науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Все еще стоит. Все еще стоит, спустя столько лет.
Он набрал номер гостиницы, которую последний раз видел через очки
детства. Набирать этот номер, 12079418282, было Каким-то роковым образом
просто. Он держал трубку у уха и через окно кабинета рассматривал картину за
окном. Виндсерфингистов больше не было, какая-то парочка рука об руку
медленно прогуливалась по пляжу. Парочка могла бы быть рекламой на стене
бюро путешествий, где работала Кэрол Финн, так она была совершенна. За
исключением того, что на них были очки.
"Поймаем, дерьмо! Сломаем твои очки!"
Крис, четко сработала его голова. Его фамилия Крис. Виктор Крис.
О Боже, он ничего не хотел знать, ведь так много времени прошло, но,
по-видимому, это не имело ни малейшего значения. Что-то происходило там, под
сводами, там, где Ричи Тозиер держал личную свою коллекцию "Золотой фонд
старых песен". Открывались двери.
Только там, внизу, не записи, ведь так? Там не записи Ричи Тозиера,
человека состоящего из тысячи голосов, ведь так? И то, что открывается...
Ведь это не двери, а?
Он попытался отбросить эти мысли.
Нужно помнить, что все в порядке. Все о'кей; у меня о'кей, у тебя
о'кей, у Ричи Тозиера о'кей. Можно покурить, это все.
Он бросил курить четыре года назад, но сейчас-то одну сигарету можно
выкурить.
Это не записи, а мертвые тела. Ты глубоко захоронил их, но сейчас
происходит какое-то сумасшедшее землетрясение, и земля выплевывает их на
поверхность. Там ты не Ричи Тозиер "Записи" - там, внизу, ты просто Ричи
Тозиер - Четырехглазый, и ты со своими дружками, и ты так перепуган, что,
кажется, шарики твои превращаются в виноградное желе. То не двери, и не они
открываются. То склепы, Ричи. Это они отворяются со скрипом, и те, кого ты
считаешь мертвыми, снова вылетают на поверхность.
Сигарету, только одну сигарету. Даже Карлтон бы закурил, ради всего
святого.
"Поймаем, четырехглазый! Заставим тебя СЪЕСТЬ этот дерьмовый портфель!"
- Гостиница, - сказал мужской голос с интонациями янки; ему
понадобилось проникнуть через всю Новую Англию, Средний Запад, пройти под
казино Лас Вегаса, чтобы достичь его уха.
Ричи спросил этот голос, можно ли ему забронировать комнаты начиная с
завтрашнего дня. Голос ответил, что можно, и даже спросил, на какой срок.
- Не могу сказать. У меня... - Он внезапно сделал паузу, на одну
минуту.
Что у него на самом деле? Перед его глазами возник мальчик с матерчатым
ранцем, убегающий от улюлюкающих хулиганов; он увидел мальчика в очках,
худенького мальчика с бледным лицом, которое, казалось, Каким-то странным
образом кричало каждому пробегавшему громиле: "Поймайте меня! Бегите,
поймайте меня! Вот мои
губы! Вдави их мне в зубы! Вот мой нос! Разбей его в кровь! Врежь в
ухо, чтобы оно распухло, как кочан цветной капусты! Раскрои бровь! Вот мой
подбородок, нокаутируй меня! Вот мои глаза, такие голубые и увеличенные за
этими ненавистными, ненавистными очками, этими роговыми очками, одна дужка
которых удерживается лейкопластырем. Разбей очки! Вдави осколок стекла в
глаз и закрой его навсегда! Какого черта!"
Он закрыл глаза и сказал: - Видите ли, у меня в Дерри дело. Я не знаю,
сколько времени займет заключение сделки. Как насчет трех дней с
возможностью продлить?
- Возможность продлить? - с сомнением спросил клерк, и Ричи терпеливо
ждал, пока этот тип сообразит. - О, да, хорошо!
- Спасибо, и я... надеюсь, что вы сможете голосовать за нас в ноябре, -
сказал Джон Кеннеди. - Жаки хочет сделать Овальный Кабинет... у меня работа,
связанная... с... братом Бобби.
- Мистер Тозиер?
- Да.
- О'кей... Кто-то подключился к линии на несколько секунд.
Просто старый неудачник из Старой Партии Мертвецов, подумал Ричи. Не
беспокойтесь о ней. Дрожь пронзила его и он снова сказал себе, почти в
отчаянии: "Все о'кей, Ричи".
- Я тоже слышал, - сказал Ричи. - Да, должно быть, подключился. Ну, так
как у нас с вами будет с комнатой?
- О, нет проблем, - сказал клерк. - Мы здесь в Дерри, правда,
занимаемся бизнесом, но никакого бума.
- Точно?
- О, да, - уверенно сказал клерк, и Ричи снова передернуло. Он забыл,
что на севере Новой Англии "да" произносили специфически, как этот клерк.
"Поймаем, гадина!" - закричал призрачный голос Генри Бауэрса, и он
почувствовал, что теперь склепы со скрипом отрываются внутри него; вонь,
которую он ощущал, шла не от разложившихся тел, а от разложившейся памяти,
от разложившихся воспоминаний, и это было еще хуже.
Он дал клерку в деррийской гостинице номер своего американского
экспресса и положил трубку. Затем он позвонил Стиву Коваллу, директору
программы "Клэд".
- Что случилось, Ричи? - спросил Стив. Последний рейтинг показал, что
КЛЭД занимает на каннибальском рынке рока в ЛосАнджелесе самую вершину, и с
тех пор Стив был в отличном настроении - благодарение Богу за маленькие
победы.
- Ты можешь пожалеть, что спросил, - сказал Ричи. - Я делаю ноги.
- Делаешь ноги... - Он услышал недовольство в голосе Стива. - Что-то я
не понимаю тебя.
- Я собираю манатки. Я исчезаю.
- Что ты имеешь в виду под "собираю манатки"? По логике, я сейчас
здесь, а ты завтра в воздухе от двух дня до шести вечера, как всегда. В
четыре часа ты в студии интервьюируешь Кларенса Клемонса. Ты знаешь Кларенса
Клемонса, Ричи? Который в "Приди и ударь, босс"?
- Клемонс может с таким же успехом говорить с Майком О'Хара.
- Кларенс не хочет говорить с Майком, Рич. Кларенс не хочет говорить с
Бобби Русселом. Он не хочет говорить со мной. Кларенс - фанат Буфорда
Киссдривела и БайатаГангстераубийцы. Он хочет говорить только с тобой, мой
друг. И у меня нет никакого желания иметь зассанного
двухсотпятидесятифунтового саксофониста, которого однажды отделали
футболисты профи, учинившие дебош в моей студии.
- Не думаю, что он повинен в истории с дебошем, - сказал Ричи. - Мы
ведь сейчас говорим о Кларенсе Клемонсе, а не о Кейте Муне.
В трубке было молчание. Ричи терпеливо ждал.
- Ты не серьезно, а? - спросил наконец Стив. Голос у него был
печальный. - Разве что у тебя только что умерла мать или тебе предстоит
удалять опухоль мозга, или что-то в этом роде, а иначе это чушь.
- Я должен ехать, Стив.
- У тебя мать заболела? Или - Боже упаси - умерла?
- Она умерла десять лет назад.
- У тебя опухоль мозга?
- У меня нет даже прыща на заднице.
- Это не смешно, Ричи.
- Нет.
- Это дерьмовый розыгрыш, мне это не нравится.
- Мне тоже не нравится, но я должен ехать.
- Куда? Почему? В чем дело? Скажи мне, Ричи.
- Мне позвонили. Некто, кого я знал в давние времена. В другом месте.
Снова что-то случилось. Я дал обещание. Мы все дали обещание, что вернемся,
если что-то будет случаться. И мне кажется, оно случилось.
- О каком "что-то" мы говорим, Ричи?
- Я бы с удовольствием не говорил. Если скажу правду, ты подумаешь, что
я сумасшедший. Так вот, я не помню.
- Когда ты дал это знаменитое обещание?
- Давно. Летом 1958-го.
Последовала длинная пауза; Стив Ковалл явно пытался понять, дурит, ли
его Ричард Тозиер "Записи", он же Буфорд Киссдривел, он же
Вайатгангстерубийца, и т. д. и т. д или у него какое-то психическое
расстройство.
- Ты же был еще ребенком, - спокойно сказал Стив.
- Мне было одиннадцать. Двенадцатый.
Снова длинная пауза. Ричи терпеливо ждал.
- Ладно, - сказал Стив. - Я сделаю перестановку - поставлю Майка вместо
тебя. Я могу позвонить Чаку фостеру, сделать несколько замен, если смогу
узнать, в каком китайском ресторане он сейчас сшивается. Я это сделаю,
потому что мы давно вместе. Но я никогда не забуду, как ты подсадил меня.
- Ой, брось ты, - сказал Ричи, головная боль все усиливалась. Он знал,
что он делает, а Стив в это не верил. - Мне нужно несколько выходных, все.
Ты ведешь себя так, как будто я насрал на права нашей федеральной комиссии
связи.
- Несколько выходных для чего? Тусовка компашки молодчиков в борделе
Фоле, Северная Дакота, или Пуссихамр Сити, Западная Вирджиния?
- Мне кажется, на самом деле бордель в Арканзасе, приятель, - сказал
Буфорд Киссдривел глухим, как из большой пустой бочки, голосом, но Стива
было не отвлечь.
- И только потому, что ты дал обещание, когда тебе было одиннадцать?
Побойся Бога, в одиннадцать лет серьезных обещаний не дают. Ты понимаешь,
Рич, что не в этом дело. У нас не страховая компания, не юридическая
контора. Это ШОУБИЗНЕС, какой бы он ни был скромный, и ты это очень хорошо
знаешь. Если бы ты предупредил меня за неделю, я бы не держал сейчас телефон
в одной руке и бутылку "Миланты" в другой. Ты загоняешь меня в угол, и
сознаешь это, поэтому не оскорбляй мой разум такими заявками.
Стив теперь почти что кричал и Ричи закрыл глаза. - Я никогда не забуду
этого, - сказал Стив, и Ричи подумал, что да, не забудет. Но Стив сказал
также, что в одиннадцать лет серьезных обещаний не дают, а это совсем
неправда. Ричи не помнил, что это было за обещание - он не был уверен, что
ХОЧЕТ помнить, но оно было сто раз серьезным.
- Стив, я должен.
- Да. И я сказал, что управлюсь. Так что давай. Давай, мудак.
- Стив, это...
Но Стив уже положил трубку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики