науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– И я его будить не пойду. Оно мне надо? Пусть ваши курьера посылают, а тот мучается. Потому что Рябова до четырех утра не растолкаешь, проверено. Да и как я ему объяснять буду, откуда узнал про Чужих? Так и скажу, что с вами в секретном бункере водку жрал в нарушение Устава?
– Тоже правильно, – согласился Поплюшев. – Ну что, за легкую службу!
…Потом Майкл вспомнил, что он к моменту, когда обнаружили Чужих, успел выпить не меньше полулитра хорошей русской водки. Наверное, этим и объясняется его благодушное попустительство. А также все, что он предложил после очередного стакана. Хотя начал не он.
– А на кой нам сдался ваш Рябов? – спросил Чагин. – Мы ж решили, что салютовать будем. А? Еще лучше, можно боевой пуск устроить. И никто нас не выдерет, потому что мы свой долг исполним.
– Не, – сказал Майкл. – Не пойду я в казарму. Я пока ходить буду, вы всю водку вылакаете. Пускай без нас разбираются. А Рябов давно надоел, я не заплачу, если его под трибунал отправят.
Тут-то его и осенила идея.
– А давайте их посадим? – предложил он.
– Ну ты дурак, – забормотали вокруг. – Бактериологическое оружие…
– Это вы идиоты. Кретины и уроды. И мозги у вас атрофировались. Нет, ну вы сами подумайте: кто ж позволил бы их взрывать, если б там бактерии были?! Если сжигать, то надо сажать аккуратненько, чтоб не рвануло, потом везти в могильник и там хоронить. А то расползется чума инопланетная. Это во-первых. А во-вторых, откуда узнали, что это именно Чужие и хотят нас именно колонизировать, если их никогда не сажали, а исключительно сбивали? Их надо посадить и взять языка.
– У них корабли – роботы. Без живых, – поправил Поплюшев.
– Тем лучше! Распотрошим и вытащим координаты их базы. Наши тогда смогут упреждающий удар нанести.
Поспорив для проформы, собутыльники признали правоту Майкла. Решили сажать. Майкл, пьяный и веселый, заявил, что у всех роботов должна быть несущая частота, по которой они получают приказы. С какого потолка он взял эти сведения – наутро сам удивлялся. Принялся накручивать верньеры радиостанции, пытаясь эту «частоту» нащупать. Звук вывели на колонки – все хотели послушать, отзовутся ли Чужие.
Унтера молчали, жарко пыхтели, толкались и забыли про водку. Майкл надувался от гордости, чувствуя себя манипулятором реальности.
А потом душную тишину каморки разорвала ясная английская речь.
Майкл чуть сознание не потерял.
– Это не Чужие, это люди! – заорал он. – Они терпят крушение!
Он не почувствовал, как изменилось настроение собутыльников. Майкл орал в микрофон, орал на родном для себя языке, конечно, не думая, что завтра его поволокут к особисту… Ему отвечали, и Майкл слышал, как все у них плохо. Их обстреляли, у них поврежден двигатель, не осталось топлива, корабль практически неуправляемый, здесь какая-то пиратская база неподалеку, не иначе, потому что кому надо обстреливать совершенно мирный частный корабль? Майкл командовал, выбрав им для посадки аэродром собственной части, руководил и утешал.
А потом их не стало.
Землю тряхнуло, с потолка посыпалась густая пыль с крошевом штукатурки. «Ромашка» пискнула и погасила все мониторы. Майкл заорал дурниной, выбежал наружу, кто-то вслед выбросил его бушлат и даже остатки водки – в знак презрения к предателю. Этого Майкл уже не видел. Он туда больше не вернулся,
Их сбили метеорологи, которые отвечали не за погоду, а за противовоздушную оборону. Сбили метрах в трехстах от поверхности. Дали залп в упор, отчего не только в окрестных военных частях, но и почти во всех домах Южногорска-23 повылетали стекла.
Майкл стоял по яйца в снегу. Вокруг – жалкие обломки корабля, в котором не было никаких Чужих, а были самые обыкновенные люди из соседней Вселенной. Как они сюда прорвались, непонятно и уже никто не узнает. Потому что после прямого попадания автоматика не успела загерметизировать спасательную капсулу. Люди разбились. Майкл видел куски их тел, разбросанные по белому полю. Стоял и плакал.
* * *
– Ты негодяй, – сухо произнесла мать.
Майкл посмотрел на нее исподлобья. Она ничуть не изменилась за месяцы, которые он ее не видел. И думалось ему, что мать не менялась последние лет десять. Неизменно подтянутая, с гладко зачесанными в узел крашеными черными волосами – седину прятала, – с ледяным взглядом и профессиональной улыбкой. Какая была, такой осталась.
Ничего не сказал, отвернулся. Стал с независимой миной грызть ноготь на большом пальце.
– Я не хочу видеть тебя в своем доме, – добавила она.
Майкл не выдержал:
– Тогда не надо было усыновлять меня. Я тебя заставлял? Хрена! Но я показался тебе выгодным вложением капитала. Мало ли, отец на смертном одре раскается и мне в наследство месторождение «третьего изотопа» оставит? Сомнительно, но почему бы и нет? Вот ты на всякий случай и предъявила на меня права. А случаи, дорогая мама, разные бывают. Не повезло тебе со мной.
Она не дослушала. Последние слова Майкл говорил уже закрывшейся двери. Пришел конвоир, отвел его в камеру. В окружной комендатуре одиночек не было, но для Майкла освободили четырехместную. Жил один, как король. Наслаждался роскошью. После трибунала он о таких условиях жизни мечтать будет. Если у него вообще останется жизнь. Могут и расстрелять, статья нешуточная.
А все потому, что три с лишним года назад его предупредили обо всем, кроме самого главного.
…Из-за взрыва на космодроме Майкл потерял возможность улететь с планеты. Не мог он и связаться с Силверхендом. Оставалось надеяться на то, что пират спохватится – где корабль? – и пошлет кого-нибудь на проверку.
Чтобы скоротать время ожидания, Майкл пьянствовал. Пока не понял, что улетать уже не хочет. Тогда он записался на прием к консулу, постоянно находящемуся у космодрома. Накануне аудиенции Майкл старался не напиваться, чтобы с утра похмелье не доставало, но, естественно, на почве волнения наклюкался основательно и к утру протрезветь не успел.
Он сидел в стильно оформленном кабинете, консул безупречного вида по-пилатовски умывал руки – то есть читал последнюю мораль перед тем, как принять от залетного чудака прошение о подданстве. Мол, чувак, у тебя есть еще возможность отказаться, и если сейчас не возмутишься, то я тебя слегка предупреждал.
– …разумеется, я с глубоким уважением отношусь ко всем формам республиканского правления, – мягким, хорошо поставленным голосом рассуждал консул. – В истории России есть периоды республики. И это не только печально известная Советская Республика. Есть куда более положительные примеры – традиционные формы именно русской республики, прежде всего новгородская…
Майкла терзала головная боль. Он хотел похмелиться, но понимал, что, пока не будут исполнены все приличествующие случаю церемониальные «танцы», об этом и мечтать нечего.
– …первое время вам, уроженцу современной демократической республики, будет трудно принять наши традиции, нашу этику, насквозь пронизанную идеалами служения царю и Отечеству. Возможно, хотя я не хотел бы думать так плохо, вам кое-что покажется смешным или нелепым. Я бы хотел предостеречь вас от излияния… ненужных эмоций. Для нас монархия – самая естественная форма государственности…
Майкл сомневался. Однако полагал, что монархия в качестве истинно русской виньетки на здании государственной машины – это по меньшей мере занятно. Внутри наверняка обнаружатся вполне демократические институты. Иначе и быть не может – ни одному нормальному человеку не захочется быть рабом, пусть даже и собственной идеи. Время показало, насколько жестоко он ошибался.
– …вы привыкли считать, что подлинная свобода гражданина достижима исключительно в демократическом обществе. – Консул позволил себе едва заметную улыбку. – Там, где каждый имеет право избирать и быть избранным, где каждый имеет право на свободу высказываний… Конечно, если подходить к вопросу форл ально, то у подданных любой монархии по букве закона свобод и прав меньше. Как бы вы ни хотели, вас не изберут царем. Вам не дозволено, с вашим нынешним статусом, занимать некоторые государственные должности. Но это, разумеется, только формальности… Консул ловко переставил ближе к Майклу графин с водой. А секундой позже на поднос к стаканчику легла таблетка в бумажной упаковке.
– Питие на Руси требует особой культуры, – заметил консул отеческим тоном. – А без культуры оно превращается в пьянство. Позвольте посоветовать вам воздерживаться от чрезмерного употребления горячительного, покуда не научитесь пить правильно. Не умеющего пить у нас не уважают.
– Спасибо, – пробормотал Майкл. – Учту. Да не, это я распустился в мотеле от скуки, я себя в руках-то держу хорошо… – замолчал, уловив в собственных словах знакомые нотки оправданий и уверений законченного алкоголика.
Консул улыбался.
– Не волнуйтесь. Вам еще предстоит многое узнать. Например, что подданные империи в сущности заметно свободнее граждан демократических республик. Да-да, не удивляйтесь. Я говорю, разумеется, о фактической, а не о формальной стороне вопроса. В сущности, когда каждый гражданин равен другому, он ежесекундно вынужден уступать соседу, такому же равному. В Империи права каждого четко обозначены, и никто не может выйти за рамки своего текущего положения иначе, чем с воли царя – который есть, в свою очередь, подданный Бога и Отечества. Царь есть лицо Империи, ее непременная и непреложная принадлежность, в некотором смысле собственность всех подданных. Каждый подданный свободен потому, что он неотъемлемая часть самой свободной и самой гордой из всех стран. Вы ведь не станете отрицать, что свобода каждого человека определяется силой, которой он может поддержать свои права? И персональная свобода демократа, ограниченная его личными, человеческими возможностями, не идет ни в какое сравнение со свободой и мощью страны. Здесь не каждый сам по себе, здесь все – часть единого организма. На управление впрямую не может воздействовать ни отдельно взятый гражданин, ни подданный – тут империя равна республике. Но у подданного есть уверенность, что за ним стоит не некая разнородная толпа, где у каждого свое мнение, а единомышленники.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики