ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 


Уже много позже из официальных материалов дела, расследовавшегося Интерполом при участии ФСБ России, Банда узнал, что это действительно был Гржимек – глава преступной корпорации.
Превозмогая боль, Банда попытался подняться.
К его великому счастью, ему это удалось. Значит, кости и сухожилия были целы, а простреленная мышца – сущий пустяк для человека с крепкими нервами.
Прихрамывая, он пробежал по коридору к лестнице, ведущей на первый этаж, и чуть ли не скатился по ней вниз, к окну, выходившему на заднюю часть двора.
Одним ударом здоровой ноги высадив раму, Банда кувырнулся наружу, в траву, на ярко залитый огнями прожекторов двор.
Заметив вооруженного человека, выбегавшего из-за угла, Банда выстрелил, не целясь, и нападавший упал, будто наткнувшись на невидимую преграду.
Выстрелы гремели где-то за домом и там, на втором этаже. Банда в очередной раз похвалил себя за то, что догадался взять с собой автомат с глушителем – охранники теперь не могли по звуку выстрелов догадаться, где он.
Банда снова сменил магазин и, прицелившись, несколькими одиночными выстрелами «потушил» прожектора, освещавшие эту часть территории"
Путь к забору был расчищен. Но добирался до него Банда минут пять, волоча ногу, перекатываясь, иногда даже ползком и время от времени стреляя по появлявшимся охранникам.
Вскоре выстрелы затихли, наступила тишина, и Банда, воспользовавшись передышкой, перемахнул через забор.
Машины с Бобровским на месте не оказалось.
Оставаться с дискетами рядом с виллой было слишком опасно, и, быстро наложив жгут и перебинтовав раненую ногу прямо поверх штанины, Банда углубился в лес, направляясь в сторону города.
К утру, выйдя на дорогу и остановив такси, за сто долларов из прихваченной с собой пачки Банда добрался до отеля. Машина стояла у входа, но Бобровского в номере не оказалось. Портье сообщил, что напарник Банды выехал на вокзал еще ночью...

* * *

– Так где ты, черт тебя побери, пропадал? – весело хлопнул Банду по плечу Котляров. – Ты же четверо суток из Праги добирался! Бобровский уже на следующий день нам докладывал!
Банда сидел, разомлевший от коньяка, и рассказывал подробности своих приключений.
В кабинете было полно ребят из отдела Котлярова, собравшихся послушать воскресшего из мертвых Банду. Даже генерал Мазурин на радостях захватил с собой пару бутылок коньяка из своих запасов и, опять презрев субординацию, сам спустился к Степану Петровичу.
– Как пришел в отель, обработал свою царапину, – кивнул Банда на ногу, – и завалился спать.
– Ну, святое дело! – ободряюще прогудел Виталий Викторович, разливая вторую бутылку «Белого аиста».
– Устал ведь, как собака. Дрых целый день. А вечером, когда проснулся, сдал номер, собрал вещички, в машину – и на Москву...
– Ты что, через Париж ехал?
– Нет, просто...
– Что это за дорога такая странная, – восемьдесят часов от Праги пилить, расскажи! – не унимался возбужденный Степан Петрович.
– Да у меня в Польше передняя подвеска полетела – в яму влетел. Это – раз! За полдня сделали, но я там, в этом Валбжихе, и заночевал. Наутро погнал на Вроцлав и... Смеяться будете?
– Будем! – весело заржали все.
– И вдруг у меня срывает патрубок от радиатора к картеру двигателя – тот, по которому антифриз бегает. А в этой развалюхе, в «Опеле» разнесчастном, как раз датчик температуры воды не работает. Ну а я жму себе под сто двадцать... Три раза польским полицаям долларами штрафы выплачивал! Короче, жму – а вода знай себе вытекает. В итоге бедный мой движок так перегрелся, что у него даже заглушка в картере сплавилась. Остатки воды – тю-тю! – и через пятнадцать минут, чуть не доехав до Вроцлава – стоп, машина! Двигатель заклинило...
– Ну, как бедному жениться, так и ночь коротка, – рассмеялся Котляров.
– Вот и я про то же. Хорошо, были доллары – новый агрегат поставили. Но пока вызвал техничку, пока отволокли меня в мастерскую, пока поменяли – двое суток прошло, – оправдывался Банда. – Так и получилось...
– А позвонить ты не мог?
– Не рискнул.
– Чего?
– А что я мог по телефону сказать? Доложить, что задание выполнено? Спросить, где Бобровский? Рассказать, сколько человек в Праге убил?
– Да, брат! Ну вот что, – посерьезнел вдруг Мазурин. – Даю тебе три дня отдыха. Залечивай свою ногу, я тебе оформлю документы для лечения в нашем центре...
– Спасибо, не стоит...
– Стоит. Я оформлю тебя в штат. Но об этом поговорим после. Через три дня придешь – будешь писать рапорт, отчет и так далее. Займемся, словом, нашим делом вплотную. А пока – марш домой, чтоб я тебя тут не видел! Ясно?
– Так точно, товарищ генерал!

* * *

Дверь в комнату открылась, и на пороге появился... Банда.
В первый момент Алина подумала, что у нее начались галлюцинации...
Но буквально в следующую же секунду она оказалась в его крепких горячих объятиях.
Он!
Живой!
Слезы градом покатились из ее сгоревших от горя глаз.
Она плакала и плакала, не в силах остановиться, спрятав лицо на его груди, а он ласково гладил ее по волосам, по плечам, что-то тихо и нежно шепча ей на ухо...

* * *

А потом все произошло так, как было в ее фантазиях.
Был и ужин при свечах. Была сказочная ночь.
Было подано заявление в загс. Были прогулки по Москве. Были предсвадебные хлопоты и покупки.
Было такое простое, но так трудно доставшееся счастье.
Они не расставались ни на минуту, боясь потерять друг друга из виду даже на мгновение.
Родители Алины, Настасья Тимофеевна и Владимир Александрович, только радовались, глядя на детей, и весело подтрунивали друг над другом – мол, и мы такими были, а теперь, глядишь, дедушкой-бабушкой скоро станем.
Все страхи, все тревоги, вся невыносимая боль остались позади. Впереди их ждала долгая, счастливая, интересная жизнь.
И... как обычно у Банды, – полная неожиданных поворотов...


Вместо эпилога

Конечно, автор должен предупредить, что все имена в этой книге – вымышленные, а все совпадения – случайны.
И все же.
Генерал Виталий Мазурин вскоре после описанных здесь событий получил повышение – в ходе очередной кадровой перестановки стал заместителем руководителя Федеральной службы безопасности России.
Полковник Степан Котляров так и продолжает руководить своим отделом.
Лейтенант Бобровский был потихоньку «убран» из системы, переведен в органы МВД.
Николай Самойленко опубликовал, конечно же, самый сенсационный материал года (и конечно же, не в одесских газетах) о злодеяниях преступников и был награжден премией имени Дмитрия Холодова.
Даст Бог, судьбу этого журналиста он не повторит.
Наградной лист Банды с пометкой «посмертно» был отозван, а новый, без пометки, не оформлен. В компенсацию Банде выдали премию в размере десяти миллионов рублей (примерно пять процентов от привезенных и сданных в ФСБ долларов Гржимека). Этой суммы как раз хватило на организацию скромного свадебного торжества и на медовый месяц... в Праге.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики