ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

И предупреждаю вас – это в ваших же интересах.
– Я вызову милицию...
– Неужели? – зло оборвал ее Банда. – Не вызовете, гражданка Рябкина. Ни за что на свете. Вам нельзя светиться перед милицией – срок вам обеспечен. И очень большой, я вас уверяю.
– Вы не из милиции, – убежденно произнесла женщина совершенно упавшим голосом. Ей почему-то больше всего на свете хотелось знать, на кого он работает.
– Конечно.
– Вы из органов?
– Послушайте, давайте договоримся: если вы хотите, чтобы вам было лучше, вы будете безоговорочно выполнять все мои приказания, Нелли Кимовна. Договорились?
Воцарилось молчание, но Банда не спешил его нарушить. Пусть теперь подумает. Пусть взвесит все свои шансы – что «за», что «против» нее. Парень не сомневался, что Рябкина, как женщина очень умная и расчетливая, пойдет на сотрудничество с ним. К тому же она сама только что убедилась, что дело зашло слишком далеко и от него можно ожидать всего, чего угодно.
Рябкина действительно лихорадочно соображала, просчитывая сложившееся положение.
Это, конечно, был полный провал, и думать теперь оставалось только о том, как лучше из этой ситуации выйти. Если Бондаренко, или кто он там, – человек госорганов, то, безусловно, сейчас для нее самое лучшее – беспрекословное подчинение и полная откровенность. Если же он из какой-нибудь «команды», прослышавшей о ее бизнесе, лучше всего избавиться от него как можно быстрее. Как – будет видно, главное – узнать, кто же он на самом деле. Впрочем, кто бы он ни был, сейчас самым разумным будет действительно повиноваться его приказаниям. И собравшись наконец с духом, главврач приняла решение:
– Хорошо. Договорились. Я буду делать все, что вы прикажете. Что я должна делать?
– Ну вот и отлично, – удовлетворенно кивнул Банда. – Сейчас мы вместе все решим. Для начала мне нужно позвонить кое-кому. Где здесь телефон?
– Тут, за дверью прозекторской.
– Пойдемте, – встал Банда, жестом приглашая Рябкину следовать за ним.
Женщина встала, подошла к дверям, но переступить порог так и не решилась, со страхом глядя на распластанное на полу тело Василия Петровича.
– Ну же, смелее, Нелли Кимовна. Неужели вы испугались? Неужели вы видели мало трупов на споем веку – он слегка подтолкнул ее в спину. – Проходите, прошу вас. Нам сейчас придется быть все время рядом, не упуская друг друга из виду.
Она переступила порог, и Банда подошел к телефону. Прикрыв аппарат спиной, он быстро набрал номер квартиры, которую снимал в городе Бобровский.
– Привет. Это я, – услышала Рябкина и стала с жадностью ловить каждое слово в надежде на то, что это поможет ей понять, кто работает против нее. К сожалению, ее бывший санитар плотно прижимал трубку к уху, и того, что отвечает ему собеседник, Нелли Кимовна при всем старании расслышать не могла.
– Банда? Что-нибудь случилось? – Сережка сразу насторожился, услышав голос напарника в совсем неурочное для связи время. – Ты где?
– Я в больнице. Операция началась и вовсю раскручивается. У меня много новостей, но расскажу на месте. Мы расскажем тебе все вместе с Нелли Кимовной Рябкиной...
– Что там у тебя происходит? Банда...
– Слушай и не перебивай. Срочно свяжись сам знаешь с кем и запроси у него какой-нибудь домик, где мы сможем встретиться и поговорить без свидетелей.
– Ты имеешь в виду Самойленко?
– Да-да. Пусть подыщет нам временное пристанище, и побыстрее.
– Хорошо, сейчас.
– Я позвоню тебе через десять минут, назовешь адрес. Мы с Нелли Кимовной немедленно туда поедем. Ты тоже подъезжай. Можешь взять мой «Опель». Короче, действуй... Да, и вот что – пока никому ничего не докладывай. На это нет времени и есть причина. Ясно?
– Хорошо. Но что все-таки ты там натворил... – попытался дознаться Бобровский, но Банда, недослушав, уже повесил трубку.
– Ну вот и отлично, Нелли Кимовна. Скоро поедем. Надеюсь, вы на машине? – полуутвердительно констатировал Банда, и та безвольно кивнула головой в знак согласия...
Спустя пятнадцать минут, предупредив сторожа о том, что у Василия Петровича сегодня много работы и он не выйдет из прозекторской, наверное, до самого вечера, они направились к машине Рябкиной.
Со стороны могло показаться, что главврач и санитар мило прогуливаются под ручку. Но уж слишком напряженным было лицо Нелли Кимовны – ведь Банда цепко держал ее под руку, а впереди была полная неизвестность.
– Если вы не возражаете, Нелли Кимовна, машину поведу я. А вы мне подсказывайте дорогу, потому как город ваш я не слишком хорошо знаю...
«Девятка» Рябкиной вырулила со двора больницы и понеслась к выезду из города, в один из дачных поселков, протянувшихся вдоль всего побережья. На дачу Самойленко, куда любезно пригласил друзей журналист в обмен на обещание рассказать "самые свежие и самые интересные подробности.
С двух других концов города к поселку спешили еще две машины – на «Опеле» мчался терзаемый неизвестностью Бобровский, а на такси на собственную дачу спешил самый скандальный журналист Одессы.
Впереди их ждали незабываемые мгновения...

* * *

Валидол подействовал, сердце вскоре отпустило, и, не обращая внимания на протесты и причитания матери, Алина выпила большую чашку кофе и отправилась в город развеяться.
Ей было просто необходимо отвлечься от тех дурных предчувствий, которые охватывали ее, когда она думала об Александре.
Она побродила по магазинам, покрутилась в толпе людей на московских улицах, и ей действительно полегчало.
К обеду Алина вернулась домой повеселевшая и успокоившаяся. Конечно же, все ее женские предчувствия – обыкновенная фантазия, игра разгулявшихся нервов. Ничего не случится с ее непобедимым старлеем Бандой – сам черт ему не страшен!
Но все же как хочется, чтобы он поскорее вернулся...

* * *

– Александр, куда мы едем? Вы мне можете объяснить? – Нелли Кимовна снова начала волноваться, глядя, как остаются позади последние, самые окраинные районы Одессы. Ведь действительно, черт его знает, кем был этот Банда на самом деле.
– Понимаете, Нелли Кимовна, ситуация сложилась так странно, что в этом городе нет такого местечка, где бы мы могли спокойно, не привлекая ничьего внимания, с вами поговорить. Поэтому сейчас мы направляемся на дачу к одному моему товарищу, и если вы мне будете подсказывать, как быстрее доехать, мы скоро окажемся на месте. Вы же хотите поскорее начать нашу беседу?
– О чем? Что вас интересует?
– Дети. Нелли Кимовна, дети. В морге не было трупа сына Сергиенко. Ведь так?
– Но мы не искали...
– Искать и не нужно было. Мне и так все ясно А, как вы выражаетесь, «утилизировать труп» вы так быстро не успели бы.
– Ну и что?
– Так где же он?
– Послушайте, кто вы? Почему вы не хотите отвезти меня в милицию или к прокурору? Если вы меня в чем-то подозреваете, то назовите, в чем?
– В краже детей. И я хочу знать, куда вы их деваете И, я уверен, вы мне поможете.
– Вы сумасшедший!
– Возможно...

* * *

– Виталий Викторович! – Котляров решил поговорить с генералом по телефону, еще не уверенный, что есть повод беспокоить начальника личным присутствием.
– Да, слушаю! У вас что-то новое?
– Как сказать... Группа Бондаровича сегодня не вышла на связь в положенное время – Так-так. И что это значит?
– Не могу знать. Проверили – связь с Одессой не прерывалась, позвонить Бобровский Мог в любой момент.
– Так ты считаешь, Степан Петрович, что могло что-нибудь произойти?
– Еще не знаю, Виталий Викторович, но подумал, что вас лучше об этом предупредить сразу.
– Да, конечно... Вот что – лично держи на контроле связь с группой. Докладывай мне через каждые два часа. И немедленно, если что-то произойдет.
– Слушаюсь, Виталий Викторович!

* * *

Самойленко и Бобровский расположились на диване в просторной дачной гостиной. Перед ними на жестком стуле сидела Нелли Кимовна, удивленно их всех рассматривая. Банда ходил взад-вперед по комнате перед сидевшими на диване, рассказывая друзьям обо всех утренних приключениях.
– Ты их убил? – удивленно переспросил журналист, когда Банда дошел до сцены в морге.
– Посмотрел бы я на тебя, что бы ты с ними сделал, – досадливо поморщился Банда.
– Нужно обо всем доложить начальству. Через час, в крайнем случае к вечеру, милиция обнаружит трупы, и тогда искать будут именно тебя. А заодно и ее, потому что все видели, как ты уехал вместе с главврачом, – Сергей не на шутку разволновался, услышав рассказ Банды. Он не ожидал, что все начнет раскручиваться так быстро, и теперь даже не представлял себе, как действовать дальше.
– Подожди с начальством. Что ты им скажешь? Что я разгромил больницу? – Банда досадливо поморщился. – Сначала мы вместе послушаем Нелли Кимовну, затем будем решать. Да и времени у нас не слишком много.
– Может, ты и прав, – друзья, переглянувшись, согласились с Бандой и теперь с интересом рассматривали Рябкину, ожидая ее признаний.
Нелли Кимовна тем временем совсем растерялась.
Кто были эти люди? Как себя с ними вести? А что, если вообще не говорить ничего? Пусть сами расхлебывают. Тем более, что этот маленький в очках сам сказал, что к вечеру их с Бандой будет разыскивать милиция. Значит, они боятся этого. А значит, можно на этом и сыграть.
– Я вам вряд ли помогу в этих играх. Я ничего не понимаю, о каких детях идет речь, – она заговорила строго и холодно, твердо решив ничего не рассказывать.
– Да что вы? – притворно удивился Банда. – А ведь казались мне такой умной женщиной.
– Я не знаю, кто вы. Я вам еще раз это повторяю. Вы не похожи на стражей порядка. Так убивать, так безжалостно... – она взглянула на прохаживавшегося по комнате Банду, – люди из органов правопорядка не стали бы.
– А ведь вы правы! – Банда остановился прямо напротив нее и наклонился к ней, заглядывая в глаза и говоря тихим проникновенным голосом. От этого голоса Рябкиной стало еще страшнее. – Вы правы, Нелли Кимовна. Я не из органов. Вот он – из органов.
Банда кивнул на Бобровского, и тот слегка поклонился Нелли Кимовне, ободряюще улыбнувшись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики