науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Слезы текли у него все
утро, и особенно давала себя знать астма. В ту ночь он долго лежал без сна,
размышляя, что такое рак, хуже ли он полиомиелита, сколько времени он
убивает человека, насколько больно перед смертью. Еще он размышлял, не в ад
ли он потом попадет.
Угроза была серьезной, он это знал.
Она была так испугана.
Она была в ужасе.
- Марти, - сказал он через пропасть лет, - ты меня поцелуешь?
Она расцеловала его и прижала к себе так крепко, что у него затрещали
кости. Если бы мы были в воде, подумал он, она бы утопила нас обоих.
- Не бойся, - прошептал он ей в ухо.
- Я ничего не могу поделать, - всхлипнула она.
- Я знаю, - сказал он и осознал, что хотя она так крепко прижала его к
груди, что трещали кости, астма его успокоилась. Свист прекратился. - Я
знаю, Марти.
Таксист снова дал гудок.
- Ты позвонишь? - спросила она его, дрожа.
- Если смогу.
- Эдди, скажи, пожалуйста, что это?
А что, если рассказать? Насколько бы это ее успокоило?
"Марти, сегодня вечером мне позвонил Майкл Хэнлон, и мы немного
поговорили, но все, что мы сказали, сводилось к двум вещам: "Это началось
снова, - сказал Майкл. - Ты приедешь?" И сейчас у меня озноб, только этот
озноб, Марти, нельзя приглушить аспирином, у меня нехватка дыхания, поэтому
не помогает проклятый аспиратор, потому что нехватка дыхания не в горле и не
в легких, а вокруг сердца. Я вернусь к тебе, если смогу, Марти, но я
чувствую себя как человек, стоящий у края старой осыпающейся шахты: он стоит
там и прощается с дневным светом".
Да уж, конечно! Это наверняка бы ее успокоило!
- Нет, - сказал он, - пожалуй я не моту рассказать тебе, что это.
И прежде чем она могла еще что-то произнести, прежде чем она могла
начать снова: ("Эдди, выйди из такси! У тебя будет рак!"), он зашагал от
нее, все прибавляя шаг. У такси он уже бежал.
Она все еще стояла в дверях, когда такси выехало на улицу, все еще
стояла там, когда такси поехало по городу - большая черная тень - женщина,
вырезанная из света, льющегося из дома. Он махал рукой и думал, что она
машет ему в ответ.
- Куда мы направляемся, мой друг? - спросил таксист.
- "Пени Стейщн", - сказал Эдди, его рука покоилась на аспираторе. Астма
ушла куда-то вглубь бронхиальных трубок. Он чувствовал себя... почти хорошо.
Но аспиратор понадобился ему больше, чем когдалибо, четыре часа спустя,
когда он вышел из легкого забытья в спазматическом подергивании - так что
парень в костю96 ме бизнесмена опустил газету, посмотрел на него с некоторым
любопытством.
"Я вернусь, Эдди! - кричала победно астма. - Я вернусь ох, вернусь, и
на этот раз я, может быть, убью тебя! Почему бы и нет? Когда-нибудь это
должно произойти, ты
ведь знаешь! Не могу же я, черт возьми, вечно сопровождать тебя!"
Грудь Эдди подымалась и опускалась. Он потянулся за аспиратором, нашел
его, направил в горло и нажал защелку. Затем он снова сел на высокое
сидение, дрожа, ожидая облегчения, вспоминая сон, от которого он пробудился.
Сон? Господи, если бы этим ограничилось. Он боялся, что то было скорее
воспоминание, чем сон. Там был зеленый свет, как свет внутри рентгеновского
аппарата в обувном магазине, и гниющий прокаженный тащил кричащего мальчика
по имени Эдди Каспбрак сквозь туннели под землей. Он бежал и бежал (он бежал
достаточно быстро, как учитель Блэк сказал его матери, и он бежал очень
быстро от того гниющего прокаженного, который гнался за ним, о да, поверьте,
даю голову на отсечение) в своем сне, где ему было одиннадцать лет, а затем
почувствовал запах чего-то наподобие смерти времени, и кто-то зажег спичку,
и он посмотрел вниз и увидел разложившееся лицо мальчика по имени Патрик
Хокстеллер, мальчика, который исчез в июле 1958 года, и черви вползали и
выползали из щек Патрика Хокстеллера, и тот жуткий запах исходил изнутри
Патрика Хокстеллера, и в этом сне было больше воспоминания, чем сна, в
котором он увидел два школьных учебника, которые разбухли от влаги и
покрылись зеленой плесенью - "Дороги везде" и "Познание нашей Америки". Они
были в таком состоянии, потому что там была отвратительная влага ("Как я
провел свои летние каникулы", тема Патрика Хокстеллера - "Я провел их
мертвым в туннеле! На моих книгах вырос мох, и они распухли до размеров
огромных каталогов!") Эдди открыл рот, чтобы закричать, и вот тогда
скользкие пальцы прокаженного провели по его щекам и полезли в рот и вот тут
он проснулся, содрогаясь, будто ток прошел по его спине, и оказался не в
сточных трубах под Дерри, штат Мэн, а в вагоне Американской транспортной
компании в голове поезда, пересекающего РодАйленд под большой белой луной.
Человек, сидевший через проход, поколебавшись, все же заговорил с ним:
- У вас все в порядке, сэр?
- О, да, - сказал Эдди. - Я уснул и видел плохой сон. Он вызвал астму.
- Понимаю. - Газета опять поднялась. Эдди увидел, что это была газета,
которую его мать иногда называла "Еврей-Йорк-тайме".
Эдди посмотрел из окна на спящий ландшафт, освещаемый только сказочной
луной. Здесь и там были дома, иногда скопления их, в большинстве темные,
лишь в некоторых горел свет. Но свет был едва заметным, фальшиво дразнящим,
по сравнению с призрачным мерцанием луны.
Он думал, что луна разговаривает с ним - вдруг пришло ему в голову.
Генри Бауэре. Боже, он был такой сумасшедший. Интересно, где сейчас Генри
Бауэре? Умер? В тюрьме? Ездит по пустынным равнинам гденибудь в центре
страны, шныряя, как неизлечимый вирус, между часом и четырьмя - в часы,
когда люди спят особенно крепко - или, может быть, убивая людей, настолько
глупых, что они замедляли шаг на его поднятый палец, а он перекладывал
доллары из их бумажника в свой собственный?
Возможно, возможно.
А может, он гденибудь в психолечебнице? Глядит на луну, которая входит
в полную фазу? Разговаривает с ней, слушает ответы, которые только он может
слышать?
Эдди считал такое вполне вероятным. Он дрожал. Мне вспомнилось наконец
мое отрочество, думал он. Вспомнилось, как провел свои собственные летние
каникулы в тот тусклый мертвый год 1958. Он чувствовал, что теперь может
припомнить почти любой фрагмент того лета, но ему не хотелось. О, Боже, если
бы только можно было снова забыть все это.
Он прислонился лбом к грязному стеклу окна, держа аспиратор в руке, как
талисман, а мимо поезда пролетала ночь.
Еду на север, думал он, но это была неправда.
Я еду не на север, потому что это не поезд. Это машина времени. Не на
север - назад. Назад во время.
Ему казалось, будто он слышит, как тихо говорит луна.
Эдди Каспбрак плотно сжал аспиратор и, почувствовав головокружение,
закрыл глаза. Порка Беверли Роган.
Том почти что засыпал, когда зазвонил телефон. Он привстал, потянулся к
нему, а затем почувствовал, как одна грудь Беверли прижалась к его плечу,
когда она через него взяла трубку. Он снова упал на подушку, тупо соображая,
кто звонил по их незарегистрированному телефонному номеру в такой поздний
час. Он слышал, как Беверли сказала "алло", и затем отключился. Он отбил
сегодня шесть мячей в ходе игры в бейсбол, волосы у него были всклокочены.
Затем голос Беверли, резкий и возбужденный: - "Чтооооо?" - врезался в
ухо как сосулька, и он открыл глаза. Он попытался сесть, и телефонный шнур
врезался ему в шею.
- Сними с меня эту дерьмовую штуку, - сказал он, и она быстро встала и
обошла вокруг кровати, держа телефонный провод согнутыми пальцами. Волосы у
нее были огненнокрасные и лились естественными волнами по ночной рубашке
почти до талии.
Волосы шлюхи. Ее глаза не пересекались с его лицом, и Тому Рогану не
нравилось, что он не может прочесть ее душевное состояние. Он сел. У него
началась головная боль. Черт, она, может быть, была и перед тем, но когда ты
заснул, ты этого не знаешь.
Он пошел в ванную, мочился там, похоже, часа три и затем решил, как
только встанет, пойти в другой бар похмелиться.
Проходя через спальню к лестнице, в белых боксерских шортах,
развевающихся, как паруса под его большим животом, а руки были как бы
натяжками парусов (он больше походил на громилу из дока, чем на президента и
генерального управляющего "Беверли Фэшинз"), Том глянул через плечо и грубо
крикнул: - Если звонит эта подстилка Лесли, скажи ей, пусть катится ко всем
чертям и даст нам спать.
Беверли быстро посмотрела на него, покачала головой - это не Лесли, и
затем снова сосредоточилась на телефоне. Том почувствовал, как мышцы на его
шее напряглись. Это выглядело, как поражение. Поражение от Миледи. Херовой
леди. Похоже было на что-то серьезное. Возможно, Беверли нужен краткий курс,
чтобы напомнить, кто здесь старший. Возможно. Иногда она в нем нуждалась. И
начинала понимать, где ее место.
Он сошел вниз через холл на кухню, рассеянноавтоматически вытаскивая из
задницы шорты, и открыл холодильник. Там не нашлось ничего более
алкогольного, чем синяя посудина с остатками "Томанова". Все пиво выпито.
Даже фляжка, которую он прятал поглубже, тоже, выпита. Его глаза прошлись по
бутылкам с крепкими напитками на стеклянной полке над кухонным баром, и он
на мгновение представил себе, как наливает "Бим" на кубик льда. Затем он
опять подошел к лестнице, посмотрел на циферблат старинных часов с
маятником, висящих там, и увидел, что уже за полночь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики