науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Давайте мы лучше выпьем, потом еще, потом постреляем крыс, еще выпьем, и к утру я забуду ваши намеки на подоплеку государственной тайны. Крепко забуду. Но я бы хотел, чтобы вы знали: я уважаю тех немногочисленных людей оттуда, которые с риском для жизни помогают нам устоять. Пусть даже там они считаются пиратами. К сожалению, я тоже знаю достаточно много. Та планета, с которой к нам возят «третий изотоп», должна принадлежать Российской империи. Те, кто пользуется ею сейчас, оккупанты. А те, кто пиратскими методами возвращает нам наше достояние, – наши герои. Давайте, Михаил, – он потянулся чокаться, будто они пили водку, – выпьем за их удачу. Стоя. И больше об этом никогда говорить не станем. Так умней.
До трибунала не дошло. На следующее утро ротный вызвал Майкла в кабинет и показал ему две бумаги: подписанные солдатами инструкции по технике безопасности. В них значилось, что солдаты прочитали документ и согласились с его требованиями. Майкл перед вылазкой на крышу никаких техник безопасности не зачитывал. Ротный просто подделал подписи, чтобы избежать скандала.
Через две недели на место Ленки-фельдшерицы прибыл сухой и злой мужик. Ленка скоропалительно вышла замуж за иркутского купца первой гильдии и уволилась из медслужбы.
По такому случаю ротный, знавший о романтическом увлечении Косыгина, закрыл глаза на то, что солдат банально напился. Косыгин бегал ночью по плацу, орал и грозил небу кулаком. Утром вел себя неожиданно смирно. Перед обедом Майкл застал его в читалке склонившимся над учебником химии.
– Я думал, ты бросишь эту затею.
– Щаз! – рявкнул похмельный Косыгин, – Не родилась еще та баба, из-за которой я буду что-то делать или не делать. Я не для какой-то шлюхи, а для себя учусь. Чтоб служить Отечеству.
* * *
Лето мелькнуло и исчезло. Вместе с коротким теплом исчез и Косыгин – срок его службы окончился в августе. Уехал, нагруженный учебниками и рекомендациями. Клялся писать как можно чаще.
И написал. Он поступил в Рязанское пехотное училище. Блестяще сдал все экзамены. Угодил в пятерку счастливчиков, которым по результатам вступительных экзаменов назначили государственную стипендию. В части на доске почета вывесили фотографию, на которой Косыгин стоял, браво выпятив грудь, под полковым знаменем.
Письма от него приходили редко. И с каждым разом становились короче, а тон их – все суше. Майкл догадывался, что Косыгин попал под прессинг старшекурсников. Что ж, это было неизбежно.
За окнами казармы кружились первые снежинки. Майкл частенько стоял, прижавшись лбом к вымытым в последний летний «праздник чистоты» стеклам, наблюдал, как хрупкие белые звезды слипаются в хлопья, а те неуверенно покрывают землю. Зима идет… Вторая его армейская зима. Страшно подумать, ему ведь еще два года служить. Два бесконечных года в части, где ничего не происходит, кроме смены личного состава.
Странная его дружба с ротным продолжилась. В сентябре командир ездил на материк в отпуск. Вернулся с гостинцами для Майкла, переданными матерью и сестрами. Выглядел ротный не в пример более живо, чем по лету, но жаловался на возраст.
– Мне ведь тридцать пять! Михаил, это ужасно. Я совсем забыл, что мне тридцать пять!
Майклу очень хотелось спросить, какая же из его сестер напомнила лихому артиллеристу о прожитых годах.
– Но мы еще поживем, – говорил ротный, не пряча блеска в глазах. – Я в Москве случайно со старыми друзьями встретился. Не так уж и плохи мои дела. Чую, придется мне исполнять данный обет и рекомендовать Павла в Корпус. Михаил, а вы? Вы же прирожденный командир. Вам в Корпус надо, а не в гражданский университет. А юриспруденцию и у нас читают, если уж она вам так интересна.
– Я уже думал об этом, – признался Майкл скромно.
Ротный принялся водить Майкла на все офицерские культурные мероприятия. Майкл побывал даже на главном празднике – окружном балу по случаю листопада. По слухам, новогодние гулянья сильно уступали осенним в размахе. Оно и понятно: холодно. А в октябре военные веселились вовсю. Майкл впервые в жизни покатался верхом на лошади и утанцевал до головокружения генеральшу. Та кокетливо закатывала глазки, но осталась довольна и все удивлялась: как – всего лишь сержант? Ей шептали, мол, полковничий сын, просто родители строгие, требуют, чтобы парень служил как все. Она кивала и делилась сведениями с мужем. Майкла произвели в унтер-офицеры. Говорят, до него такого звания на втором году службы добился лишь нынешний военный министр, человек редких дарований.
Спал он теперь не в общей казарме, а в маленькой комнатушке для унтеров. Поскольку на данный момент в роте таковой был в единственном числе, Майкл наслаждался одиночеством.
Он довольно близко сошелся с метеорологами и связистами, чьи части размещались по соседству. Метеорологи при ближнем рассмотрении оказались такими же спецами по погоде, как Майкл – по пушкам. К связистам это тоже относилось. Он не понимал, зачем нужна конспирация, если у юрских система и терминология сходная. От Чужих? Так они ж не люди, по-русски не говорят. Впрочем, загадка эта занимала его недолго.
Майкл заскучал.
* * *
Чужие свалились на голову совершенно будничным образом.
Майкл невольно рисовал себе нечто подобное волжской катастрофе – чтоб зеленая звезда и взрывы по всей округе. А получилось иначе.
Он пил со связистами. Праздновал Новый год. От себя приволок копченой говядины, присланной из дома, банку кофе и сахар. Ну, и бутылку водки. Остальные – их было трое, и все унтера, – тоже что-то принесли. Традиционные соленые огурчики, хитрые салаты, от которых несло уксусом, домашнее печенье, зачерствевшее за время пути к адресату, – все это богатство разложили на столе. Водку поставили к приборам, там было холодней. Идею остудить горячительное на улице отвергли сразу: минус сорок пять, стеклянная тара лопнет, если не уследишь. И что, водку потом со снега кусками собирать? И грызть ее?
Собрались они в бункере резервного командного пункта. Обычно здесь пили офицеры, но в новогоднюю ночь часть их отправилась к полковнику, а те, кого не пригласили, торчали по домам. Дежурному лейтенанту унтера поставили бутылку и получили ключи с наказом утром убрать за собой.
– Ух ты, оно еще и работает? – обрадовался Майкл, имея в виду систему дальнего обнаружения.
– Естественно, – важно ответил Поплюшев. – Круглосуточное слежение в автоматическом режиме. Ты не думай, это не тот старый «Лютик», который на главном посту стоит. Это «Ромашка», она еще в массовое производство не поступила, ее у нас обкатывают.
– А чего здесь, а не на главном? – удивился Майкл.
– Потому что так надо. Секретность.
Поплюшев принялся со вкусом расписывать достоинства новейшей системы дальнего обнаружения, перечисляя все ее особенности. Технику он любил. Не удержался, продемонстрировал Майклу все рабочие режимы.
– А самое главное – она цель видит раньше, чем «Лютик». На самом деле «Ромашку» разрабатывали для орбиталки, чтоб можно было станцию с Земли контролировать. Ну и на борту ее смонтировать как нечего делать. Она такая, универсальная. Но орбиталку Чужие взорвали, так что «Ромашку» пока на испытание нам отдали. Да все равно их через год-два на вооружение официально ставить будут.
Выпили. Потом еще. И еще.
Чагин подался вперед:
– Слышь, мужики, а как насчет салют юрским устроить?
Все замолчали.
– В каком смысле? – насторожился Майкл.
– В прямом! Заодно потренируемся… Отключим «Ромашку» от «Лютика» и наведем отсюда. Куда-нибудь на Петровск. Мих, ты как?
Майкл задумался. Теоретически он давно разнюхал, как осуществить пуск без ведома командиров. И даже в шахту лезть не требовалось. Проблема заключалась только в том, что навести без связистов не выйдет, а до них в обычное время можно было достучаться лишь через офицеров. Но сейчас он сидел именно что со связистами.
– Да запросто! У нас сегодня как раз Рябов дежурит. Его всегда в новогоднюю ночь назначают. Потому что ему по фигу, где праздновать, лишь бы водки побольше было. Мы ему всей казармой на три пузыря скинулись, чтоб он из своей конуры нос не высовывал. Нам-то тоже погулять хочется, да? Ну и вот. Жену его я лично к вашей майорше проводил и сюда пошел. А Рябов в девять вечера полтора пузыря выжрал и уснул на пульте. Чего хочешь, то и делай. А чё? – он оживился. – Новый год встретим, посидим еще, потом я своих соберу – и отсалютуем по полной программе! Только, это, мужики, – без заряда. За заряд нас к стенке поставят. Взрыв-то в атмосфере получится.
– На фиг! – сказал Чагин. – Нам повеселиться надо, а не что-то там еще. Интересно просто, как юрские отреагируют, если на них ракета свалится?
Идею поддержали. Майкл не собирался думать, каким сбоем техники станет объяснять «случайный» запуск баллистической ракеты, пусть и без ядерной боеголовки. Это потом, завтра, а сегодня хотелось развлечения.
Чужие появились на экране ровно в пять минут первого. Хорошо еще, такта хватило подождать, пока унтера проводят уходящий год и встретят наступающий.
– Глянь! – изумился Кучен ко, тыча пальцем в экран.
Так они и ворвались в жизнь Майкла. В роли дверного звонка выступил пьяный голос собрата по армии.
Он даже не сразу понял, что – вот оно, то, для чего они подписались торчать в этой глуши три года. Для него Чужие пока были зеленой точкой на экране радара.
– Высоко. И далеко, – с уважением заметил По-плюшев. – А классно «Ромашка» работает, да? «Лютик» заорет только минуты через три.
– Ох, где-то артиллерии не повезет, такой переполох поднимется… – сказал Майкл.
Выпили за переполох.
– Мих! – позвал Чагин. – А ты глянь, куда они прутся! В ваш квадрат, ебтыть! Не, ты не кивай, ты сам посмотри! Цель, мать ее за ногу, ваша! – он гаденько хихикнул. – Переполох-то у вас поднимется! Боевая тревога, ха-ха!
Майкл промычал нечто неопределенное.
– А чего ваши не сбивают? – поинтересовался Поплюшев у Майкла через пятнадцать минут, когда они выпили за падающее с неба приключение. – Они ж скоро в атмосферу войдут. Чё твои, спят, что ли?
– У нас Рябов дежурит, – напомнил Майкл.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики