ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Глядя на них, Эмма забыла свои тревоги.— Здесь, должно быть, по одной для каждого ангела на небе, — выдохнула она.Стивен, расстилавший одеяло на траве, подошел и стал за ней. Его руки легко легли ей на плечи, и он наклонился, чтобы поцеловать ее затылок нежнейшим поцелуем.— Сегодня они все принадлежат только одному ангелу — тебе.Она обернулась, и его руки скользнули на ее талию. Он отшвырнул шляпу на одеяло. На блестящих каштановых волосах остался отпечаток от шляпы, и Эмма не смогла преодолеть искушение и не коснуться примятых волос пальцем.— Зачем ты должен был появиться в Витнивилле и подорваться? — тихо спросила она. — До встречи с тобой жизнь казалась такой простой — я думала, что все понимаю.Его губ коснулась улыбка.— А теперь?— Я в растерянности, Стивен. Месяцами я проводила время с одним мужчиной, а сейчас я здесь, стою среди моря маргариток с другим.Он провел ртом по ее губам.— Если это поможет вам, мисс Эмма, я так же одурманен, как и вы. Несколько недель назад я хотел только продолжать побег. Сейчас, похоже, я взял инициативу на себя.Эмма понимала, что произойдет, если она не прервет это наваждение. Она напрягла всю свою волю, отвернулась от Стивена и побежала через поляну с раскинутыми руками. Пробежав несколько метров, она споткнулась обо что-то и неуклюже упала.Эмма смеялась, перекатившись и начиная садиться, ее пышная грудь туго натянула ткань платья. Прежде чем она смогла начать приводить в порядок свои сбившиеся юбки, Стивен был уже на коленях рядом с ней.Он медленно протянул руку и коснулся ее косы.— Бог мой, ты прекрасна, — выдохнул он, словно ему было трудно говорить. — Кто ты, Эмма? Откуда ты появилась?Она улыбнулась, хотя у нее в животе возникло то же сладкое ощущение, которое когда-то возникало в детстве, когда она неслась на санках с ледяной горы. Тихо, прерывая свой рассказ вздохами, она рассказала ему, как ее мать решила, что три дочери это слишком большая обуза для нее, и отправила их на Запад с сиротским поездом. Горло сжалось, когда она вспоминала, как ее разлучили сначала с Каролиной, потом с Лили.Стивен подвинулся и сел так, что ее ноги оказались между его колен, но в этом движении не было ничего угрожающего. С искренним интересом он выслушал рассказ Эммы, тщательно скрывая сочувствие. Когда она закончила, он рассказал ей, как рос незаконным сыном земельного барона и его любовницы.Первый поцелуй последовал за разговором так же естественно, как река вытекает из ключа.Эмма понимала, что пропала, но — надо отдать ей должное — она оперлась на руки и попыталась откинуться назад. Это движение привело только к тому, что вырез платья опустился, обнажив грудь до самых сосков.Удерживая ее коленями, Стивен потянулся и сорвал маргаритку. Держа цветок за зеленый твердый стебель, он медленно обвел белыми лепестками верхнюю часть ее груди.Эмма затрепетала, когда этот странный, уже знакомый жар начал подниматься откуда-то изнутри, она часто задышала — грудь поднималась и опускалась под взглядом Стивена. Он легко провел маргариткой от подбородка до глубокой ложбинки между грудями, и соски Эммы обозначились под тканью платья.Цветок коснулся ее губ, легко очертив их. Чувственность Эммы, скрытая до появления в ее жизни этого человека под чопорной внешностью, победила. Голова девушки откинулась назад, словно невидимая рука оттянула ее за волосы, и соски вырвались из своих слабых оков.Это привело в чувство Эмму, но прежде чем она смогла прикрыться, маргаритка прикоснулась к одному затвердевшему соску и повернулась, как вертушка. Ощущение было таким восхитительно сладостным, что в Эмме опять возобладала ее чувственность.Она выгнула шею и вцепилась обеими руками в молодую зеленую траву, пока Стивен так же прикасался к другому соску. Он наклонился над ней и нашел своим ртом ее рот, своей тенью закрывая от нее солнце. Губы Эммы раскрылись для него, так легко обученные подчиняться ему, и их языки переплелись, как тела любовников. Его пальцы нежно спускали платье, пока грудь не открылась полностью.Эмма чувствовала, как бесстыдно напрягается тело под его рукой, но пути назад не было. Это царство маргариток принадлежало Стивену, и он был абсолютным монархом.Наконец он оторвался от ее рта, но ладонь все еще поддерживала грудь. Большой палец нежно дотронулся до соска.— Где духи? — глухо спросил он.Эмма моргнула, будучи просто не в состоянии говорить из-за комка в горле.— Духи? О, они в моей сумке…— Я хочу, чтобы ты подушилась, — сказал Стивен.Она растерялась. Подняла руку, с которой свисала хорошенькая плетеная сумочка, и, сделав это движение, упала бы навзничь, если бы Стивен не поддержал ее, подхватив за спину.Найдя ощупью неловкими пальцами маленький хрустальный флакончик, она вытащила его из сумки. Грани флакона сверкали на солнце, отражая радужные лучи.Стивен нежно опустил Эмму на ковер из маргариток и взял у нее духи. Она зачарованно смотрела, как он отвернул пробку и слегка коснулся ею жилки, бьющейся у основания шеи.Эмма почувствовала пряный лесной аромат и закрыла глаза, чтобы полнее насладиться этим новым для себя ощущением.Стивен вытянулся рядом с Эммой и поцеловал то место, которое только что надушил, одной рукой бесстыдно накрыв ее обнаженную грудь. Она сдержала стон, потому что остатки гордости еще оставались в ее сердце.Потом духи коснулись чувствительного места за ее правым ухом, и снова за запахом последовал поцелуй Стивена.Гордость девушки возмутилась, но на ее протесты не обратили внимания. Другое ее «я», то, что принадлежало дочери шлюхи, одержало верх, захватило душу и тело.Когда пробка коснулась ложбинки между грудями, Эмма затрепетала. Ее спина выгнулась, соски затвердели. Она запустила пальцы в волосы Стивена, пытаясь привлечь его внимание к тому, что так страстно ей хотелось отдать.Он завернул все ее юбки так, что они волной лежали вокруг ее талии, поднял и отвел в сторону ее правое колено. Сквозь натянутую ткань ее штанишек он погладил влажное место, которое уже готовилось принять его.— Послушай меня, — прохрипел он, касаясь ее подбородка, — я возьму тебя, когда ты будешь готова, Эмма Чалмерс, и превращу тебя в женщину раз и навсегда. Если ты возражаешь, лучше скажи мне сейчас, пока я еще управляю собой и могу остановиться.Эмма сильно прикусила нижнюю губу, чтобы ее гордость не взбунтовалась и не спасла ее от судьбы, которой так жаждало ее тело.— Ну, ладно, — произнес Стивен, мягко подводя черту. И начал развязывать ботинки Эммы.Весеннее солнце согревало ее грудь и лицо, пока она лежала на поле маргариток, постепенно лишаясь одежды. Вскоре она лежала перед Стивеном безо всего, кроме веснушек, которыми Господь щедро осыпал ее тело, словно золотой пылью.Стивен разделся и лег рядом с ней на цветочную постель, положив одну руку ей на живот. Другая рука лежала под ее плечами, играя с косой.Эмма тихо охнула, когда он взял шелковистый конец косы и провел по каждой груди. Она закинула руки за голову и, сорвав маргаритки, положила их перед ним, как добычу викингов.Он ласкал сосок пальцами, пока Эмма, очень хорошо помня полученное наслаждение, беззвучным шепотом не попросила Стивена взять его в рот. Он сделал это жадно, страстно, а его рука под ее плечами скользнула вниз и приподняла ее бедра.Он неторопливо провел губами к другой груди, которую ласкал до тех пор, пока голова Эммы не заметалась из стороны в сторону. Когда ее руки вцепились в него, тщетно пытаясь притянуть его к себе, заставить его полностью лечь на нее, он поцелуями прокладывал бархатную чувственную дорожку через ее живот. Потом он подвинулся и оказался между ее ногами.Эмма чувствовала его руки на внутренней поверхности бедер, которые гладили, успокаивали и возбуждали ее. Казалось, что сердце колотится у нее в горле, языке, даже в губах.— Стивен, — взмолилась она, но это ничего не значило, потому что она не понимала, о чем просит.Он коснулся влажного холмика спутанного шелка и его палец проник сквозь него, чтобы провести чувственный круг вокруг маленького твердого выступа, который трепетал под его пальцем. Эмма тихо вскрикнула и посмотрела в небо, теряясь в его нежной голубизне.— Пожалуйста…Казалось, что не подействуют никакие мольбы, потому что сквозь дымку лазурного неба за маргаритками она увидела, как Стивен покачал головой.— Еще рано, любимая. Не раньше, чем ты будешь готова.Эмма была готова разрыдаться от облегчения, когда он припал к ней, положив голову между бедер, и пил нектар, который еще не пробовал ни один мужчина.В своей страсти Эмма брыкалась, как дикая кобылица, ее бедра ходили вверх-вниз, метались из стороны в сторону. И Стивен не отпускал ее, пока она не взметнулась высоко, сдаваясь, вскрикивая в своем ликовании, а он внимал ее последним судорожным вздохам наслаждения, прежде чем опустить на мягкую землю.Ничего не видя, прерывисто дыша, она потянулась и нашла пальцами его обнаженную грудь. Она поискала крохотные соски в густом шелке и стала ласкать их.Стон Стивена привел ее в восторг. Она положила руки ему на спину, когда он успокоился у нее между ног. В ней не было страха, только предвкушение, когда она почувствовала его естество, прижатое к ее животу.Он жадно целовал ее, а потом прошептал:— Сначала будет больно, только один раз. Но потом ничего кроме наслаждения.Эмма доверила бы ему душу, не только тело. Для нее не существовало ничего, кроме нее, Стивена и их постели из диких весенних маргариток. Она кивнула, положив руки ему на поясницу.Первым ощущением было удивление, от которого она широко раскрыла глаза и привстала. Стивен остановился и успокаивал ее нежными словами и поцелуями, пока она снова не легла, чувствуя, как ее притягивает к нему.Он простонал и продолжил движение, и Эмма почувствовала, как что-то рвется внутри нее и освобождает путь. Стивен отдохнул, приподнявшись на локтях, пока Эмма не пережила эту мгновенную боль, потом полностью вошел в нее.Эмма не могла поверить его силе и жару, и она откинула мысль о боли, вся отдавшись наслаждению. Ее пальцы легко скользили от его сильных плеч по спине к ягодицам и бедрам. Она отметила про себя, что его ребра не забинтованы. Какой-то инстинкт подсказывал ей, что он удерживает что-то ценное, и она вцепилась в его натянутые, выпуклые мышцы, побуждая к действию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики