науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


фермеры, у которых болит спина от работы в поле, спят как убитые и видят
свои быстрые, живые, ртутные сны, и кто знает, что может происходить в их
амбарах, их подвалах и их полях, когда молния гуляет, а гром болтает? Никому
не ведомы эти вещи. Они знают только, что сила высвобождается ночью и что
воздух - сумасшедший от высокого напряжения бури.
Но это звонки на высоте двадцати семи тысяч футов, когда самолет снова
врывается в свет, когда его движение снова стабилизируется; это звонки;
звонок, когда Бен Хэнском спит; и когда он спит, стена между прошлым и
настоящим полностью исчезает, и он глубже и глубже погружается в прошлое,
как человек, падающий в глубокий колодец, - уэллсовский Путешественник во
Времени, возможно, падающий вниз и вниз, в страну Морлоков, где машины
стучат и стучат в туннелях ночи. Это 1981, 1977, 1969; и вдруг он здесь,
здесь в июне 1958: повсюду яркий солнечный свет, и за спящими веками зрачки
Вена Хэнскома реагируют на команды, его дремлющего мозга, который видит не
темноту, лежащую над западным Иллинойсом, а яркий солнечный свет июньского
дня в Дерри, штат Мэн, двадцать семь лет назад.
Звонки.
Звонок.
Школа.
Школа...
...кончилась!
Звук звонка разнесся вверх и вниз, заполнил все помещение школы в
Дерри, большое кирпичное здание, расположенное на Джексонстрит, и в этом
звоне ребята из пятого класса, где учился Бен Хэнском, подняли невообразимый
гвалт, и миссис Дуглас, обычно строжайшая из учителей, не сделала попыток
успокоить учеников. Вероятно, понимала, что это не удастся.
- Дети! - сказала она, когда крики смолкли. - Можно мне в последний раз
обратить ваше внимание?
По классу прошел шепот, смешанный со вздохами. Миссис Дуглас держала в
руках их табели.
- Я надеюсь, что сдала! - сказала шепотом Сэлли Мюллер Беверли Марш,
которая сидела в соседнем ряду. Сэлли была яркая, красивая, оживленная. Бев
тоже была симпатичная, но в ней не было никакого оживления в этот последний
школьный день. Она сидела, мрачно глядя на свои дешевые чулки. На ее щеке
желтел кровоподтек.
- Мне все одно дерьмо, сдала я или нет, - сказала Бев.
Сэлли фыркнула. Леди не пользуются таким языком, означало это фырканье.
Затем она повернулась к Трете Бови. "Не иначе как возбуждение, вызванное
последним звонком в конце еще одного учебного года, заставило Сэлли
повернуться к Беверли и заговорить с ней", - подумал Бен. Сэлли Мюллер и
Грета Бови происходили из богатых семей Западного Бродвея, тогда как Бев
приходила в школу из трущоб на Лоуэр Мейнстрит. Лоуэр Мейнстрит и Западный
Бродвей были всего в полутора милях друг от друга, но даже такой ребенок,
как Бен, знал, что реальное расстояние между ними равнялось расстоянию между
Землей и Плутоном. Достаточно было взглянуть на дешевый свитер, болтающуюся
юбку, которые происходили из экономного гардероба Армии Спасения, на дешевые
чулки Беверли Марш, чтобы понять, как далеки были девочки друг от друга. Но
все равно Вену больше нравилась Беверли - гораздо больше. Грета и Сэлли были
хорошо одеты, возможно они ежемесячно делали перманент или .завивку,но для
Вена это ровно ничего не значило. Они могли бы хоть каждый день делать
перманент и все равно оставались парой самодовольных говняшек.
"Беверли куда лучше... и намного симпатичнее", - думал он, хотя ни за
что на свете не осмелился бы сказать ей это. Но все-таки иногда, в середине
зимы, когда свет снаружи казался бледножелтым, как кошка, свернувшаяся на
диване, и миссис Дуглас зацикливалась на математике (как не запутаться в
делении десятичных чисел или как найти общие знаменатели, чтобы их сложить),
или зачитывала задачи из "Блестящих мостов", или рассказывала об оловянных
приисках в Парагвае, в такие дни, когда казалось, что школа никогда не
кончится и это даже не имело значения, таким отдаленным казался окружающий
мир снаружи... В такие дни Бен смотрел на Бев сбоку, любуясь ее лицом и
ощущая в сердце и отчаянную боль, и теплоту в одно и то же время. Он увлекся
ею или даже влюбился в нее, вот почему он всегда думал о Беверли, когда
"Пингвины" выступали по радио с песней "Земной Ангел", - "Любимая моя. Люблю
тебя всегда"... Да, это было глупо, конечно, сентиментально, но это было
так, и, конечно же, он никогда никому об этом не скажет. Толстым парням, так
он полагал, можно любить красивых девушек только про себя. Расскажи он
комунибудь о своих
чувствах (хотя ему некому было рассказывать), этот человек скорее всего
смеялся бы над ним до сердечного приступа. А если бы он когда-нибудь
рассказал Беверли об этом, она бы или посмеялась про себя (что плохо), или
распустила бы всяческие слухи (что еще хуже).
- Теперь подходите ко мне, как только я назову ваше имя. Пол
Андерсон... Карла Бордо... Грета Бови... Кальвин Кларк... Цисси Кларк.
Учительница называла имена, и ребята подходили к ней по очереди, кроме
близнецов Кларков, которые вышли вместе, как всегда, рука в руку,
неразличимые, только светлые волосы были разной дайны да еще она носила
платье, а он - джинсы, брали свои темножелтые экзаменационные листы с
американским флагом и Обетом Преданности на лицевой стороне и Священной
Молитвой на задней, спокойно выходили из класса и... сразу же летели вниз,
где двери уже были распахнуты. А затем они просто убегали в лето и
расходились или разъезжались: кто на велосипедах, кто на невидимых лошадях,
кто вприпрыжку, хлопая руками по ляжкам, некоторые в обнимку, с песней "С
удовольствием бы увидел свою школу горящей" на мотив "Боевого Гимна
Республики".
- Марция Фадден... Франк Фрик... Бен Хэнском...
Он поднялся, бросил свой последний до конца лета (как он тогда думал)
взгляд на Беверли Марш, и пошел к столу миссис Дуглас, одиннадцатилетний
парнишка - бочонок, размером с НьюМехико, бочонок, впихнутый в ужасные новые
синие джинсы, которые сверкали маленькими точками медных заклепок и издавали
звук ВШТВШТВШТ, когда толстые ляжки терлись друг о друга. У него был
подевчоночьи толстый зад, расползшийся живот. На нем был мешковатый свитер,
хотя день был теплый. Он почти всегда носил мешковатые свитера, потому что
глубоко стыдился своей груди с того первого после рождественских каникул
дня, когда пришел в школу в новой рубашке "Айви Лиг", которую ему дала мать,
и Белч Хаггинс из шестого класса прокаркал: "Эй, ребята, посмотрите, что
Сайта Клаус подарил Вену Хэнскому на Рождество! Большой набор титек!" Белч
ржал, как конь, от своей остроты. Остальные тоже смеялись, в том числе и
некоторые девочки, И если бы перед ним в этот момент разверзлась
преисподняя, он бы провалился туда без звука... или бормоча благодарность.
С того времени он носил эти спортивные свитера. У него их было четыре -
мешковатый коричневый, мешковатый зеленый и два мешковатых синих. На этом он
сумел настоять. Если бы он увидел, что и Беверли Марш смеется над ним, он
бы, наверное, умер.
- Удовольствие было учить тебя, Бенджамин, - сказала миссис Дуглас
после вручения ему экзаменационного листа.
- Спасибо, миссис Дуглас.
Кто-то сзади передразнил фальцетом: "Спасибо, миссис Дуглас".
Это, конечно, был Генри Бауэре. Генри вместе с Беном Хэнскомом учился в
пятом классе, хотя должен был быть в шестом со своими друзьями Белчем
Хаггинсом и Виктором Криссом, потому что его оставили на второй год. У Вена
мелькнула мыслц что, может, Бауэре останется еще на год. Его имя не было
названо, когда миссис Дуглас вручала экзаменационные листы, и это означало
неприятности. Бен чувствовал неловкость, потому что если Генри действительно
останется, он, Бен, будет частично в ответе за это... и Генри это знал.
Во время заключительных экзаменов года, неделю тому назад, миссис
Дуглас рассадила их наугад, вытаскивая их имена, написанные на бумажках, из
шапки на своем столе. Вену выпало .сидеть рядом с Генри Бауэрсом в последнем
ряду. Как всегда, Бен посидел с умным видом над своей работой, а затем
склонился над ней, чувствуя приятное прикосновение живота к парте и в
поисках вдохновения грызя временами свой карандаш "БеБоп".
Приблизительно в середине экзамена во вторник - это был экзамен по
математике - до Вена через проход донесся шепот. Едва слышный, почти
неуловимый, напоминавший шепот пленного, приготовившегося бежать из тюрьмы:
"Дай списать".
Бен посмотрел налево прямо в черные бешеные глаза Генри Бауэрса. Генри
был здоровенным парнем даже для своих двенафати лет. Под его брюками и
рубашкой чувствовались бугры мышц. У его отца, которого многое считали
сумасшедшим, был небольшой участок земли в конце Канзасстрит, рядом с
городской линией Ньюпорт, и Генри проводил как минимум тридцать часов в
неделю, работая мотыгой, сажая, копая, убирая камни, рубя дрова, собирая
плоды, если было что собирать.
Волосы его были коротко острижены под машинку, так что выдавалась
белизна скальпа, и выглядели весьма грозно. Впереди он навощил их из тюбика,
который всегда носил в заднем кармане джинсов, так что они топорщились над
лбом, как зубы этакой нечистой силы; страстимордасти. Его сопровождал запах
пота и жвачки "Джуси Фрут". В школу он носил розовый мотоциклетный жакет с
изображением орла на спине. Однажды один четвероклассник проявил тупость -
высмеял его жакет. Генри повернулся к маленькому наглецу - гибко, как ласка,
и быстро, как гадюка - и обрушил на его голову двойной удар.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики