ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Вам придется вымыться губкой, прежде чем мы продолжим, мистер Фэрфакс. Это грозит инфекцией.К ее удивлению, непокорный гость смотрел на нее по-другому — в его глазах появилось лукавство, а голос стал тише. Спокойнее.— Сколько это будет стоить? Обтирание губкой, я имею в виду?Эмма нахмурилась, не понимая.— Стоить?Фэрфакс улыбнулся ей, показывая великолепные зубы, которые Эмма запомнила с их утреннего столкновения. Он больше походил теперь на джентльмена, чем на бродягу.— Вы понимаете.У Эммы не было времени для споров.— Простите, — сказала она, идя к двери, — боюсь, что не понимаю.Она снова ушла из комнаты и вскоре вернулась с тазом горячей воды, мылом, мочалкой и полотенцем.— Вы действительно причиняете много беспокойства, мистер Фэрфакс.— Стивен, — поправил он.Эмма в смущении посмотрела на него.— Стивен.— Можно мне называть вас Эмма?— Нет, — ответила Эмма, чувствуя неловкость от его фамильярности. — Конечно, нет. Это было бы неприлично.Он широко улыбнулся, словно она сказала что-то забавное.— Неприлично? — повторил он и хмыкнул.Эмма намылила мочалку и начала старательно мыть его. Конечно, она не собиралась касаться его нигде, кроме рук и груди.— В кармане моей куртки есть деньги, — сказал он, когда Эмма смывала мыло.— Хорошо, — без интереса откликнулась Эмма. — Вы захотите купить себе другую одежду. Я с радостью сделаю это для вас завтра по дороге домой из библиотеки.Он посмотрел на нее — смеющиеся глаза на изнуренном лице.— Давно вы работаете здесь?Она выжала мочалку.— Работаю здесь? Я здесь не работаю — я городской библиотекарь. Это мой дом.На это Стивен хрипло рассмеялся:— Вы библиотекарь? Это что-то новенькое.Эмма разрезала простыню на бинты.— Новое что?— Послушайте, когда вы закончите с этими повязками, мне не помешало бы немного утешиться.Она склонилась над ним, аккуратно перебинтовывая его левую руку.— У нас внизу есть виски, но, может быть, вам оно не потребуется, потому что вы будете спать от опия. Хотите, я немного почитаю вам, или…— Почитаете? Что это за место?— Это дом, мистер Фэрфакс, — ответила Эмма, заканчивая одну руку и начиная бинтовать другую. К счастью, больших ожогов не было, хотя часть волос на груди опалило.— Вы здесь живете, да?— Конечно. Почему бы еще я бродила по дому в ночной сорочке и халате?Он изобразил смущение.— Почему же тогда вы подожгли невинного человека?Эмма закончила последнюю повязку и осматривала повязку на ребрах. Она была местами опалена, но ей не хотелось ее трогать, так как она была тугой.— Вы злопамятны, да, мистер Фэрфакс?— Стивен.— Хорошо, Стивен.Она налила опиумной настойки в ложку и протянула ему.— Вы не дурачите меня, а? — спросил он, послушно принимая лекарство и делая гримасу. — Что за дьявольщина происходит здесь, мисс Как-вас-там?Эмма разозлилась. И это после того, что она сделала все возможное, чтобы загладить свою вину.— Зачем мне шутить с вами? Он снова засмеялся.— Вы действительно библиотекарь! — и засмеялся еще сильнее.Эмма подумала, что он, наверное, немного сумасшедший. Возможно, он сбежал из сумасшедшего дома. Она отошла от него подальше.Стивен Фэрфакс с видимым усилием прекратил смеяться.— А как насчет той женщины, которая приходила раньше? Она кто, классная дама?Наконец Эмма поняла, что подумал мистер Фэрфакс. Он, должно быть, видел Хлою в ее рабочей одежде. Она высокомерно выпрямилась в свои пять футов и шесть дюймов Сто шестьдесят пять сантиметров.

и пристально посмотрела на него.— Если бы вы не были ранены, — ровно произнесла она, — я бы дала вам пощечину.Опиум начал действовать и мистер Фэрфакс широко зевнул.— Вы уже поджигали меня, а потом пытались забить до смерти. Пощечина, возможно, будет просто облегчением.Ярость Эммы отразилась в ее глазах.— Не беспокойтесь, мистер Фэрфакс. В будущем вы будете в полной безопасности от меня.— Это утешительно.Эмма уже дошла до двери, но вспомнила и спросила:— Вам нужен ночной горшок?— Да, — коротко ответил Стивен.Эмма прошла к кровати, достала фарфоровый ночной горшок с крышкой и не слишком нежно сунула ему в колени.— Спокойной ночи, мистер Фэрфакс, — сказала она, задувая керосиновую лампу и выходя из комнаты.Скрипя зубами от боли, Стивен поставил ночной горшок у кровати и откинулся на подушки.«Эмма».Он улыбнулся в темноте, понимая, каким дураком выставил себя. Из-за Хлои он решил, что оказался в публичном доме, и принял Эмму за свежий цветок в букете мадам. А она библиотекарь, и очень похоже, что ее еще не касалась рука мужчины.Стивену это было приятно, хотя ему хотелось бы и нежного утешения, которое могла бы дать проститутка.Он закрыл глаза и вспомнил, как она мыла его. Просто вспоминать — это возбудило его, и он раскинул ноги.Дверь снова слегка приоткрылась.— Мистер Фэрфакс?Это был голос Эммы.Он решил притвориться спящим, в надежде, что она подойдет к его постели, но потом раздумал. Он понял, что она была со свечой.— Да?— Я просто хотела узнать — вам больно?— Да, — правдиво ответил он. Щелочка света из коридора расширилась.— Опиум не помог?Тронутый ее сочувствием, Стивен честно признался:— Прошло мало времени, мисс Эмма.Она вошла в комнату, на этот раз неся керосиновую лампу, и Стивен не мог не содрогнуться, когда подумал о том, что могла бы натворить эта лампа.Но Эмма поставила ее на подставку рядом с другой и снова села в кресло. Он увидел, что в руке у нее книга.— Простите меня, что я была так груба.Стивен не мог не рассмеяться над серьезным выражением ее лица. Ее чопорность привлекала его, ему хотелось пробудить в ней необузданность, которую, по его мнению, она скрывала не только от людей, но и от себя.— И меня простите за грубость, — ответил он с дружеской улыбкой.— Я подумала, что, возможно, вам захочется, чтобы я вам почитала.Он подавил улыбку.— Вы добры ко мне, мисс Эмма. Что это у вас?Ее простодушное лицо светилось при свете лампы, голос был теплым и хрипловатым. На один короткий миг Стивену захотелось, чтобы, главное, он не ошибся бы в ней.— «Маленькие женщины», — с воодушевлением сказала она. — Это моя любимая книга, я перечитываю ее все время.Стивен слышал про книгу, и, хотя у него никогда не возникало желание прочитать ее, он не смог этого сказать. Сейчас он заметил, что в Эмме была какая-то хрупкость, которую можно ранить или разрушить насмешкой.— Почему вам так нравится эта книга? Она прикусила на минуту нижнюю губу.— Наверное, потому что она о сестрах. Их было четыре — Мэг, Эми, Джо и Бет.«Звучит очень волнующе», — подумал Стивен, но свой сарказм оставил при себе. Может, ему и наплевать на всех маленьких женщин, но ему очень хочется послушать голос Эммы.Она открыла потрепанную книгу, слегка откашлялась и начала читать ему о четырех юных девушках.— Я никогда не слышал, чтобы кто-то звал мать «мамми», — заметил Стивен, когда Эмма закончила первую главу и остановилась, чтобы высморкаться.— Это довольно распространено на востоке, — оправдываясь, сказала она.Вспомнив, что он звал свою собственную мать французским «маман», Стивен кивнул. Хотя он не признался бы в этом, но ему хотелось услышать следующую главу.— У вас есть сестры? — спросила Эмма с расширенными и грустными глазами.Стивену страстно захотелось утешить ее, но он не посмел. Тем более что раньше он практически назвал ее проституткой, хотя и по ошибке, и, несмотря на мытье, он считал, что от него пахнет, как от мула.— Нет, — ответил он, — у меня есть брат.Он не стал уточнять, потому что не хотел говорить о Маконе. Или о Нэте, Натаниеле, кузене, который приехал в Фэрхевен после гибели родителей и был таким маленьким, что Стивен едва знал его. Нэт родился уже после вступления Стивена в армию.Эмма вздохнула, и на ее лице появилось тоскливое выражение. Она выглядела юной и беззащитной, в халатике, с толстой косой светло-рыжих волос, перекинутой через плечо на грудь. Стивен не понимал, как он мог принять ее, такую невинную, только что переступившую порог девичества, за кого-то другого.Почему-то он понял, что она очень одинока, и это причиняло ему боль сильнее его ран.— Я ценю, что вы вернулись подбодрить меня, мисс Эмма.Она рассеянно улыбнулась, словно мыслями была где-то далеко, и поднялась с кресла.— Я снова желаю вам спокойной ночи, — сказала она, а потом ушла и унесла с собой свет.
В своей комнате Эмма задула лампу, осторожно положила рядом книгу и забралась в кровать. Она собиралась подумать о Лили и Каролине, как делала всегда, когда читала «Маленьких женщин», но вместо этого ее мысли обратились к Стивену Фэрфаксу.«Этот человек совсем не респектабелен», — сказала она себе, упрямо задирая подбородок и устраиваясь под простыней.Мысли девушки вернулись к мытью, которое она устроила ему перед тем, как перебинтовать раны. Мускулы на его груди и руках были твердые и ровные, покрытые загаром.Она натянула повыше простыню и подумала о Фултоне. Это было вполне пристойно, так как она проводила время в его обществе многие месяцы. Ей не стоило связываться с мытьем Стивена Фэрфакса.Но она никогда не видела обнаженные руки Фултона и уж, конечно, его грудь, поэтому не могла сравнивать. Ее щеки вспыхнули в темноте, когда она мысленно раздевала своего нареченного.Не надо было обладать развитым воображением, чтобы представить руки Фултона, белые и мягкие на ощупь, как у женщины.С тихим стоном отчаяния Эмма повернулась на бок и укрылась с головой. Стивен Фэрфакс не более чем бродяга, возможно, разыскиваемый полицией, и мыть его совсем не дело леди.Она вспоминала, как он улыбался. Озорной блеск в глазах человека, превозмогающего, должно быть, сильную боль. Мягкий, отчетливый выговор южанина — как будто слышишь, как теплый дождь барабанит по крыше летнего домика.Эмма глубоко вздохнула, сердясь на собственную глупость, потом отбросила простыни и, встав с постели, села у окна, выходящего на озеро.В лунном свете вода может быть сказочно хороша, но сегодня это была только большая дрожащая тень, не приносящая успокоения.Прижавшись лбом к стеклу, Эмма снова вздохнула. Что в этом Стивене Фэрфаксе так сильно волнует ее?
Первым делом утром Эмма оделась, расчесала и заплела волосы и заглянула к Стивену.Он широко улыбнулся ей, и, хотя он давно нуждался в бритье, а волосы были взъерошены, сердце Эммы дрогнуло.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики