ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Скорее домашним уютом и какой-то семейной атмосферой. Он был таким аккуратненьким и чистым, с такой доброжелательной и предупредительной прислугой, что Бобровский не мог поверить, что такое вообще возможно.
Номер, теплый, просторный и красивый, имел все удобства и все, необходимое для нормальной жизни, – две комнаты, телевизор, холодильник, телефон.
Устроившись, ребята решили погулять по Старой Праге. Все же начинать работу с вечера смысла не было, а возможность посмотреть один из красивейших городов мира представляется не каждый день.
Они постояли на Карловом мосту, вышли на Староместскую площадь, запрокинув головы, глядели на умопомрачительной высоты готические шпили, зашли в Собор Девы Марии перед Тыном, прошлись по Градчанской площади.
Красота города была столь великолепной и впечатляющей, что навевала даже какую-то непонятную грусть – ведь все чудесное когда-нибудь кончается, и здесь, на этих узких мощеных улочках, невольно думалось о том, сколь короток миг счастья.
Поэтому, чтобы немного развеяться и поднять настроение, они забрели в ресторан «Макарска», что на Малостранской. Заплатив за двоих всего-то двадцать долларов, ребята вышли из заведения с таким чувством, будто они никогда не ели так вкусно и так сытно. Вдобавок никогда не пили столько прекрасного пива. Именно так они назвали замечательный чешский напиток под интригующим названием «Велькопоповицке-Козел».
Они еще долго бродили по городу и вернулись в гостиницу только к полуночи, захмелевшие, сытые, счастливые и смертельно уставшие. Напряжение последних суток дало о себе знать, и, чуть коснувшись головами подушек. Банда и Бобровский провалились в сон. И в снах их кружилась и сияла красавица Злата Прага...

* * *

– Ни хрена себе особнячок! – удивление Бобровского было совершенно искренним, и даже Банда изумленно покачал головой, когда они, медленно катясь по асфальтовой дороге, проехали мимо дома по адресу, указанному Рябкиной и Берхардом.
Эта улочка находилась уже практически за пределами города, уводя дорогу в старый густой лес.
Редкие дома, стоявшие друг от друга на приличном расстоянии, напоминали скорее виллы, чем скромные дачи.
Район был явно не для бедных, но даже здесь особняк Павла Гржимека выделялся своим великолепием.
По существу, это был настоящий замок, обнесенный кирпичным двухметровым забором в «старинном» стиле, с вкраплениями натурального камня. За забором поднимался огромный дом, увенчанный крутой островерхой крышей.
– Вот это да! – не смог сдержать восхищения Банда. – Однако, я тебе скажу!
– Неплохо живет, гад.
– Это точно.
– Банда, чего-то меня начинают посещать сомнения относительно успеха нашей операции.
– Что так?
– Да тут надо роту десанта и поддержку с воздуха, чтобы взять такой домик!
– Ну, не преувеличивай.
– Преувеличиваю? – Бобровский скептически хмыкнул. – Ладно, посмотрим, что ты запоешь, когда мы познакомимся с системой его сигнализации...
Отъехав метров на пятьсот от дома Гржимека, ребята вышли из машины и пешком через лес вернулись к замку, стараясь подкрасться к нему незаметно и как можно ближе.
– Смотри! Я же тебе говорил, – шепотом произнес и указал куда-то на стену рукой Бобровский, – у него тут такие охранные системы, что закачаешься.
– Телекамеру вон ту ты имеешь в виду?
– И ее. Но не только. Телекамеры на каждом углу, заметь. А рядом с камерами видишь такие коробочки маленькие? Посмотри, чуть пониже, беленькие?
– Ну вижу. Что это?
– Нужна аппаратура для более точного определения, но, по-видимому, система оповещения о нарушении границ территории на инфракрасных лучах.
– Это что за система?
– Пульт дистанционного управления для телевизора или видеомагнитофона в руках держал?
– Ну.
– Там таким же лучиком осуществляется управление. Здесь этот луч, как нитка, натянутая между башенками, постоянно включен и передается на специальный приемник. Как только кто-нибудь или что-нибудь пересекает территорию, луч прерывается, это фиксируется приемником, и система подает сигнал тревоги.
– Ясно. А что ты хочешь проверить своей аппаратурой? – заинтересовался Банда.
В Афгане он сталкивался лишь с обрывными системами на микропроводе. Во время работы в «Валексе» встречался с системами, реагирующими на перемещения в замкнутом пространстве. Таких же штучек, контролирующих открытую территорию с помощью инфракрасных лучей, он не видел и потому слушал Бобровского с большим вниманием.
– Ну, много чего. Во-первых, эта система может оказаться и лазерной. Во-вторых, нужно зафиксировать частотную модуляцию луча. Мы ведь собираемся проникнуть внутрь?
– Конечно, ты еще спрашиваешь!
– Тогда давай не будем терять время. Пойдем настраивать аппаратуру, а к вечеру снова приедем сюда уже «вооруженные»...

* * *

На этот раз Котлярову пришлось более часа ждать в приемной, прежде чем он попал к Мазурину.
Генерал-лейтенанту, по-видимому, не терпелось похвалиться успехами своего управления, и он уже успел посетить с предварительным докладом начальство.
«Не хватало еще, подумал про себя Котляров, обратиться в прессу, раззвонить о международной банде похитителей детей по всему миру. Тогда уж точно на миссии Банды и Бобровского в Праге можно было бы ставить большой жирный крест – все улики были бы тут же уничтожены. Ну! – спохватился вдруг Степан Петрович. – Не настолько же в самом деле генерал глуп. Это я хватил – в прессу он, конечно, не станет сообщать».
В этот момент открылась дверь, и в приемную стремительно вошел возбужденный Мазурин. Заметив среди ожидающих его людей Котлярова, генерал направился прямо к нему; протягивая навстречу, как равному себе, руку для рукопожатия.
– Привет, Степан Петрович. Ты ко мне?
– Да, конечно.
– Ну, заходи, заходи.
Пропустив Степана Петровича в кабинет. Мазурин плотно закрыл дверь и предложил Котлярову устраиваться на диване, а сам взволнованно заходил по кабинету, меряя его шагами из угла в угол. Настроение у него было просто превосходное.
– Я был там, – начал он, ткнув пальцем куда-то в потолок, – они очень довольны.
– Я думаю!
– Да, он, – снова последовал кивок в потолок, – почувствовал, что дело мы раскрутили потрясающее, и обещал свою личную поддержку в случае необходимости.
– Ну, нам его помощь ни к чему, я думаю.
– Конечно! – И сами справимся... Кстати, новостей от ребят нет никаких?
– Есть. Для того и пришел, Виталий Викторович. Они уже в Праге, начали подготовку к взятию объекта.
– Сложно?
– Да. Там не просто дом, а целая крепость, напичканная электроникой.
– А справятся?
– Они-то? Справятся. Просто они не спешат – Банда считает, что нужно хорошо подготовиться.
– Да-да, конечно.
– Банда мечтает захватить весь архив Гржимека.
Это позволило бы начать процессы по возвращению детей родителям. Их настоящим родителям.
– Отлично! И вы представляете, Степан Петрович, какой резонанс вызовет это дело во всем мире? Как поднимется престиж ФСБ? Мы всем докажем, что традиции высокого профессионализма еще не утрачены. Что мы не собираемся уступать место на международной арене никаким другим спецслужбам. Что...
Мазурин еще минут пять произносил всякие высокие слова о роли ФСБ в современном мире и о значении таких профессиональных кадров, как...
Тут он наконец запнулся, постеснявшись все же привести себя в качестве лучшего примера, и после секундной заминки назвал фамилии Бондаровича и Бобровского.
Котляров терпеливо выслушивал словоизлияния генерала, не мешая тому выговориться.
Выбрав паузу в зажигательной речи Мазурина, Степан Петрович поднялся:
– Я пойду, Виталий Викторович?
– Да-да, конечно. Я и так задержал тебя... Кстати, чуть не забыл, – остановил он Котлярова уже на пороге, – а где находятся врачи той одесской больницы? Ну, которых Банда захватил и допросил... гм-гм... с применением нетрадиционных методов?
– Точно не знаю, Виталий Викторович. Банда только доложил через Бобровского, что до его возвращения со всеми документами и уликами они находятся в надежном месте под охраной надежного человека. Там же, в Одессе.
– Это он Самойленко, небось, имел в виду?
– Наверное.
– Ясно... Ну что ж, иди, Степан Петрович. Иди, работай, раскручивай дело дальше. Это историческое дело, ты еще вспомнишь эти мои слова!..

* * *

Банда провел в лесу у виллы Гржимека целые сутки, прихватив с собой лишь несколько бутербродов, термос с крепким черным кофе и мощный бинокль.
Накануне они с Бобровским тщательно изучили территорию, использовав портативный радиолокатор, – засекли расположение и размеры зданий за оградой (там, за оградой, оказался не только особняк Гржимека, но и несколько флигельков, а также какой-то подвалили бункер), составили подробный план построек.
Бобровский между тем с помощью своей хитроумной аппаратуры засек частоту модуляции инфракрасного луча и твердо пообещал Банде, что теперь он сможет незаметно пробраться на территорию виллы.
– А как же телекамеры? Уничтожить? – спросил его Банда, кивнув в сторону ограды.
– Зачем же?
– А как тогда?..
– Ты, Банда, главное – выбери место, где будешь преодолевать забор. Это – твои трудности. А все остальное – моя забота.
Банда не слишком поверил в могущество Бобровского, но спорить не стал и, оставив Сергея в гостинице «колдовать» над его хитроумными электронными штучками, отправился к вилле.
Он пролежал в траве, прячась за деревьями, почти двадцать четыре часа, приглядываясь к окнам верхнего этажа дома, видневшимся из-за забора, и был убежден, что два из них – окна комнаты, в которой стоял компьютер. Он внимательно присматривался к каждой машине, въезжавшей и выезжавшей из ворот виллы, и теперь знал распорядок дня и места дежурства охранников. Они сменялись утром, в десять. Их было четверо. Исходя из того, что двое должны были сидеть за пультом телевизионной системы слежения, еще двое, значит, патрулировали территорию.
Один из охранников часто появлялся на террасе, окружавшей дом по периметру на уровне верхнего этажа, и Банда сделал вывод, что он скорее всего дежурит в самом доме.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики