науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Во-первых, здесь не бывало женщин, из-за которых обычно возникают
драки, а эти мужчины, педы или не педы, по-видимому, владели секретом ладить
друг с другом, в отличие от их гетеросексуальных коллег.
Когда Курти узнал о сексуальных предпочтениях своих завсегдатаев, его
слуха стали достигать дикие россказни о Фэлконе. На самом деле
рассказывалось это уже задолго до 1981 года. Но Курти просто не слышал. Он
пришел к выводу, что самыми вдохновенными рассказчиками, смаковавшими
детали, были мужчины, которые так боятся за свою шкуру, что их веревкой не
затащить в Фэлкон.
Согласно их рассказам, в Фэлконе в любое время ночи можно увидеть
танцующих мужчин, тесно прижавшихся друг к другу, групповую мастурбацию
прямо на полу дансингхолла, французские поцелуи в баре, сношение в ванных
комнатах. Якобы где-то в глубине была комната для желающих провести
некоторое время на Башне
Могущества - там находился громила в фашистской униформе, у которого до
плеча была смазана рука и который был бы очень не прочь позаботиться о вас.
На самом деле все это было неправдой. Те, кто заходили в Фэлкон с
автобусной станции, чтобы выпить пива или виски с содовой, не замечали там
ничего экстраординарного. Гомиков, правда, много, но вообще-то обычный бар,
каких тысячи в стране. Клиенты - гомики, но ведь гомик - не синоним дурака.
Если им желательны были крайности, они ехали в Портленд. Если много
крайностей - в Нью-Йорк или Бостон. Дерри же был маленьким провинциальным
городишкой, и небольшое сообщество гомиков ценило крышу, под которой могло
спокойно существовать.
Дон Хагарти к марту 1984 года был уже завсегдатаем Фэлкона, а однажды
появился там с Адрианом Меллоном.
К концу апреля даже Элмеру Курти, которого мало беспокоили такие вещи,
стало очевидным, что они состоят в любовной связи.
Хагарти был чертежником в одной технической конторе в Бангоре. Адриан
Меллон был свободным писателем и печатался повсюду, где только мог: в
журналах авиакомпаний, конфессиональных, региональных, порножурналах,
воскресных приложениях. Он работал над романом, хотя это сомнительно: уж
больно давно он его начал - на третьем курсе колледжа, двенадцать лет тому
назад.
Он приехал в Дерри написать очерк о Канале - у него было задание от
"Нью Ингленд Байвейз" - вполне пристойного журнала, выходящего в Конкордии
раз в два месяца. Адриан Меллон взялся за это задание, так как "Байвейз"
обеспечивал ему трехнедельное содержание, включая симпатичный номер в
деррийской гостинице, а на то, чтобы собрать требуемый для очерка материал,
ему хватило бы пять дней. Еще две недели он мог собирать материал для других
очерков.
Но в этот трехнедельный период он встретил Дона Хагарти, и вместо того,
чтобы возвратиться назад, в Портленд, когда кредит был исчерпан, он нашел
себе маленькую квартирку на Коссутлейн. Он прожил там всего шесть недель.
Потом он пошел с Доном Хагарти...
То лето, как сказал Хагарти Гарольду Гарднеру и Джеффу Ривзу, было
самым счастливым в его жизни - это должно было насторожить его, ведь
известно, что судьба немилостива к таким парням, как он.
Только неожиданное безрассудное отношение Адриана к Дерри сказал он,
бросало тень на их жизнь. У Адриана была футболка с надписью "И Мэн не
плохой - но Дерри великий!" У него был пиджак старшеклассников школы
"Деррийские Тигры". И, конечно, шляпа. Ему необходима была, живая атмосфера
и поддержка со стороны. Похоже, в этом что-то было: около года назад в его
манерах появилась некая томность.
- Он действительно работал над романом? - спросил Гарднер Хагарти,
просто так, желая сделать ему приятное.
- Да, он сочинял роман. Он сказал, что это, наверно, страшный роман, но
дальше он не будет таким страшным, нескончаемым. Он думал окончить его к
своему дню рождения, в октябре. Конечно, он не знал, какой Дерри на самом
деле; думал, что знает, но слишком недолго здесь пробыл, чтобы получить
истинное впечатление от Дерри. Я все время говорил ему это, но он не слушал.
- А какой Дерри, Дон? - спросил Ривз.
- Он очень похож на старую увядшую проститутку, которая кокетничает и
жеманничает, - сказал Дон Хагарти.
Оба полицейских уставились на него в тихом изумлении.
- Это ПЛОХОЕ место, - сказал Хагарти. - Клоака. Вы, два парня,не знаете
этого? Вы, два парня, прожили здесь всю жизнь и не ЗНАЕТЕ этого?
Никто не ответил. Чуть погодя Хагарти ушел.
Пока Адриан Меллон не вошел в его жизнь. Дон намеревался уехать из
Дерри. Он пробыл там уже три года, главным образом потому, что согласился на
долгосрочную аренду квартиры с самым фантастическим в мире видом на реку, но
теперь аренда подошла к концу, и Дон был рад. Больше не надо будет ездить
тудасюда, в Бангор и обратно. Больше не будет таинственных происшествий - в
Дерри, как он однажды сказал Адриану, всегда было что-то роковое. Быть
может, Адриан и считал Дерри великим городом, но это испугало Дона. Какая-то
мрачная гомофобия была свойственна этому городу, гомофобия, настолько ярко
выраженная городскими проповедниками равно как и надписями в Бассейпарке,
что это сразу бросалось в глаза. Хагарти указал на это Адриану. Но тот
рассмеялся.
- Дон, в каждом городишке в Америке есть контингент, который ненавидит
гомосексуалистов, - сказал он. - Не говори мне, что ты не знаешь. В конце
концов, это эпоха Ронн Морона и Филлиса Хауелая.
- Пошли со мной в Бассейпарк, - ответил Дон, увидев, что Адриан в самом
деле считает, будто Дерри не хуже любого другого ярмарочного городка в
глубинке Штатов. - Я хочу тебе кое-что показать, любовь моя.
Они поехали в Бассейпарк - это было в середине июня, приблизительно за
месяц до убийства Адриана, как сказал Хагарти полицейским. Он привел Адриана
в мрачную темень Моста Поцелуев, от которого на расстоянии пахнуло вонью. Он
показал на одну из надписей. Адриану пришлось зажечь спичку, чтобы прочесть
ее: ПОКАЖИ МНЕ СВОЙ ХЕР, И Я ЕГО ОТРЕЖУ.
- Я знаю, как люди относятся к гомикам, - спокойно сказал Дон Адриану.
- Меня избили на автостоянке в Дейтоне, когда я был подростком; несколько
парней в Портленде бросили мои ботинки в огонь перед баром, а его владелец,
толстокожий кот, сидел в своей тачке и ржал. Я много видел... но я никогда
не видел ничего подобного. Посмотри вот здесь.
Другая спичка осветила: ВБИВАЙТЕ ГВОЗДИ В ГЛАЗА ВСЕМ ПЕДЕРАСТАМ (ВО ИМЯ
ГОСПОДА)!
- Все авторы этих призывов страдают глубоким психическим расстройством.
Мне легче было бы считать, что это делает один человек, один изолированный
больной, но... - Дон указал рукой на Мост Поцелуев. - Здесь много этого... и
я не верю, будто все это сделал один человек. Вот почему я хочу уехать из
Дерри, Эйд. Здесь слишком много людей, по-видимому, тяжело больных
психически.
- Ладно, подожди, пока я закончу роман, о'кей? Ну пожалуйста! Октябрь,
я обещаю, не позже. Здесь воздух лучше.
- Он не знал, что нужно остерегаться воды, - с горечью сказал Дон
Хагарти.
Том Бутильер и шеф полиции Рейдмахер подались вперед, оба они молчали.
Крис Унвин сидел с опущенной головой, и глядя в пол, монотонно рассказывал.
Это было как раз то, что они хотели услышать: то, что определит судьбу этих
подонков; по меньшей мере двое из них попадут в Томастон.
- На ярмарке ничего хорошего уже не было, - сказал Унвин. - Они все
разобрали. Они уже повесили вывеску "закрыто". Все было закрыто, кроме
детских катаний. Поэтому, мы прошли мимо игр и Вебби увидел аттракцион
"Бросай, пока не выиграешь", и он заплатил пятьдесят центов и увидел шляпу"
которую держал на голове тот дурик, и он бросал, но все промазывал, и с
каждым разом настроение у него все больше портилось. А Стиву (этот парень
всегда всех подстрекает) все было по фигу, потому что он принял ту пилюлю,
знаете? Я не знаю, что за пилюля. Красная такая. Может быть, даже
дозволенная. Он стал подначивать Вебби: "Эх ты, даже не можешь выиграть
шляпы того дурика, ты, должно быть, пропащий, если не можешь даже выиграть
той шляпы". Я даже подумал, сейчас Вебби ударит его. В конце концов женщина
дала ему приз, хотя он его и не выиграл. Просто хотела от нас избавиться.
Хотя не знаю. Может и нет. Но я думаю, хотела. Шумелку такую дала, знаете? В
нее дуешь, а она развертывается и издает звук, словно пернул кто, знаете? У
меня была одна. Я получил ее на Хэллоуин или на Новый год, или на какой-то
херовый день рождения, кажется, она была здоровская, только я потерял ее.
Или может быть, кто-то увел ее из кармана на этой херовой спортплощадке в
школе, знаете? Так вот, ярмарка закрывается и мы уходим, а Стив все еще
цепляется к Вебби, не мог мол выиграть шляпы того дурика, знаете, и Вебби
помалкивает, а я знаю, что это плохой признак; надо, думаю, тему сменить, а
чего придумать - не знаю. Приходим мы, значит, на стоянку автомобилей, Стив
говорит: ты куда хочешь идти? Домой? А Вебби в ответ: давай-ка подрулим
сначала к Фэлкону, посмотрим, нет ли там поблизости того дурика.
Бутильер и Рейдмахер обменялись взглядом. Бутильер приложил палец к
щеке: этот недоносок в саперных ботинках не подозревает, что речь идет об
убийстве первой степени.
- Я с ними не иду, я собираюсь домой, а Вебби говорит: "Ты что,
испугался идти к тому дуриковому бару?" Ну я пошел, черт! А Стив все
подначивает: "Пойдем размажем какого-нибудь дурика!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики