науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он ужасался, приказывал себе заткнуться, но остановиться не мог. И договорился почти до того, чтобы залпом выпить проклятое шампанское, встать и уйти с гордо поднятой головой. Но при этом он боялся, что Людмила не выдержит и покинет его раньше, чем ему удастся высказать ей все.
Она не уходила. Слушала, улыбалась, иногда прикасалась губами к краю бокала. Когда Майкл замолчал, сказала:
– Сколько времени тебе на сборы?
– Я никуда не поеду, – заявил Майкл, немедленно прикусив язык. Ну не идиот?! Ему деваться некуда, у него не осталось места в этом мире, а он выпендривается. – А тебя сдам полиции как шпионку Чужих. – Зачем он это сказал?! Ох, кретин, мало его били… – Чтоб на своей шкуре поняла, каково это – гнить в тюряге из-за чьих-то интриг.
Она полезла в сумочку. Майкл похолодел. Все, сейчас бросит на столик купюру, вроде как внесла свою долю по счету, встанет и уйдет. И больше никогда в его жизни не появится.
Людмила достала паспорт. Зеленый юрский паспорт.
Дипломатический.
– Я здесь на законных основаниях, – спокойно парировала она. – К твоему сведению, помимо того, что я работаю на Ватикан, я подданная Российской империи. Чкаловской. И сотрудница посольства моей страны здесь, на Старом. Полицию можешь вызывать, но боюсь, тебя опять отвезут в вытрезвитель. Потому что все мои действия согласованы с местной канцелярией безопасности. Я вчера полдня общалась с детектором лжи. А твоя мать и Чернышёв сделали все, чтобы я не смогла поговорить с тобой. Они требовали выслать меня из страны. Но у начальника канцелярии с рассудком получше.
Майкл затих.
– Ты хочешь сказать, что…
– Что я действую совершенно официально. Если тебе совсем интересно, то могу сообщить, что моя миссия согласована еще и с РПЦ. Обоих патриархов – местного и чкаловского – удалось убедить, что твое сотрудничество с Ватиканом не повлечет за собой экспансии католической церкви на православные земли. Если честно, патриархи были самыми приятными людьми из всех, с кем мне довелось встретиться.
Майкл закрыл глаза, потер лоб, чувствуя, как возвращается утренняя головная боль.
– Нечего мне собирать, – пробормотал он. – Нет у меня ничего. Давно уже. У меня и себя-то нет.
– Тогда никто не мешает нам улететь прямо сейчас, – бодро заявила Людмила.
Но шампанское они все-таки допили. И взяли еще бутылку. Майкл достиг просветленного состояния и размышлял вслух. На обеих Землях ему делать нечего, там его не любят и хронически подставляют, так почему бы не попытаться устроиться на небесах? И папа, конечно, лучший проводник… Таксист ржал до колик, когда вез их в аэропорт. Чуть не перевернул машину, ухохотавшись над очередным Майкловым пассажем.
В аэропорту Людмила отлучилась к кассе, чтобы выкупить забронированные билеты. Майкл в ее отсутствие решил, что шампанское без коньяка – деньги на ветер, и взял флакончик. Коньяк больше всего напоминал крашенный чаем самогон, но Майклу было все равно. Он не жалел о содеянном даже в самолете, когда практически весь полет провел в сортире, изрытая выпитое. Все лучше блевать, чем трястись от страха, что эта железная дура может гробануться об землю с высоты в десять километров.
Вторую Российскую империю он не запомнил. К концу полета Майкл уснул богатырским сном, и Людмила с трудом его растолкала. Он продрал глаза, отметил большое количество людей с явно мулатскими чертами лица и сказал сердито:
– У, сволочи расистские…
Замечание относилось, конечно, к русским на Старом. Выгнали, понимаешь ли, всех цветных на соседний континент. Майкл страшно обиделся, не понравилось ему, что полукровок унизили, хотя обычно он относился к ним слегка пренебрежительно.
В машине, встречавшей их в аэропорту, он опять всхрапнул. Изредка пробуждался, осоловело шарил глазами по ночным огням чкаловской столицы, интересовался, где он находится. Засыпал раньше, чем слышал ответ. А потом его торкнуло, он сел прямо, вытаращил глаза. Вторая хлесткая пощечина привела его в чувство.
– Похмеляться будешь после старта, – угрюмо сказал Силверхенд.
Майкл кое-как добрел до трапа. Откуда на Чкаловском взялся Силверхенд?
– А кто еще?! – буркнул пират. – Я тут, бля, один на всех. Если б не я, одни русские давно б передавили других и полезли бы давить всех остальных. Оно мне надо?!
Майкл тряс головой. Потом хохотал. Этот мир делали ypоды и идиоты. Причем делали пальцем. Здесь нет ни одного нормального человека.
* * *
Неделю, проведенную в Космосе, Майкл беспробудно пил в компании Силверхенда.
– Наташка дома мне пить запретила, вот я и отрываюсь тут, – сказал пират.
Майкл подумал, что еще пару лет отрыва такими дозами – и Силверхенд по пьяни угробит себя и половину эскадры. Но промолчат: ему-то какое дело? У мужика кризис среднего возраста или другие проблемы. Майкла это не касалось.
– Ну что, решил-таки поработать на Бенни? – добродушно уточнил пират, когда они заперлись в капитанской каюте.
– Кто это?
– Бенедикт Смит. Я зову его Бенни. Ты, наверное, тоже будешь звать. А когда увидишь, не удивляйся: он копия твой дед.
– Что-то мне все это подозрительно… Слишком много двойников.
– А если б ты еще знал, что я в юности не отличался от твоего отца…
Силверхенд смотрел на него, и Майклу померещилось вдруг, что пират его жалеет.
– Давай-ка выпьем, сынок, – сказал он и плеснул Майклу водки. Хорошей водки, лучше которой в России можно было увидеть только на столе государя Ивана Васильевича. Правда, по слухам, российский император на дух не переносил спиртное.
Выпили.
– Майк, – пират подался вперед, – в этой семье есть традиция: клонам для различения оформляют документы с зеркально отображенным именем, и приучают их откликаться на первое – на то, которое для оригинала второе. Бенни в действительности зовут Бенедиктом Николасом. Был Тейлором, но сменил фамилию. Меня когда-то звали Филипом Клиффордом Тейлором. А тебя как на самом деле зовут – Майкл Гэбриэл или Гэбриэл Майкл? Ты сам еще не понял, что ты – клон Гэйба?
…Потом было легче. Майкл тупо напивался, блевал и пил снова. Пират сидел рядом, молчал с таким выражением лица, которое можно было назвать только «настоящее мужское сочувствие», подливал в стакан. Не упрекал, что Майкл зря переводит отличный продукт.
Майкл к клонам относился с предубеждением. О, нет, он был образованным человеком, конечно. Причем по-настоящему образованным, в отличие от Силверхенда, которому все знания элементарно записали в память. Майкл учился сам. Для него не было секретом, что хорошо сделанный клон от человека не отличается практически ничем. А та небольшая разница, которая есть, лежит не в области физиологии, а в области психики. Неудивительно, если вспомнить, как клонов растят. А вот здоровье у них, как правило, крепче. Тоже ничего загадочного: клонам проводят генную корректировку, потому что по большей части их делают ради получения здоровых органов для пересадки оригиналу.
Он зачем-то пытался вспомнить, как лежал в инкубаторе. Напрасный труд, у клонов в период роста нет сознания. Они же растут с бешеной скоростью, за полгода максимум достигая биологического возраста оригинала. Клонов, которые были бы моложе исходного материала, пока еще никому получить не удалось. А когда рост завершается, клону записывают память и будят.
Майкл помнил очень четко, как пришел в себя в больнице. Над ним стояли двое мужчин, постарше и помоложе. Майкл смотрел на них и вдруг вспомнил, что это его отец и дед. Но он знал это только рассудком. Казалось, он пережил сильную психотравму, изменившую его мировоззрение, и он заново выстраивает отношения с близкими. Когда Майкл обратился к визитерам по именам, они переглянулись с понимающими улыбками. Сейчас Майкл знал, что за этими гримасами-улыбками скрывалось торжество: удачный клон. Даже в лучших клиниках не всякий раз удается сформировать копию личности с первого захода. Обычный вариант, когда память пишут два или три раза.
Ему сказали, что он катался на лыжах в горах и разбился, почти насмерть, его еле вытащили с того света Майкл принял легенду: она объясняла его странную апатию и изменившееся отношение к миру. Несколько недель в поместье ему не запомнились. А в скором времени он перебрался в университетский кампус. Там-то он и проснулся окончательно.
С тех пор он регулярно приезжал в поместье на каникулы. После первого курса уже принимал участие в работе корпорации. И ни разу не возникало ситуации, когда он заподозрил бы, что его – двое.
В конце концов пират отправил Майкла спать. Но наутро все повторилось – и пьянка, и беседы.
– Идиоты они, конечно, – приговаривал Силвер-хенд. – Самая аккуратная работа была с Бенни. Уже со мной напортачили. Наташка, знай она о такой возможности, как клонирование, враз бы их вычислила. Или будь у меня армейские приятели чуть повлиятельней. И то – кое-кто пытался вякнуть.
– И что? Убивали их?
Силверхенд скривился:
– Лучше б убивали. Да только у Клиффа кишка тонка кровь проливать. У него для таких нежелательных свидетелей полно склепиков вроде «Вечного солнца».
У Бенни волосы дыбом стояли, когда он взялся наводить порядок.
– Я все-таки не понял, каким образом он получил корпорацию.
– Да элементарно. Ты Бориса помнишь? Нашего падре Патрика?
– Ну.
– Ты ему отдал книжку, которую потом выпрашивал назад.
– Тоже помню. Он так и не отдал.
– Естественно. Подарил – все, забудь. А ту абракадабру, которая была в книжке, папские спецы расшифровали. И выяснили, что это – компромат на Железного Кутюрье. Причем не просто перечисление грехов, а указание на то, где можно раздобыть улики.
– Я что-то подобное подозревал. Мне же Стэнли намекал.
– Книжку эту пустили в дело. Бенни ее просто на тиви кому надо показал. Клифф застрелился после первого же новостного выпуска. Акции корпорации ухнули вниз. Церковь дала Бенни денег, он выкупил компанию. Так что он, с одной стороны, подставное лицо, а с другой – вполне легитимный владелец. Я к нему уже завербовался, – похвастался пират.
Майкла обуревали злорадство и легкая обида, смешанные примерно в равных долях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики