науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мистер Хэнском мог
строить небоскреб в Нью-Йорке (где им уже было построено три из наиболее
нашумевших зданий города), новую картинную галерею в Редондо Вич или
торговый центр в Солт Лейк Сити, но каждую пятницу он въезжал в ворота,
ведущие на автостоянку, так, словно бы жил не далее чем на другом конце
города и, поскольку по телевизору не было ничего хорошего, решил заскочить
сюда. У него был свой самолетик и личная взлетнопосадочная полоса на ферме в
Джанкинсе.
Два года назад он был в Лондоне, сначала проектируя и затем наблюдая за
строительством нового центра связи Бибиси - здания, о котором до сих пор шли
жаркие споры в английской прессе, выдвигались все "за" и "против".
("Гардиан": "Возможно, это самое красивое здание, из сооруженных в Лондоне
за последние двадцать лет"; "Миррор": "Уродливейшая вещь, из всего, что я
когдалибо видел". Когда мистер Хэнском взялся за ту работу, Рикки Ли
подумал: "Ну, когда-нибудь я снова увижу его. А может, он просто забудет обо
всех нас". И действительно, в пятницу, после своего отъезда в Лондон, Бен
Хэнском не появился, хотя Рикки Ли поймал себя на том, что между восемью и
девятью тридцатью от смотрит на открывающуюся дверь. Да, когда-нибудь я
увижу его. Может быть. "Когда-нибудь" обернулось следующим вечером. Дверь
открылась в четверть десятого, и он вошел легкой походкой, в джинсах,
рубашке и старых саперных ботинках - как будто бы приехал из соседнего
городка. И когда Рикки Ли крикнул почти радостно: "Хей, мистер Хэнском! Бог
ты мой] Что вы здесь делаете?", мр Хэнском посмотрел на него слегка
удивленно, как будто в его появлении здесь не было ничего необычного. И это
был не эпизод; он показывался в "Красном колесе" каждую субботу в течение
двух лет его работы с Бибиси. Он улетал из Лондона каждую субботу на
Конкорде, в 11.00 утра - как говорил зачарованному Рикки Ли - и прибывал в
аэропорт Кеннеди в Нью-Йорке в 10.15- за сорок пять минут до того, как
вылетал из Лондона, по крайней мере по часам ("Боже, это как путешествие во
времени, а?" - говаривал впечатленный Рикки Ли). Невдалеке останавливался
лимузин, чтобы довезти его в аэропорт Тетерборо в НьюДжерси - поездка,
которая в субботу утром занимает обычно не более часа. Он мог сидеть в
кабине пилота в своем Лире без проблем до 12.00 и коснуться земли в
Джункинсе к двумтридцати. Если движешься на запад достаточно быстро, сказал
он Рикки, день кажется бесконечным. Затем у него был двухчасовой сон, час он
проводил с прорабом и полчаса с секретаршей. Затем ужинал и приезжал в
"Красное колесо" часика на полтора. Он всегда приходил один, сидел в баре и
уходил тоже один, хотя известно, что в этой части Небраски полно женщин,
которые были бы счастливы снимать ему носки. Потом он обычно спал на ферме
шесть часов, после чего весь процесс повторялся в обратном порядке. У Рикки
не было ни одного клиента, на которого бы не производило впечатление это его
повествование. "Может быть, он педераст", - сказала однажды какая-то
женщина. Рикки Ли посмотрел на нее коротко, оценивая тщательно уложенные
волосы, тщательно сшитую одежду, которая несомненно имела ярлык модельера,
бриллиантовые сережки
в ушах, выразительные глаза, и понял, что она с востока, возможно из
Нью-Йорка, а здесь находится в гостях у родственницы или, может быть, старой
школьной приятельницы и ждет не дождется, когда выберется отсюда. "Нет, -
ответил он. - Мистер Хэнском не "голубой". Она вытащила пачку сигарет
"Дорал" из сумочки и зажала одну в ярко красных своих iy6ax, а он поднес ей
зажигалку. "Откуда вы знаете?" - спросила она, слегка улыбаясь. "Знаю", -
сказал он. И знал. Он мог бы сказать ей: я думаю, он ужасно одинокий
человек, самый одинокий из всех, кого я когдалибо встречал в своей жизни. Но
он никогда бы не сказал такой вещи этой женщине из Нью-Йорка, которая
смотрела на него так, будто он являл собой некий неведомый, весьма странный
и забавный человеческий тип.
Сегодня мистер Хэнском выглядел бледным и несколько рассеянным.
- Привет, Рикки Ли, - сказал он, садясь, и принялся изучать свои руки.
Рикки Ли знал, что он намеревается провести следующие шестьвосемь
месяцев в КолорадоСпрингс, наблюдая за началом строительства там культурного
центра - разветвленного комплекса из шести зданий, врезающихся в горы. Когда
центр будет готов, сказал Бен Рикки Ли некоторые люди станут говорить, что
это выглядит так, будто гигантский ребенок разбросал кубики по лестничным
пролетам. И в какой-то мере они будут правы. Но я думаю, центр будет
работать.
Рикки Ли подумал, что, возможно Хэнском только изображает некий испуг.
Ведь когда ты столь заметная фигура, у когото вряд ли возникает желание на
тебя охотиться. И это естественно. А может, его укусило насекомое? Их
чертовски много вокруг.
Рикки Ли взял кружки со стойки и потянулся к пробке с "Олимпией".
- Не надо, Рикки Ли.
Рикки Ли с удивлением обернулся, но когда Бен Хэнском отвел руки от
лица, он внезапно испугался. Потому что на его лице был не театральный
испуг, и не муха его укусила или что-то в этом роде. Он выглядел так, будто
ему только что нанесли страшный удар, и он все еще пытается понять, что же
такое его ударило.
Кто-то умер. Он не женат, но у каждого есть семья, и кто-то в его семье
только что был повержен в прах, свалился замертво. Вот что произошло, и это
так же верно, как то, что говно из сортира спускается вниз.
Кто-то из посетителей опустил в автопроигрыватель четверть доллара, и
Барбара Мандрелл стала петь о пьяном мужчине и одинокой женщине.
- У вас все в порядке, мистер Хэнском?
Бен Хэнском посмотрел на Рикки Ли из глубины своих глаз, которые вдруг
постарели на десять - нет, на двадцать - лет по сравнению с лицом, и Рикки
Ли был крайне удивлен, увидев, что волосы мистера Хэнскома седеют. Он
никогда раньше не замечал седины в его волосах.
Хэнском улыбнулся. Улыбка была страшная, мрачная. Улыбка трупа.
- Не думаю, что в порядке, Рикки Ли. Нет. Сегодня нет. Вообще нет.
Рикки Ли поставил кружку и подошел к тому месту, где сидел Хэнском. В
баре было человек двадцать - не больше, чем в ночном баре, работающем по
понедельникам задолго до открытия футбольного сезона. Анни сидела у двери в
кухню, играя в крибидж с поваром.
- Плохие новости, мистер Хэнском?
- Да плохие. Плохие новости из дома. - Он посмотрел на Рикки Ли. Он
посмотрел через Рикки Ли.
- Я очень огорчен, что слышу это, мистер Хэнском.
- Спасибо, Рикки Ли.
Он замолчал; Рикки Ли собирался было спросить, чем.
Возьмика Рикки Ли. - он может быть полезен, когда Хэнском сказал:-
Какое виски у тебя в баре?
- Для когонибудь другого в этом кабаке - "Четыре розы", - сказал Рикки
Ли, - но для вас, я думаю, "Дикий турок".
Хэнском улыбнулся одними губами.
- Я очень тебе признателен, Рикки Ли. кружку и наполни ее "Диким
турком".
- Кружку? - спросил ошарашенный Рик, Господи, да мне придется выносить
вас отсюда - "Или вызывать "скорую", - подумал он.
- Не сегодня, - сказал Хэнском, - не думаю.
Рикки Ли внимательно посмотрел в глаза мистера Хэнскома: не шутит ли
он? И ему потребовалось менее секунды, чтобы понять: нет, не шутит. Поэтому
он вытащил кружку из бара и бутылку "Дикого турка" с одной из нижних полок.
Горлышко бутылки стукалось о края кружки, когда он наливал. Он зачарованно
наблюдал, как булькает виски. Да, мистер Хэнском не иначе как техасец, решил
Рикки Ли, ведь такую порцию виски он никогда еще не наливал и вряд ли
комунибудь еще нальет в своей жизни.
Вызывай "скорую", малый. Виски раздавит этого малыша, мне придется
вызывать Паркера и Уотерса из Сведхольма за катафалком.
Тем не менее он поставил бутылку перед Хэнскомом; отец говорил однажды
Рики Ли, что, если человек в здравом уме, следует принести ему то, за что он
платит,
неважно, моча это или яд. Рикки Ли не знал, хорош ли совет, зато точно
знал: если вы содержите бар ради куска хлеба, это совет отличный, и он
спасает вас от искушения копошиться в собственной совести.
Хэнском минутку задумчиво смотрел на адский напиток, а затем спросил: -
Сколько я вам должен за такую порцию, Рикки Ли?
Рикки Ли медленно покачал головой, не отрывая взгляда от кружки с
виски, чтобы не видеть запавших, пронизывающих глаз Хэнскома.
- Нет, - сказал он, - я угощаю.
Хэнском снова улыбнулся, на этот раз более естественно. - Что ж,
спасибо, Рикки Ли. Сейчас я что-то покажу вам, о чем узнал в Перу в 1978
году. Я работал там с парнем по имени Фрэнк Биллингс - я бы сказал, в паре с
ним. Помоему, черт возьми, Фрэнк Биллингс был лучшим архитектором в мире. Он
схватил лихорадку, врачи всадили ему биллион разных антибиотиков, и ни один
не помог. Он сгорел за две недели и умер. То, что я покажу вам, я узнал от
индейцев, которые работали с нами над проектом. У них хорошо варят
черепушки. Обычно вы глотаете, вроде бы испытывая при этом приятное
ощущение, но у вас во рту словно бы кто-то зажигает факел и направляет его в
глотку. А индейцы пьют спиртное, как кокаколу, я редко видел там пьяных, и
ни разу никого - с похмелья. У меня же никогда не было целого бурдюка со
спиртным, чтобы попробовать их метод. Думаю, сегодня получится. Принесите
мне несколько ломтиков лимона.
Рикки Ли принес четыре ломтика и аккуратно положил их на свежую
салфетку, рядом с кружкой, в которой было виски.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики