науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он очень любит ее, но не так, как любят
обычно, и оба они знают это. Она зажигает сигарету, плачет. Но он
сомневается, знает ли она то, что знает он. В ее глазах - свет. Было бы
бестактно напоминать ей об этом, и он не напоминает.
Понастоящему он не любит ее, но готов ради нее горы свернуть.
- Тогда давай, - говорит она сухим деловым тоном, повернувшись к нему.
- Позвони мне, когда будешь готов и если будешь в силах. Я приеду и соберу
все вещи. Если они остались.
Киноверсия "Черных порогов" называется "Ловушка Черного Дьявола", с
Одрой Филипс в главной роли. Название ужасное, но фильм получается вполне
приличный. И единственное, что он теряет в Голливуде, - это свое сердце.
- Билл, - снова сказала Одра, выведя его из этих воспоминаний. Он
увидел, что она выключила телевизор. Он выглянул в окно: за оконными
стеклами стлался туман.
- Я объясню, насколько могу, - сказал он. - Ты заслуживаешь это. Но
сначала сделай для меня две вещи.
- Ладно.
- Налей себе еще чашку чая и расскажи мне, что ты знаешь обо мне. Или
считаешь, что знаешь.
Она посмотрела на него, удивленная, и пошла к буфету.
- Я знаю, что ты из штата Мэн, - сказала она, заваривая себе чай. Она
не была англичанкой, но в речи ее иногда прорывался английский акцент -
пережиток роли, которую она сыграла в "Комнате на чердаке", фильме, который
они приехали делать сюда. Это был первый киносценарий Билла. Ему предложили
и режиссуру. Благодарение Boiy, это он отклонил. Его отъезд положит конец
нудным просьбам. Он знал, что они все скажут, весь съемочный коллектив. Вот
Билл Денбро и показал наконец истинное свое лицо. Просто еще один дерьмовый
писатель, говно собачье.
Бог видит, как смятенно он себя чувствует сейчас.
- Я знаю, что у тебя был брат, и что ты его очень любил, и что он умер,
- продолжала Одра. - Я знаю, что ты вырос в городке Дерри, переехал в Бангор
через два года после смерти брата, а в четырнадцать лет переехал в Портленд.
Я знаю, что твой отец умер от рака легких, когда тебе было семнадцать. И ты
написал бестселлер, когда еще был в колледже, живя на стипендию и почасовую
работу на текстильной фабрике. Это, должно быть, показалось тебе странным...
такое изменение доходов. В перспективе.
Она повернулась в его сторону, и он увидел себя тогдашнего в ее лице:
осознал скрытое между ними пространство.
- Я знаю, что через год ты написал "Черные пороги" и приехал в
Голливуд. И за неделю до начала съемок ты встретил очень растерянную женщину
по имени Одра Филипс, которая немножко познала то, через что ты, должно
быть, прошел - жуткую депрессию, потому что лет пять назад она была просто
Одри Филпот. И эта женщина тонула...
- Одра, не надо.
Ее глаза в упор смотрели на него. "О, почему нет? Давай говорить правду
и стыдить дьявола". - Я тонула. За два года до тебя я обнаружила наркотики,
через год я узнала кокаин, и это было даже лучше. Наркотик внутрь утром,
кокаин днем, вино вечером, "Валиум" в постели. Витамины Одры. Слишком много
важных интервью, слишком много хороших ролей. Я была похожа на героиню из
романа Жаклин Сюзанн, она была веселой. Ты знаешь, как я теперь думаю о том
времени, Билл?
- Нет.
Она отпила чай, отвела глаза от него и нахмурилась. - Это было как бег
на полосе в Л. А. Интернейшнл. Понимаешь?
- Не совсем.
- Это движущаяся полоса длиной в четверть мили.
- Я знаю эту полосу, но не понимаю, что ты...
- Ты просто стоишь там, а она несет тебя к багажному отсеку. Но если
хочешь, можешь идти по ней. Или бежать. При этом кажется, что ты совершаешь
свою обычную прогулку, или пробежку, или спринт - что угодно, - потому что
твое тело забывает, что на самом деле ты просто наращиваешь скорость, с
какой движется полоса. Вот почему у них в конце надпись: ОСТАНОВИСЬ. В тот
момент, когда я встретила тебя, я жила с ощущением, будто выбежала с конца
той полосы на неподвижный пол. Мое тело было на десять миль впереди моей
головы. Невозможно удержать равновесие. Рано или поздно ты падаешь лицом. А
я не упала. Потому что ты подхватил меня.
Она отставила чай и зажгла сигарету, ее глаза в упор смотрели на него.
Он видел, как дрожат ее руки в пламени зажигалки, которая вибрировала вокруг
кончика сигареты, пока не нашла ее.
Она затянулась и выпустила дым.
- Что я знаю о тебе? Я знаю, что у тебя все под контролем. Ты, мне
кажется, никогда не торопишься к выпивке, или знакомству, или вечеринке,
поскольку уверен, что все это будет, если ты захочешь. Ты говоришь медленно
отчасти потому, что так, растягивая слова, говорят в штате Мэн, в основном -
это твоя собственная манера. Ты - первый человек там, из тех, кого я
встретила, кто осмеливался говорить медленно. Я должна была успокоиться и
слушать. Я увидела в тебе, Билл, того, кто никогда не
бежит по полосе, потому что знает - она и так его доставит. Ты казался
нетронутым ни депрессией, ни истерией. Ты не арендовал "Ролле" и мог ездить
по Родео со своими престижными номерными знаками, пристегнутыми к машине
взятой напрокат у какого-нибудь паршивенького агентства. У тебя не было
агента по печати, дающего материал в "Барьере" или "Голливудский
репортер"... - Я знаю, ты всегда оказывался там, когда был мне нужен. Может
быть, ты спас меня от принятия нехорошей пилюли на фоне огромного количества
наркотиков... Я знаю, что с тех пор ты был там. И я была там для тебя. Нам
хорошо в постели. Для меня это много. Но нам хорошо и без постели, и это
кажется важнее. Я чувствую, что могла бы состариться с тобой и все равно
быть в соку. Я знаю, что ты пьешь слишком много пива и недостаточно
занимаешься спортом; я знаю, что иногда ночами тебе снятся плохие сны...
Он вздрогнул, потрясенный до глубины души. Почти испуганный.
- Мне никогда не снятся сны.
Она улыбнулась. - Так ты говоришь репортерам, когда они спрашивают,
откуда ты берешь свои идеи. Но это не так. Разве что от несварения желудка
ты порой стонешь по ночам. Но я этому не верю, Билл.
- Я говорю во сне? - спросил он осторожно. Он не мог вспомнить ни
одного сна. Никакого сна, ни плохого, ни хорошего.
Одра кивнула. - Порой. Но я никогда не понимаю, что ты говоришь. И пару
раз ты рыдал.
Он посмотрел на нее без выражения. И почувствовал неприятный привкус во
рту; он оттянул язык к горлу - то был привкус растаявшего аспирина. "Вот
теперь ты знаешь, какой привкус у страха", - подумал он. И еще подумал, что
привыкнет к этому привкусу. Если проживет достаточно долго.
И вдруг все воспоминания стали толпиться, скучиваться. Как будто
черноты в его мозгу выпятились, угрожая выблевать пагубные сНьюбразы из
сферы подсознательного - в ментальное поле зрения, управляемые рациональным
бодрствующим мозгом; если такое случится снова, это сведет его с ума. Он
пытался оттолкнуть воспоминания, и ему удалось - но потом он услышал голос -
это было, как будто кто-то, похороненный заживо, кричал из-под земли. Это
был голос Эдди Каспбрака.
"Ты спас мне жизнь, Билл. Те большие парни, они достают меня. Иногда
мне кажется, они действительно хотят меня убить".
- Твои руки, - сказала Одра.
Билл посмотрел на руки. Они покрылись мурашками, крупными мурашками,
как яйца насекомых. Они оба уставились на них, не говоря ни слова, как на
интересный музейный экспонат. Мурашки постепенно исчезли.
В наступившей тишине Одра сказала: - И я знаю еще одну вещь. Кто-то
позвонил тебе сегодня утром из Штатов и сказал, что ты должен уехать от
меня.
Он встал, быстро посмотрел на бутылку с ликером, затем пошел на кухню и
вернулся со стаканом апельсинового сока. Он сказал: - Знаешь, у меня бьи
брат, и он умер, но ты не знаешь, что его убили.
У Одры перехватило дыхание.
- Убили! Билл, почему ты никогда...
- Не говорил тебе? - он улыбнулся, улыбнулся с Каким-то лающим звуком.
- Я не знаю.
- Что случилось?
- Мы жили в Дерри тогда. Было наводнение, оно в общемто уже кончилось,
и Джорджу было скучно. Я лежал в постели с гриппом. Он хотел, чтобы я сделал
ему кораблик из газеты. Я научился в лагере год назад. Он сказал, что пустит
его в трубы Витчем-стрит и Джэксонстрит, - там полно воды. И я сделал ему
кораблик, и он поблагодарил меня и ушел, и это был последний раз, когда я
видел своего брата Джорджа живым. Если бы у меня не было гриппа, может быть,
я бы спас его.
Он помолчал, потерев правой рукой левую щеку, как будто проверяя, есть
ли щетина. Его глаза, увеличенные линзами очков, выглядели задумчивыми... но
он не смотрел на нее.
- Это случилось прямо там, на Витчем-стрит, недалеко от пересечения с
Джексон. Тот, кто его убил, вырвал ему левую руку, как второклассник
вырывает крылышко мухи. Паталогоанатом сказал, что он умер или от боли, или
от потери крови. Насколько я понимаю, это не имело значения.
- Боже правый, Билл!
- Я думаю, ты удивляешься, почему я никогда не говорил тебе этого. По
правде сказать, я и сам удивляюсь. Мы женаты одиннадцать лет, и до
сегодняшнего дня ты и ведать не ведала, что случилось с Джорджем. Я знаю обо
всей твоей семье - даже о твоих дядях и тетях. Я знаю, что дед твой умер в
гараже, разрезав себя пилой, когда был пьян. Я знаю такие вещи, потому что
женатые люди, как бы ни были они заняты, узнают друг о друге почти все. И
даже если им надоедает и они перестают слушать, они все равно впитывают это
- осмотически.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики