ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мэгги сегодня выглядит прелестно, рассеянно отметил про себя Джеймс, и все же ее красота меркнет рядом с Элизабет - восхитительным видением, будто созданным из вишен и взбитых сливок Ее иссиня-черные локоны сверкали в свете люстр во время танца.
Джеймс глаз с нее не сводил. Удивительно, как же она изменилась! И что особенно удручало Джеймса - так это то, что столь чудесное превращение произошло благодаря Натану. Казалось, невзрачная куколка дала жизнь великолепной, яркой бабочке. Кто бы сейчас мог представить ее в Лос-Роблес - копающейся в саду или хлопотливо снующей по дому с грязным бельем?! К тому же его Элизабет никогда бы не стала одеваться, как эта очаровательная незнакомка!
Раньше, будучи его женой, она и танцевать-то не умела. В тот единственный раз, когда еще Джонни был жив, ему стоило неимоверных трудов хотя бы уговорить ее посмотреть на танцы! Сколько было уговоров, сколько просьб, и наконец она просто подчинилась, нисколько не скрывая, что делает ему одолжение. А сейчас, глядя, как Элизабет вальсирует в объятиях Ната, можно было подумать, что она танцует всю жизнь!
В этот год в декабре было холоднее, чем всегда: постоянно моросил холодный дождь, и на землю опускался мерзкий туман. Нынешний день не был исключением. Стоял такой холод, что изо рта у Джеймса, выглянувшего на крыльцо, вырвалось облачко белого пара. Он медленно побрел к качелям, довольный, что из бального зала их не видно. К тому же дом загораживали громады старых дубов, в клубах пара похожих на гигантские привидения. Усевшись на качели, Джеймс вдруг вспомнил, что почти год назад на этом же самом месте увидел на качелях жену, а рядом с ней - своего лучшего друга.
Казалось, Натан услышал его мысли - не прошло и нескольких минут, как его рослая фигура вынырнула из тумана.
- Джим, ты? - Я.
Звук шагов на мгновение смолк. Потом Натан неторопливо двинулся к Кэгану. Подойдя ближе, он заглянул Джеймсу в глаза, и тому опять показалось, что друг читает его мысли.
- Да, много времени прошло, - кивнул он. Сердце Джеймса внезапно сжалось.
«Двадцать лет, - с тоской подумал он, - двадцать лет он был мне другом». Но теперь Ната было не узнать - перед Джеймсом стоял настоящий джентльмен, элегантный, впрочем, как и положено мужчине, который стремится понравиться любимой женщине.
- Ты был единственным, кому я верил, - одними губами произнес Джеймс, - единственным, будь я проклят, кому я верил в этом Богом проклятом мире!
Брови Натана сошлись к переносице. Судя по всему, он не понял.
- Джим...
И тут, совершенно неожиданно для себя, Джеймс потерял голову. У него и в мыслях не было драться с Натаном, и вдруг какая-то пелена застлала ему глаза, а в следующую минуту он уже стоял над распростертым на земле телом друга, растерянно потирая костяшки пальцев.
- Проклятие! Джим!
Натан молниеносно вскочил на ноги и, неуловимым движением перебросив Джеймса через себя, навалился сверху. С проклятиями они покатились по земле, разбрызгивая жидкую грязь и молотя друг друга кулаками, пока наконец Джеймсу не удалось прижать Натана к земле.
- Поклянись, что не трогал ее! - прохрипел он прямо в лицо сопернику. - Поклянись, что между вами ничего не было! Что когда я приходил домой и вы сидели вдвоем, смеялись и болтали, ты ее не соблазнял! Клянись, я сказал!
- Я и пальцем ее не касался! - со злостью прорычал Натан. - И ты прекрасно это знаешь! Будь ты проклят, Джеймс, и как только у тебя язык поворачивается?!
- А откуда мне знать?! Откуда?! Ты, черт возьми, вечно отирался возле нее, возил подарки, торчал рядом с ней на кухне, а потом? Чем еще ты занимался с моей женой, когда меня не было дома?!
Оскорбление, казалось, вдохнуло в Натана новые силы. Он отшвырнул Джеймса как пушинку, а потом, схватив за плечи, с такой силой заехал ему в челюсть, что у того зашумело в голове.
- Проклятый идиот! Придержи свой грязный язык! - взорвался он. Совершенно обалдевший от удара Джеймс растерянно замотал головой. - Думаешь, если сам не в состоянии не лапать порядочных женщин, то и все такие?! Ну что ж, Джим Кэган, тогда послушай - я люблю Элизабет, люблю с того самого дня, как ты впервые привез ее в Колд-Спрингс, и любил ее все то время, пока она была твоей женой, но никогда... слышишь? Никогда я и словом не обмолвился о своих чувствах! И будь я проклят, если хоть раз взглянул на нее не как на жену своего лучшего друга!
Весь этот месяц Джеймса снедала ревность, он то и дело вспоминал, как, возвращаясь домой, заставал их вместе. Каждый день, каждую ночь Джеймс воскрешал в памяти их болтовню и взгляды и будто бы снова и снова слышал их смех. Закипевшая в нем ярость придала ему сил. Натан резко отлетел в сторону.
- Элизабет была моей женой! - зарычал Джеймс. - Моей женой! Я доверял тебе, а ты все это время мечтал заполучить ее для себя! - С силой вцепившись в воротник Натана, он рванул его к себе, так что они едва не стукнулись лбами. - Поклянись, что это не так! - простонал он. - Умоляю тебя, Нат скажи, что, пока мы были вместе, ты не пытался затащить ее в постель!
Натан, однако же, молчал.
- О Боже! - Джеймс бессильно опустил руки. - Джим, послушай меня, пожалуйста!
Но тот лишь молча отвернулся. В висках у него стучало. «Боже, - думал Джеймс, - если нельзя доверять другу, доверять жене, что тогда?!» Ничего... ничего...
- Джим, Джим. - Натан осторожно тронул его за плечо, но Джеймс молча отшвырнул его руку в сторону, будто само прикосновение друга было ему омерзительно. - И не смей меня винить! - тотчас гневно рявкнул Натан. - Ты-то ведь никогда не любил ее, верно? Сам мне сказал... в первый же раз, как приехал с ней в Колд-Спрингс! Она для тебя всегда была как прислуга! - Джеймс тут же напрягся, но Натан его не отпустил. - Мы оба знаем, что это правда. Думаешь, легко мне было сидеть и смотреть, как ты унижаешь женщину, о которой я мечтал день и ночь?! Да еще когда сама она готова была целовать землю у тебя под ногами? Господи, да ведь Элизабет только что из кожи вон не лезла, чтобы ты был счастлив!
- Неправда, неправда... не смей так говорить!»
- Оставь, Джим, - вздохнул Натан, - не лги - ни мне, ни себе. Я ведь не по собственной воле влюбился в Элизабет, просто так уж вышло. И ты прекрасно знаешь - я никогда не делал за твоей спиной ничего такого, за что мне пришлось бы краснеть! Ведь знаешь, правда?
Да, несмотря на весь свой гнев, на ревность и обиду, Джеймс был уверен в этом.
- Да, - выдохнул он, закрыв глаза и не замечая, что пальцы Натана, будто стальные наручники, впились ему в тело.
- Проклятие, ты знаешь и то, что Элизабет ушла от тебя вовсе не ко мне! Да, я ее любил, не стану отрицать. Но ушла она вовсе не из-за меня. Ты сам заставил ее уйти, Джим! Так что вини во всем одного себя!
Джеймс задумчиво покачал головой.
- Она любила тебя, - продолжал Натан, снова тряхнув Джеймса. - И до сих пор любит! Только ведь ты, идиот проклятый, все равно мне не веришь! Думаю, она будет любить тебя всю жизнь.
Джеймс опять покачал головой:
- Все равно...
- Похоже, тебе и впрямь все равно. Почему ты позволил ей уйти?! Как ты мог?! Мэгги - славная девчонка, и я чертовски рад, что она жива, но так из-за нее страдать?!
- Я всегда любил Мэгги, - тупо пробормотал Джеймс. - И всегда мечтал на ней жениться.
- Да, - пожав плечами, буркнул Натан, - воображал себя одним из трех мушкетеров! Болван несчастный!
Теперь оба, слегка покачиваясь, едва ли не касались лбами друг друга.
- Хорошо, что ты ее любишь, - выдавил наконец Джеймс. - Слава Богу, она не будет одинока. И станет тебе прекрасной женой.
- Давай останемся друзьями, Джим. Мы оба, и я, и Элизабет, хотим этого. Может быть, я хочу слишком многого... Знаю, тебе будет нелегко.
Внезапно Джеймс пришел в себя и громко рассмеялся.
- Ничто не помешает нам остаться друзьями, Нат. Только смерть! Но ты размечтался! Я вовсе не собираюсь крестить твоих ребятишек, как ты крестил Джона Мэтью! И на свадьбу к тебе не приду!
- Знаю. Я и не надеялся, не рассчитывал, что ты позовешь нас к себе или сам вдруг решишь заглянуть к нам. Все равно... просто считай и дальше меня своим другом.
- Конечно. К тому же слишком поздно уже что-то менять. Натан молча кивнул.
Наступила тишина. Вдруг Джеймс поднял голову.
- Бет не так-то просто любить. Она не из тех, кому явно нужен мужчина. Если ты любишь ее, тебе придется принимать ее такой, какая она есть. И не пытайся переделать ее, Нат.
- Зачем? Я и так люблю ее.
- Хорошо... это хорошо. Насколько же ты лучше меня, дружище! - Из груди Джеймса вырвался тяжелый вздох. - Послушай, Нат, мне бы хотелось помириться с Бет. Я виноват перед ней, очень виноват. Мне бы хотелось извиниться.
- Чего же ты хочешь от меня?
- Сам не знаю. - Джеймс устало опустил голову. - Просто хотел, чтобы все уладилось, чтобы никто ни на кого не держал обид. Элизабет ведь как-никак была моей женой. У нас был сын, и я бы не хотел, чтобы потом, увидев меня, она переходила на другую сторону улицы.
- Что ж, это справедливо, - кивнул Натан.
- Спасибо. - Подняв руку, Джеймс осторожно коснулся разбитого лица. - Проклятие! Похоже, ты сломал мне челюсть!
- Наверняка, - буркнул Натан. - Ты и не того еще заслуживаешь за то, что затеял эту дурацкую драку. Впрочем, - подмигнул он, - оба мы хороши! Как думаешь, впустят нас обратно?
- Не знаю. Вид у нас обоих - ого-го! Во всяком случае, за эти брюки тебе влетит от Элизабет будь здоров, так что готовься!
- Да уж, - подтвердил Натан, сокрушенно разглядывая перепачканные грязью брюки. - Да и Мэгги, держу пари, вытряхнет из тебя душу за то, что испачкал свой элегантный костюм! Небось сама же и выбирала, верно?
Друзья медленно двинулись к дому.
- Сам же знаешь, - проворчал Джеймс. - Я напялил все это только лишь для того, чтобы она утихомирилась! Да что ты, женщин не знаешь, что ли?
- Да уж. А Мэгги в особенности!
- Да? Ну-ну, посмотрим, как тебя встретит Бет, тогда и поговорим! Бьюсь об заклад, по сравнению с ней Мэгги покажется тебе сущей овечкой!
- Джим Кэган! Ты здесь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики