науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сразу шею сломаю. Нормально, да? Я тоже так думаю.
– Шанк, не делал бы ты этого…
Бригадир застыл:
– Ты что, грибов обожрался?!
Майкл не выдержал:
– Думаешь, там, наверху, гангстеры и воры, да? Известные пираты? Черта с два. Это инженеры, которые до хрена знают лишнего о проделках хозяина, только и всего. Ты вот стараешься сделать по чести, а они ржут за твоей спиной! Типа нашелся идиот с нищей планеты, дебил, которому за счастье развлекать нас своей смертью!
– Майк, – перебил Шанк, – заткнись. Я тебя для чего позвал? Проводить меня. Стой и молчи.
– Пошел ты, – бросил Майкл и направился к выходу.
Он ждал, что Шанк окликнет его. Черта с два! «Ну и не больно-то нужно, – злился Майкл. – Дерьмо, как последний дурак полез отговаривать, мне что, больше всех надо?! Я к нему как к человеку, а он мне, сучара, приказывать вздумал. Стой и молчи, типа, motherfucker, без тебя все знаю. Устроил, бля, показуху тут…»
За спиной послышался грохот, сопровождаемый нецензурной руганью. Майкл на месте развернулся и зашагал обратно. Шанк сидел в проходе, в куче земли и поломанных грибов. Кусок веревки с петлей болтался у него на шее. Майкл поднял голову. Вторая половина жгута покачивалась на недосягаемой высоте, надежно обмотанная вокруг балки. Не достать, подумал Майкл, никак не достать. Шанк, падая, своротил хлипкие «трибуны», на которых держались лотки, и теперь, чтобы дотянуться до балки, требовалась лестница. Ну да, вертухаи только и мечтают, чтоб им тут лестницы подавать. А остатка веревки на вторую попытку не хватит.
Майкл вопросительно поглядел на Шанка. Бригадир расстроенно щупал обрывок удавки.
– Гнилая. Или мыло слишком едкое, – сказал он.
– Или не судьба тебе подохнуть.
– Майк, не лезь не в свое дело. Я решил – я сделаю. Я мог бы убить Роберта. Голыми руками. Месяц карцера, потом обратно сюда. Нам, бессмертным , все равно срок не накидывают, – он ухмыльнулся. – Меня еще больше уважали бы. Но уважал бы я себя сам?
Майкл все понял. Профессор оказался прав – объяснять что-либо Шанку бессмысленно. У него два пути: смерть и крах всех иллюзий, всех представлений о мире, всего, чем он жил раньше. Шанк выбрал тот путь, что полегче.
– Пойдем, – Шанк поднялся, отряхнулся. – Теперь мне остается только в отстойник.
Со стороны могло показаться, что из них двоих топиться собирается Майкл – бригадир вышагивал, развернув плечи и легкомысленно вертя на пальце злосчастный обрывок веревки. Майкл плелся на шаг позади, чувствуя себя последним мерзавцем.
Он мог бы отговорить Шанка. Ну почему ж тогда он так малоубедителен? Как будто только для очистки совести старался. Мол, я пытался, а он все равно за свое. А внутри шевелилась подленькая мыслишка: ага, отговорю, его за базар опустят, и во всем я виноват окажусь! Оттого и самолюбие взыграло, чтоб трусость свою оправдать, честней было бы остаться в цеху, ан нет, культурка не позволяет, надо бы вид сделать, что стараешься, а уж потом – спокойно умыть ручки. И Шанк хорош – свидетель ему потребовался! Вертухаи к нему не сунутся, это ж ясно, особенно в отстойник. И помощник, чтоб поднять рещетку, ему не нужен – подзовет свальщиков. Не, он боится, небось, что вдали от посторонних глаз очко сыграет, а так – на рисовке проскочит. Вопрос только, зачем Майкл потащился за ним.
Отстойники располагались между цехами и теплицами, на открытом пространстве. Вряд ли из-за зловония – никому тут не было дела до оскорбленного обоняния каторжников. Скорей уж важным казалось, что местность относительно сухая, и в отстойниках не заведется плесень. Товар здесь берегли, да. Товар можно продать. В отличие от арестантов, которые сами прибывают, за бесплатно, да еще и по собственному желанию. А что, не так? Разве кто-то их заставлял воровать?
– Этот, – решил Шанк.
На взгляд Майкла, выбранная яма ничем не отличалась от двух сотен других. Помог Шанку поднять рещетку. Каша из дохлых и живых червей на поверхности тут же закипела, снизу всплыли не успевшие пропитаться и отяжелеть грибы.
– Холодно, – поежился Шанк.
Очень аккуратно снял штаны, медленно скрутил в жгут. Одним концом обвязал шею.
– А ты не пробовал на штанах повеситься?
Шанк испуганно посмотрел на Майкла:
– Ты что?! Хочешь, чтоб я с голой жопой болтался?!
– А так ты одетый будешь, что ли? И тебе не все равно, с голой или нет? Ты ж помрешь. А в морге тебя все равно разденут.
– Не-е, Майк, так нельзя. В отстойник можно хоть вообще без ничего, а вешаться – только в штанах. – Помолчал. – Вообще-то я думал. На штанах неудобно, долго помирать. Они слишком толстые. И не рвутся, а порезать нечем, заточку я Роберту проиграл. Эх…
Он присел на обросший солевыми кристаллами бортик. Ногой отогнал плавучий мусор подальше, брезгливо стряхнул с пальцев гнездо живых червей.
– Шанк!
Бригадир обернулся.
– Прощай. .
– Прошай. Майк. Майк!
– Что?
– Как ты думаешь, – он глазами показал на небо, – там что-нибудь есть?
– Ну как тебе сказать… Я там почти что побывал в свое время. Видал у меня шрамы на плече? Ну, вот.
– И… как оно там все?
Майкл замялся, потом решил: Шанку правда не нужна. Ему нужна очень комфортная сказка. Неважно, верит ли в нее Майкл. Главное, чтоб Шанк ушел счастливым.
– Красиво, – вздохнул Майкл.
– По-настоящему? Нет, Майк, ты не врешь?
– Слушай, если б там было хреново, думаешь, за все это время никто б не нашел способа вернуться, а?
Шанк засмеялся.
– Ты прав. Ну ладно, полез я.
Почти беззвучно он скользнул в жижу, придерживаясь за бортик. Нащупал ногой край придонной корзины, на которой грибы подавали в сушилку. Осторожно передвигаясь, добрался до рещетки.
– Придержи ее, – попросил Шанк, – я где-нибудь в середине прилеплюсь.
Майкл обошел яму, всем весом повис на рещетке с наружной стороны. Шанк доплыл до центра, легко порвал нитяную сетку – она придерживала грибы, и на силу человеческих пальцев рассчитана не была – завязал на перекладине свободный конец жгута из собственных штанов. Вздрогнул и захихикал:
– Грибы плавают, яйца щекочут. – Замер. – Майк, ты не держишь на меня зла?
– За что?!
– Ну, я в первый день остричь тебя сказал…
– Забудь.
– Нет, ты скажи.
Майкл понял:
– Шанк, иди с миром. Что бы там раньше ни случалось – я тебя прощаю.
Бригадиру полегчало.
– Увидимся, в самом-то деле. Ведь все там будем, – сказал он.
– Угу. До встречи. Не скучай там.
Шанк зачем-то глубоко вдохнул и с головой ушел под воду. Рещетка не шелохнулась. Шанк вынырнул; в курчавых волосах запутались черви и мелкие грибы.
– Майк, толкни ее! Застряла, падла.
– Извини, Шанк – обходись сам. Ты хочешь умереть, но я тебе не помощник.
– Сукин ты сын, я ж к тебе во сне приходить стану, навоешься еще…
– Не колышет.
Рассердившийся Шанк ухватился за рещетку и с силой рванул ее на себя. Переплетение железных прутьев с грохотом вышло из пазов и плюхнулось в отстойник. Еще миг – и Майкл услышал, как лязгнули подводные защелки. Инстинктивно Майкл дернулся отжать их, но вспомнил, что в одиночку этого не сделаешь – между замками расстояние десять футов, никаких рук не хватит, чтоб открыть сразу оба. А иначе пока один отпираешь, второй автоматически закрывается.
Тут же снизу в прутья ударилась голова Шанка с вытаращенными глазами. Он стукался макушкой, вертелся, вспенивая мутную жижу, пытаясь ртом или носом дотянуться до воздуха – но рещетка не пускала.
Майкл зажмурился, почувствовал, как съежился желудок. Стук по рещетке участился, она дрожала. А под ней в судорогах ужаса бился Шанк. Он метался по кругу на своих штанах, как на поводке, рвался к бортам, где находились замки рещетки.
Несколько минут, уговаривал себя Майкл. В конце концов, хуже, чем здесь, Шанку нигде не придется. Через несколько минут он уже будет там, где освободится от всего.
Сквозь рваную сетку просунулись руки, покрытые вонючей грибной слизью. Пальцы дергали намокший узел на рещетке, привязывавший шею и мешавший Шанку доплыть до замка. Ничего не выходило.
Майкл стиснул зубы, сжал кулаки. От ужаса он не мог вдохнуть. Внутренности кувыркались и барабанили в брюшину, как будто от переживаемого страха глисты свихнулись и пытались сбежать наружу. Казалось, это он сейчас там – рвется из последних сил, лишь бы не загружать в легкие вонючую жижу.
Поверхность окрасилась розовым. Сумасшедший удар головой в рещетку. Майкл чуть не заорал. Захотелось причинить себе реальную боль, чтоб видеть собственную кровь, чтоб отвлечься от понимания: совсем рядом-знакомая душа выталкивается прочь из тела. Выкидывается, как задолжавший квартиросъемщик, без предупреждения и подготовки, выбрасывается на улицу в чем была – босая и нагая.
Мелкие волны разгладились. Если б не непривычно красный цвет жидкости и тряпичный узел посреди рещетки, отстойник казался бы обычным. Даже огромная темная масса внутри него не угадывалась. Шанк ушел.
…Майкл сидел на койке, поджав под себя скрещенные ноги. За стеной нагло храпел Киска, унаследовавший пространство и все имущество бригадира. Хотя какое там имущество – Шанк все спустил Роберту. И шмотье, и карфы, и травку, и даже жизнь со смертью. Остался только лишний комплект казенного белья да добавочная порция в столовой, которой ни с кем делиться не надо: и бригадира нет, чтобы отобрать, да и побрезгуют принимать еду из рыбкиных рук. Хорошего человека не стало, а лучше от этого только всякой мерзости. Был бы Шанк, заставил бы Киску лечь под койкой, чтоб храпом не мешал.
Эх, Шанк… Накануне ночью все удивлялись: что нашло на бригадира, всему продолу спать не дает? А Шанк отрывался напоследок. Эту ночь он спит где-то в другом мире. Если этот другой, посмертный мир существует.
Под утро ему приснилась Людмила. Майкл распахнул дверь в свой кабинет на Сигме-Таурус и чуть не упал: вместо пола был отстойник. Откуда-то Майкл знал, что тут только что утонул Шанк. Вдруг мертвец начал всплывать. Майкл пытался убежать, но ноги не слушались. А потом он увидел волосы. Именно волосы. Не кучерявую поросль, украшавшую макушку бригадира, а длинные русые пряди.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики