ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Я был изначально против такого решения, но у меня, черт возьми, тоже есть начальство. Оно-то и отдало приказ о вашей ликвидации. Между прочим, к нападению на тебя здесь, в Сарнах, я не имел ни малейшего отношения.
– К чему все эти извинения, Степан Петрович? – нахмурился Банда, не в силах разгадать игру «федерала». Он даже нервно оглянулся, всматриваясь в темноту, – опасаясь, не является ли внезапный визит этого типа частью плана штурма дома.
– Это я к тому говорю, чтобы ты меня лучше понял. Мне совсем не хочется твоей смерти. А кроме всего прочего, она бы уже не повлияла на ход операции, так как первоначальный смысл всего плана безвозвратно утерян. Операция «Большаков» по большому счету провалена. Но даже после провала операции необходимо замести следы, а ты – главный след. Поэтому твоя смерть неизбежна.
– Это я знаю и готов...
– Точнее, была неизбежна, – перебил Банду Котляров. – Была неизбежна до сего момента.
– А что же такого потрясающего случилось в этот момент? – сарказм Банды был совершенно очевиден. Он не верил полковнику и даже снова демонстративно вытащил из кармана пистолет.
– Мне в голову вдруг – благодаря вам! – обернулся он к Самойленко, – пришла замечательная идея. При ее реализации и овцы будут, как говорится, целы, и волки сыты.
– И что же это за идея?
– Думаю, вас это крайне удивит, но... Я предлагаю тебе. Александр, работать с нами.
– То есть? – Банда действительно от удивления открыл рот.
– То есть я получаю поддержку своего начальства, и бывший старший лейтенант Вооруженных Сил Александр Бондарович становится старшим лейтенантом службы безопасности. Стаж службы в общий срок для пенсии тебе зачтется. Ты ее как бы продолжишь. Операция, таким образом, будет закрыта, Алина вернется к родителям, никаких следов уничтожать более не придется.
– А зачем я вам нужен, черт побери?
– Для детальной разработки и осуществления нашей следующей операции.
– Какой еще операции? – Банда не мог прийти в себя от изумления, и до него с трудом доходило все, сказанное Котляровым. – Что это за операция? Что от меня будет нужно? Разве я могу что-то для вас сделать? Да и вообще, почему я должен вам верить?
Он вдруг снова подозрительно огляделся по сторонам, прислушиваясь к ночной тишине.
– Не беспокойся, никто без моего приказа ничего здесь не посмеет сделать. А я такого приказа, поверь, не отдавал... – Котляров вытащил из кармана пачку сигарет и закурил. – А насчет задания и новой операции ты что-нибудь сможешь узнать только после того, как согласишься с моим предложением. Это будет логично, не так ли? Ну а что ты можешь сделать, то, я думаю, многое... Сам посуди – сколько нам пришлось с тобой возиться? Да еще пока и безрезультатно... Ведь если ты откажешься, неизвестно, чем это наше противостояние обернется.
– Как-то неожиданно все это... – Банда задумался, пытаясь лихорадочно просчитать все плюсы и минусы внезапного предложения «федерала».
– Конечно. Думай. Только учти, что времени на раздумья у тебя очень мало. Мой шеф поставил передо мной задачу решить исход операции к вечеру завтрашнего дня. Я ее решу в любом случае. Но мне, чтобы убедить шефа в необходимости столь нестандартного решения, тоже нужно какое-то время, понимаешь?
– Да.
– Так что не обижайся, но додуматься до чего-либо ты должен никак не позже, чем к утру.
– Ясно... А какие вы можете дать гарантии, если я вдруг соглашусь?
– Никаких, – полковник ответил не задумываясь, и его откровенность понравилась Банде. – Никаких. Потому что я не знаю еще толком, с какой ноги встанет утром генерал. Пойдет ли он на это? Одобрит ли мой план? Не знаю. Поэтому не могу дать гарантий. Хотя...
– Ну? – нетерпеливо подтолкнул его Банда.
– Могу обещать, могу дать слово офицера, что если после твоего согласия получу приказ от начальства на ранее запланированное завершение операции, я ему не подчинюсь. Я заберу своих людей, и ты на время будешь свободен. Но тогда этим займутся другие.
Котляров понимал, на что шел. Он был уверен, что их разговор сейчас слушает и записывает старший лейтенант, оставшийся в машине, и этот сосунок, не слишком удачливый в службе, «пересидевший» в старлеях, «сдаст» его, Котлярова, с потрохами, чтобы выслужиться перед Мазуриным.
Трибунала, конечно, не будет, но из органов выпрут моментом. Да еще и без пенсии. «За дискредитацию и халатное отношение...» – так, кажется, пишут в приказе? Но, с другой стороны, иначе поступить полковник Котляров действительно не смог бы.
Затянувшееся молчание нарушил Коля:
– Слышь, мужики, а давайте еще выпьем. До утра времени много.
Они согласились с этим предложением и спустя минуту уже закусывали, дружно хрустя огурцами.
– Как я понимаю, Степан Петрович, выбор у меня невелик? – Банда, казалось, уже пришел к какому-то решению и теперь пытался расставить все точки над i. – Или я с вами, или вам придется меня, скажем так, обезвредить. Я вас правильно понял?
– Да. К сожалению, это так.
– Что ж, тогда и думать нечего, – Банда произнес фразу так спокойно, так буднично, что оба его собеседника ошеломленно уставились на него, не ожидая, что Сашка примет решение так быстро.
– То есть?..
– Я согласен.
– Правильно, Банда, – поддержал Коля. – Где наша не пропадала?! Попробуешь теперь на ФСБ поработать, глядишь и понравится, а?
– Я рад, Александр, что ты согласился. Теперь, – полковник Котляров поднялся, – пойду звонить своему шефу.
– Что, прямо сейчас? – Банда не ожидал таких темпов. – Ведь сейчас три часа утра, а в Москве и того больше. Он же спит, небось, в отличие от нас...
– Проснется, никуда не денется. Ради такого случая и президента можно на ноги поднять... Короче, я быстро вернусь, ребята. Можете не закрываться, я приду, каким бы ни был результат разговора.
Степан Петрович уже дошел до самой калитки, как вдруг остановился и повернулся к ребятам:
– И вот что, Банда. Я дал тебе слово, и как бы не повернулись наши дела, утром ты можешь катиться на все четыре стороны. Ты понял меня?
– Спасибо...
– Я еще приду. Потом спасибо скажешь...

* * *

Телефон специальной спутниковой связи затрещал, как обычно, резко и требовательно, но на этот раз особенно противно: как-никак, было всего четыре утра.
– Генерал Мазурин слушает, – вяло проговорил Виталий Викторович, взяв трубку.
– Полковник Котляров, – неживым, металлическим голосом дешифратора откликнулась трубка. – Извините, Виталий Викторович, что так поздно, но дело совершенно срочное.
– А, ты... – Мазурин зевнул и уселся в кресло, всеми силами стараясь прогнать сон. – Конечно, я понимаю, что срочное. Ты же мне сегодня к полуночи должен будешь доложить результаты, правильно?
– Так точно. Поэтому и звоню.
– Ну что у тебя?
– Виталий Викторович, вы только выслушайте меня внимательно и постарайтесь понять все, что я скажу. Не отметайте с ходу, хорошо?
– Не тяни. Что там у вас стряслось?
– Я завербовал Банду.
– То есть...
– Он согласен работать на нас.
– Гм-гм... Интересно... И на кой хрен он нам нужен?
– Нужен. Тут новое интересное дело возникает, и он нам очень и очень пригодится. Я предложил ему пойти к нам на работу, – мол, возьмем старшим лейтенантом, как ты и в армии был оперативным сотрудником в мой отдел...
– Ну знаешь, Котляров!.. Охренел окончательно? Ты что это себе там позволяешь? Да ты...
– Я прошу вашего разрешения снять людей и свернуть запланированную операцию по ликвидации объекта. Послезавтра Бондарович будет у вас в кабинете, и он со временем станет вашим лучшим сотрудником, гарантирую.
– Ты понимаешь, о чем просишь?
– Так точно. Я беру всю ответственность на себя.
– На кой хер мне твоя ответственность!..
Мазурин задумался. Трудно было предугадать, что там на этот раз замыслил Котляров, но мужик он вообще-то толковый, смекалистый. Может, и впрямь нашел выход из всего этого дерьма, в которое влипло их управление?
– Короче, – сурово подытожил генерал, – действуйте, полковник, как считаете нужным. Я жду вас с подробным докладом.
Он помолчал немного и вдруг злобно зашипел, слава Богу, что дешифратор не донес его интонацию:
– Но если благодаря тебе я снова влипну в какое-нибудь говно, я из тебя жилы вытащу и шкуру спущу, понял? Ты не только из органов в два счета вылетишь – ты не рад будешь, что на свет белый родился, ясно?
– Так точно.

* * *

Котляров вернулся минут через пятнадцать, но, хотя калитка и была открыта, настроение ребят круто изменилось. Они сидели молча, глядя исподлобья на явившегося «федерала».
– Что случилось? – Степан Петрович не мог понять причин перемены, произошедшей с ними.
После переговоров с генералом настроение Котлярова было довольно добрым и никак не вязалось с мрачным видом парней. – Я обо всем договорился!
– С кем это, интересно, товарищ полковник? – язвительно поинтересовался Банда. – С ребятами из штурмового отряда, небось?
– Да что с вами такое в конце-то концов?
– С нами? Мы вели честную игру, но мы не привыкли, когда нас подставляют, – вступил в разговор Самойленко. – Какого черта вы отключили телефон? Чтобы мы не могли ни с кем связаться? И считаете, что мы после этого, товарищ полковник, можем вам доверять? А еще честное слово офицера давал, скотина...
– Ну ты, писака, – не выдержал Котляров. – Если бы ты был обыкновенным журналистом, я, об тебя и руки не стал бы марать. Но ты сам был боевым офицером. Или забыл уже? Да я тебе за такие слова сейчас челюсть сверну, сопляк паршивый...
– А вы его просто пристрелите, – спокойно посоветовал Банда. – И кулаками махать не придется, и важного свидетеля заодно уберете.
Этот спокойный голос отрезвил Котлярова. Он постарался взять себя в руки и, все еще взволнованно дыша, сказал довольно миролюбиво:
– Эх, придурки! Да мы линию перерезали еще пару часов назад, когда ты, – кивнул он на Самойленко, – в Киев звонить собирался... Юсупов, – крикнул Котляров в сторону ворот, уверенный, что их разговор прослушивается, – приказываю немедленно восстановить телефонную линию!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики