ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Подняв их, она добавила:— Ты могла бы купить что-то для своих детей — фрукты, одежду и обувь.Дверь в кладовку скрипнула, и Мейзи Ли вышла Ее прекрасные глаза занимали пол-лица. Она не отводила взгляда от стодолларовой бумажки, которую держала Эмма.— Скажи мне, видела ли ты Стивена Фэрфакса здесь в ту ночь, когда Мэри Макколл была убита? — спросила Эмма, держа протянутую руку.Мейзи Ли с трудом сглотнула. Ее желание получить деньги было велико, она чуть, ли не дрожала, заставляя себя не потянуться за ними. Ее глаза раз испуганно метнулись к Люси, расширились, потом возвратились к Эмме.— Я сказала тому адвокату, что мистер Фэрфакс привез мисс Мэри домой с бала. Она кричала и плакала очень сильно.— А мистер Фэрфакс? Что он делал?— Он пытался помочь ей, сколько я могла видеть. Он повторял: «Не плачь, мисс Мэри. Пожалуйста, не плачь».Эмма крепко зажмурилась на мгновение, ясно видя эту сцену, как будто стояла возле железной ограды Макколлов в ту самую ночь, глядя, как те двое идут по дорожке.— Он прошел за Мэри в дом? — потребовала Люси, испугав и Эмму и Мейзи Ли. Мейзи Ли снова сглотнула.— Нет, мэм. Я не видела.— Ты видела еще кого-нибудь?Мейзи Ли покачала головой. Пот увлажнил перед ее тесного ситцевого платья, и она провела испачканными в муке руками по бокам юбки, оставляя белые следы.— Больше ничего, мэм.Эмма протянула Мейзи Ли деньги, хотя почувствовала, что женщина не все рассказала ей. Что-то, о чем она боялась говорить.— Спасибо, мэм, — выпалила она, встряхивая головой.Эмма стояла не двигаясь, несмотря на жару и духоту в кухне и отчаянную потребностью свежем воздухе.— Ты любишь своего мужа?-спросила она. Чернокожая женщина удивленно взглянула на нее.— Любить Джетро? — Она приложила руку к груди, куда она спрятала стодолларовую бумажку, словно пряча ее от его взгляда. — Конечно. Он мой мужчина. У нас дети.— Я тоже люблю моего Стивена, — звонко произнесла Эмма, — но у нас еще нет детей. Его могут повесить за то, что он не делал, прежде чем у нас будет своя семья.— Я больше ничего не знаю! — завопила Мейзи Ли, явно на грани своего терпения.Эмма долго смотрела на нее, потом отвернулась и пошла за Люси по тропинке вдоль длинного дома Макколлов. Разросшиеся дикие розы цеплялись за их платья.— Тебе не надо было давать ей деньги, — суетилась Люси, быстро шагая впереди Эммы. — Джетро изобьет ее до бесчувствия за то, что она спрятала их, а потом пропьет все до последнего пенни.«Она что-то знает, — раздумывала Эмма, игнорируя резкую обличительную речь Люси. — Что-то важное, о чем она боится рассказать».Экипаж ждал их на улице, и Люси удивила Эмму, цепко схватив ее руку и потащив к нему. Другой рукой она касалась лба, прижимая пальцы к виску.— У меня-таки началась ужаснейшая головная боль, — пожаловалась она. — Лучше бы нам вообще сюда не приезжать. Мы сидели бы дома, как подобает леди, наслаждались мятным джулепом Напиток из коньяка или виски с водой, сахаром, льдом и мятой.

в бельведере и занимались рукоделием.Эмма закатила глаза. Но ей нравилась Люси, и она жалела ее. Они вернулись в Фэрхевен. Эмма проводила невестку в ее комнату и приготовила ей порошок от головной боли, размешав его в стакане холодной воды.Когда она вошла в комнату, Люси в одной сорочке свернулась калачиком на постели, как ребенок. Она с благодарностью приняла стакан и со стоном перевернулась.— О, голова раскалывается.— Отдыхай, — нежно сказала Эмма, выскальзывая из комнаты и закрывая за собой дверь.Эмма вернулась к себе, потому что ей надо было подумать о Мейзи Ли и том странном ощущении, что она говорит намного меньше, чем знает.Каждый раз, открывая дверь, она надеялась, что Стивен будет в комнате, и иногда так и было, но в этот день ей не повезло. Его одежда была в шкафу, книга, которую он читал, лежала раскрытой на столе у окна, в комнате пахло им. Но она была пуста.Эмма со вздохом закрыла дверь и подошла к столу, за которым часто сидела в раздумье, глядя на магнолии в саду. Чаще всего, конечно, она думала, какая будет у них со Стивеном жизнь, но вспоминала и о сестрах. Не проходило и дня, чтобы она не молила Бога, чтобы он помог отыскать их.Увидев письмо на столе, она невольно прижала руку к сердцу. Конверт был из белой веленевой бумаги с еле заметными серыми полосками, обратный адрес — Чикаго, Кэтлин. Письмо от Кэтлин.Дрожащими пальцами, шепча молитву, Эмма надорвала конверт и вытащила письмо. В спешке она уронила его и, прикусив губу в нетерпении, наклонилась над ним.Дата и обращение были написаны незнакомым почерком. «Как поверенному миссис Харрингтон и ее ближайшему советнику, обязанность сообщить о ее смерти выпала мне…»«Обязанность сообщить о ее смерти».
Эмма упала в кресло, не в силах удержаться на ногах. На миг комната завертелась, и она закрыла глаза, глубоко вздохнув.Она все еще неподвижно сидела в кресле, держа письмо и уставившись на удлиняющиеся тени, медленно укутывающие деревья, когда дверь открылась и она услышала голос Стивена.— Эмма? — Его руки легли ей на плечи, и она прижалась щекой к его руке. — Что случилось? — Стивен сел на стул рядом с ней.— Она умерла, — прошептала Эмма.Он осторожно забрал у нее письмо и прочел его, — Мне жаль, — сказал он, и от нежности в его голосе ей захотелось заплакать.— Поверенный не упомянул Лили или Каролину. Это значит, что мама не знала, где они.— Это значит, что он не упомянул о них, — спокойно поправил Стивен, касаясь ее подбородка, чтобы повернуть ее лицом к себе.— Я специально спрашивала о сестрах, — произнесла Эмма. Ее губы дрожали.— Снова напиши ему. Даже лучше: пошли телеграмму.Эмма снова уставилась в сгущающиеся сумерки, вспоминая Кэтлин. Хотя ее мать любила выпить, она была веселой и жизнерадостной.— Может, она умерла в одиночестве?Стивен посадил ее к себе на колени, прижав ее голову к своему плечу. Эмме так хорошо было в его объятиях, что она наконец разрыдалась — найти этого человека только для того, чтобы потерять его.Думая, что она плачет о Кэтлин — и, возможно, где-то в глубине души так и было, — Стивен крепко обнял ее и ждал, когда пройдет эмоциональное потрясение. Когда она стала успокаиваться, он отнес ее в спальню, раздел и уложил, как ребенка, укрыв одеялом.Эмма потянулась за его рукой.— Ты уходишь, — прозвучал не вопрос, а утверждение.Он покачал головой.— Я буду внизу, Эмма. С Гарриком.Она уже преодолела шок, вызванный известием о смерти Кэтлин, и спросила:— Вы нашли что-нибудь новое?Он наклонился и поцеловал ее в лоб.— Найдем, — успокоил он жену.Эмма хотела рассказать ему, что она разговаривала со служанкой Макколлов Мейзи Ли и что она подозревает, что эта женщина знает что-то существенное, но у нее не было сил. Она на миг крепко сжала руку Стивена и провалилась в беспокойный сон.На следующее утро, когда Эмма проснулась, Стивен уже уехал.Чувствуя себя невыразимо одинокой, Эмма встала с постели и механически умылась. Одевшись, она спустилась вниз позавтракать, но обнаружила, что не может есть, и послала одну из служанок за экипажем.Сначала Эмма остановилась у телеграфа, откуда послала телеграмму поверенному, известившему ее о смерти Кэтлин, в которой спрашивала о сестрах — Лили и Каролине. Клерк сказал, что ответ придет через несколько часов или даже дней. Любой ответ будет немедленно доставлен в Фэрхевен.Не в состоянии возвратиться домой к томительному ожиданию, Эмма велела кучеру отвезти ее в контору Гаррика Райта. Она хотела, вернее должна была, узнать у адвоката о деле Стивена.Но Гаррика не было, и его клерк не знал, когда он вернется.В отчаянии Эмма поспешила домой, где одна из служанок сказала ей, что мистер Стивен ожидает ее в кабинете.Она поспешила туда, Стивен шагал по комнате. Таким взволнованным она его никогда не видела. Эмма поняла, что в деле возникли новые обстоятельства и они не были приятными.— Что случилось? — прошептала Эмма, схватившись за спинку стула.— Мисс Астория Макколл пришла, чтобы засвидетельствовать, что я был в ее доме в ночь убийства. Она заявляет, что слышала, как Мэри выкрикивала мое имя. Эмма была уверена, что потеряет сознание. Она вцепилась двумя руками в стул и ждала, инстинктивно понимая, что это еще не все.Стивен налил себе виски и отхлебнул, глядя сверкающими глазами на жену.— По ее словам, она вспомнила это только после вашего с Люси вчерашнего визита к ней.Эмма с трудом обошла стул и опустилась на него.— Ты обвиняешь меня?— Конечно, нет, — грубо ответил он. — Но это привело меня в чувство. Мы совершили ошибку, Эмма. Я хочу, чтобы ты вернулась к Хлое и забыла, что вообще знала меня.Эмма зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть. После минутной борьбы с собой она сказала:— Ты так не думаешь. Ты просто хочешь защитить меня.Он долго пристально смотрел на нее, и она увидела глаза чужого человека.— Я не защищаю тебя, — произнес он. — Я стараюсь избавиться от тебя. Черт возьми, неужели мне надо прямо говорить, что мне не следовало жениться на тебе?Эмма с достоинством поднялась со стула.— Вы лжец, Стивен Фэрфакс. И я не покину вас. Ничто, кроме самой смерти, не заставит меня сделать это!Стивен отвернулся и отошел к окну, уставившись в него.— Я не люблю тебя, — произнес он.— Ты лжешь! — снова сказала Эмма, и на этот раз в голосе прозвучали истеричные нотки. — Ты сдался, и считаешь, что можешь уберечь меня, отослав прочь! Ну, я не уеду, слышишь? Не уеду!Он резко повернулся и пристально посмотрел на нее, и ей стало страшно от его взгляда.— Если ты не уедешь, тогда уеду я, — прошипел он и бросился вон из комнаты.Она прошла за ним по коридору, видя в немом изумлении, как единственный мужчина, которого она будет любить столько лет, сколько проживет на свете, бежал по лестнице, перескакивая через ступеньки.Немного погодя, набравшись храбрости, Эмма вола в спальню, в которой они были вместе так недолго. Он собирал вещи в соседней комнате.Эмма села на край кровати, держа в руках маленькую фотографию, на которой она была с Лили и Каролиной, и медленно обводила пальцем контуры овальной рамки, словно вызывала дух своих сестер, как какой-то волшебник из сказки. ГЛАВА 22 Сайрус Фэрфакс был так разгневан, что лицо его покраснело, а белые усы подрагивали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики