ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

А то мне нужно скоро кормить нашего мальчика...
Карл сбросил скорость, чтобы от тряски на этих ухабах не расплескивалась вода из специального стаканчика для кипячения. Как же далеко еще до дома!..

* * *

Банде показалось, что он только-только закрыл глаза, как его разбудил резкий толчок в бок.
– Вставай, Сашка! Кажется, они только что проехали по трассе! – возбужденно толкал его Бобровский, указывая рукой куда-то вдоль дороги. – Я не уверен, но цвет «мерса» и модель – все совпадает.
За рулем один человек и еще один пассажир – на заднем сиденье.
– А номера? – спросил Банда, протирая глаза и заводя двигатель. – Номера заметил?
– Я не успел, его почти сразу закрыл автобус.
– Ну ничего, сейчас догоним, посмотрим.
Он вытащил из пачки сигарету, закурил и вырулил со стоянки мотеля, рванув с места на скорости...

* * *

Этот «Опель» в зеркале заднего обзора Берхарду не понравился с первого взгляда.
Сначала он несся, как очумелый, а затем, пристроившись позади «Мерседеса», резко сбросил скорость.
В салоне «Опеля» с российскими номерами сидели двое мужчин, и Карл почувствовал себя вдвойне неуютно. Он много читал в газетах и слышал от знакомых про русскую мафию, орудующую на дорогах Польши, Германии и тем более стран бывшего Советского Союза, и теперь чувство страха противно сковало его движения.
Он боялся не за себя или свой еще почти новый «Мерседес». Он не боялся за свою кредитку и остатки денег. Карл боялся за Йогана, их маленького беззащитного сына. Ведь, говорят, русская мафия не щадит ни женщин, ни детей.
А этого Карл не пережил бы.
– Хельга, ты уже накормила Йогана? – спросил он жену, державшую бутылочку с детским питанием.
– Нет еще. А что?
– Если я немного увеличу скорость, это вам не помешает?
– Нет, дорогой, но не увлекайся – здесь такие ямы на дорогах...
– Конечно.
– А что случилось? – она посмотрела назад. – Тебя беспокоит эта машина, которая едет за нами?
– Нет, что ты. Все нормально, не волнуйся, – говоря это. Карл плавно нажал на педаль, увеличивая скорость. – Просто я решил поехать чуть быстрее...
«Опель» не отставал.
Он буквально висел «на хвосте», как приклеенный.
Когда узкая извилистая дорога углубилась в лес, «Опель» несколько раз помигал фарами дальнего света, подавая Карлу какой-то сигнал. Сомнений быть не могло – ему приказывали остановиться.
Берхард в ответ еще сильнее вдавил педаль газа, но «Опель» на предельной скорости резко обошел его по встречной полосе слева и стал прижиматься к «Мерседесу», вытесняя его на обочину.
Карлу ничего не оставалось делать, как остановить машину.
Двое парней очень подозрительного вида вышли из «Опеля» и направились к нему. Карл мужественно открыл дверцу и вышел им навстречу...

* * *

– Здравствуйте. Можно посмотреть ваши документы? – вежливо начал Банда, не очень понимая, что он будет делать дальше.
– По какому праву? – по-русски ответил им Берхард, чем явно обрадовал друзей, не блиставших знанием немецкого. – Я – гражданин Федеративной Республики...
– Мы знаем, – прервал его тот, что просил документы. – Вас зовут Карл Берхард?
– Да.
– С вами – ваша жена Хельга?
– Да.
– Очень хорошо, что мы вас нашли, – Банда даже улыбнулся от удовольствия.
– А в чем дело? Откуда вы меня знаете?
– Дело в том, – немного замялся Банда, с надеждой на помощь взглянув на Бобровского, не зная толком, с чего начать, – к немцу он не хотел применять тех методов воздействия, которые Сергей назвал ночью «игрой без правил», и пытался решить проблему мирным путем. – Дело в том, что мы – из ФСБ.
– Что такое ФСБ?
– Это – Федеральная служба безопасности.
– Не понимаю.
– А Ка-Гэ-Бэ – понимаете?
– Да-да! – оживленно закивал головой немец. С этой аббревиатурой он был хорошо знаком по многочисленным газетным публикациям. – У нас в Восточной Германии тоже было Ка-Гэ-Бэ – «Штази».
– Ну вот. Так мы – из российского КГБ.
– Россия? Но ведь это – Украина?
– Неважно, господин Берхард. В данной ситуации важно то, что вы совершили преступление.
– Какое?
– Давайте не будем играть в наивность, господин Берхард. Ребенок, который находится в машине, – не ваш. Вы приняли участие в его похищении, а это – преступление во всех цивилизованных странах. И наказание за него – очень серьезное.
– Это мой сын... – голос Карла звучал весьма неубедительно, но он все же сделал попытку защититься. – У меня все указано в документах, прошу вас!
Он протянул паспорта, в которых действительно имелась запись о наличии сына – Йогана Берхарда, родившегося совсем недавно – этим летом.
– Господин Берхард, – Банда, мельком взглянув на документы, вернул их немцу. – По паспортным данным, вашему сыну четыре месяца. Можно мне взглянуть на вашего ребенка?
– Незачем.
– Конечно. Потому что ему – чуть больше одного дня. Он родился прошлой ночью в одесском роддоме.
– Чушь.
– Послушайте меня внимательно, господин Берхард. Я могу вас арестовать. И вас будут судить как соучастника киднепинга, вы получите огромный срок и честно отработаете его в тайге, в Сибири... Вам этого хочется?
– Не-е-ет, – выдавил из себя немец, чувствуя, что эти парни знают все и действительно могут очень круто изменить его судьбу.
– Вот видите! Знаете что, давайте пройдем в нашу машину, немного поговорим, – Банда жестом пригласил Берхарда сесть в их «Опель».
Успокаивающе помахав жене рукой, немец последовал за «представителями Ка-Гэ-Бэ» в их машину.
Когда они уселись в «Опель», Бобровский включил диктофон, и Банда обратил на это внимание немца:
– Наш разговор будет записан, господин Берхард. Пленка затем будет передана в суд.
– Без своего адвоката я не собираюсь ни о чем с вами разговаривать. Я – иностранный гражданин и требую поэтому представителя моего посольства. Вы поступаете незаконно, задерживая меня. Я знаю свои права.
– Высказались?
Банда строго смотрел на новоиспеченного «папашу», и в глазах его постепенно разгорался огонек злости. Карл заметил это и благоразумно решил помолчать.
– Теперь я буду говорить; Вы, – Банда ткнул пальцем чуть ли не в глаз немцу, – купили ребенка в одесском роддоме, воспользовавшись услугой некоей частной чешской фирмы. Не знаю, может быть, вы даже не понимали, что делаете. Возможно, вам говорили, что ребенок – сирота и ему надо помочь...
– Да, мне сказали, что его родители погибли в автокатастрофе, а мальчик, по счастью и чистой случайности, остался жив и невредим, – горячо заговорил Берхард. – Поэтому я могу его усыновить.
– Это ложь. Его родная мать, вынашивавшая его девять месяцев, сейчас лежит в роддоме и плачет по своему, как ей сказали, родившемуся мертвым сыну.
– Какой кошмар! – закрыл лицо руками немец. – Что же теперь делать?
– Для начала расскажите нам, как вы связались с преступниками, сколько вы им заплатили?
– По объявлению. Фирма обещала решить проблему тех, кто не имеет детей. Они предложили помощь в усыновлении ребенка – сироты из бывшего СССР.
– Кто именно предложил вам это? Где это происходило?
– В Праге, в Чехословакии. Господин Павел Гржимек, доктор медицины, руководитель этой фирмы, и он лично заполнял мои бланки...
– Что за бланки? – заинтересовался Банда, насторожившись и внимательно глядя на Берхарда.
– Ну, мои данные – мой адрес, мое согласие на усыновление и желаемый нами пол будущего ребенка. Все это он внес в компьютер и сказал ждать вызова.
– В компьютер?
– Да.
– Где его офис?
– У него дома, в особняке. На втором этаже. Там он меня принимал, там стоит его компьютер.
– Очень хорошо, – Банда переглянулся с Бобровским – сведения немец сообщал важные, они полностью совпадали с тем, что рассказывала бывавшая у Гржимека дома Рябкина. – Он брал с вас какие-нибудь деньги?
– О, да! И немалые – я заплатил ему целых двадцать пять тысяч марок.
– И вам не показалось странным, что за такое гуманное дело, как усыновление сироты, надо платить такую большую, даже по вашим понятиям, сумму?
– Я еще заплатил и десять тысяч долларов в Одессе врачу больницы, из которой получил нашего мальчика. Господин Гржимек говорил, что деньги нужны для оформления документов – для того, чтобы подкупить страшных советских бюрократов, которые не желают добра своим маленьким несчастным согражданам.
– Ясно.
– Он, наверное, действительно подкупил, потому что проблем у меня не возникало нигде.
– Понятно.
– И что же теперь мне делать?
– А как вы думаете? – горько усмехнулся Банда. – Представьте себе, что у вас украли ребенка. Представьте, что вы его ждали, мечтали о нем, что ваша жена ходила девять месяцев беременная, может быть, плохо себя чувствовала, а потом, в один «прекрасный» день, вдруг раз! – и нет у вас ребенка. Вам бы понравилась такая ситуация?
– Это ужасно.
– Хуже, чем ужасно, – Банда в сердцах сплюнул под ноги и закурил, нервно щелкнув зажигалкой. – Не знаю, на вашем месте я бы очень серьезно подумал над тем, как можно исправить ситуацию. Ведь впереди вас ожидают огромные неприятности – просто катастрофа.
– Подскажите, господин офицер, что мне надо сделать? Я готов на все...
– Вот это правильно. Слушайте меня внимательно: самое лучшее – быстренько разворачивайтесь и немедленно возвращайтесь в Одессу. Найдите в роддоме Ольгу Сергиенко, мать ребенка, и отдайте ей ее сына.
– Но мои деньги? – возопил несчастный немец, ни на секунду не забывая о вложенной в это сомнительное предприятие огромной сумме.
– Боюсь, с деньгами будет полный швах – вчера была арестована главврач больницы, которой вы заплатили. А мы едем разбираться с господином Гржимеком. Поэтому, кстати, и не сможем проводить вас до Одессы.
– Вы меня отпустите одного?
– Да. Вам ведь некуда деваться. Граница для вас теперь закрыта, – припугнул немца на всякий случай Банда, – а если вы и вырветесь в Германию с мальчиком на руках, вас тут же накроет Интерпол – мы совместно занимаемся расследованием этого преступления. Так что решайте сами, чего вы боитесь больше – потерять деньги или пойти в Сибирь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики