У нас есть батист высшего качества, сэр, по двенадцати центов за ярд.
- Вот его и отрежьте.
- Джеймс! - взвизгнула Элизабет, как только мистер Симонсон отошел. - Ты с ума сошел!
- Решать мне, милая! - с улыбкой ответил тот. - Ты не забыла купить мыло?
Элизабет покраснела. По поводу мыла им так и не удалось достигнуть согласия.
Элизабет настаивала на том, что сделает его сама, а Джеймс категорически возражал, говоря, что у них хватит денег на такую роскошь, как душистое мыло.
- И захвати еще шесть кусков мыла, Бен, хорошо? Элизабет пришла в такую ярость, что даже не удостоила его взглядом. Впрочем, Джеймса такие мелочи не волновали. Он уже привык.
- Что-нибудь еще, Бет?
- Три ярда марли, - сквозь зубы процедила она.
- И три ярда марли, слышишь, Бен? - повторил Джеймс и, подхватив жену под локоток, повел ее к двери. - Мы заберем все на обратном пути.
Стоило им оказаться на улице, как Элизабет возмущенно вырвалась.
- Двенадцать центов за ярд! - воскликнула она. - Да за такие деньги можно было купить вдвое больше ткани!
- Элизабет, - примирительно сказал Джеймс, положив руки ей на плечи, - когда ты наконец поймешь, что мы в состоянии купить все, что нам нравится? Я знаю, ты выросла в бедности, но теперь-то все в прошлом. И не надо скупердяйничать, будто у тебя нет ни гроша за душой!
- Но тот, за шесть центов, был вполне приличный, - горестно вздохнула она. - И зачем швырять на ветер такую прорву денег, ума не приложу?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики