науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Майкл тер виски.
– Да, и еще тебе полезно знать: Клиффорд Тейлор тоже санкционировал разработку двигателя нового поколения.
– Поэтому Лукина и провернула этот фокус с усыновлением? Чтобы выкрасть Гэйба, а меня подставить вместо него? Мы же двойники. Ну, или еще каким образом меня использовать, чтобы я не дал Железному Кутюрье вас обогнать?
Чернышёв молчал и загадочно улыбался.
– Я понял, – кивнул Майкл. – Вы планировали в ближайшем будущем сделать мне именно такое предложение. А что, мне ж другого места, кроме как в разведке, и не найти…
– Это можно расценивать как согласие?
– Вы мне другое скажите: планы вы строите мирные, но что вы сделаете, если фанатик вроде моей матери действительно сорвется с цепи и кинется мстить?
Чернышёв спокойно ответил:
– Мы примем меры, чтобы этого не произошло. Но, если… Миша, ты должен отдавать себе отчет в том, что никто не будет особенно жалеть американцев.
– Ясно. Да, ясно. Невинные люди погибнут. Их никто не пожалеет. Сейчас Вселенную раком ставят американцы, а будут русские. И в чем принципиальное отличие? Чем справедливость для одного народа отличается от справедливости для другого? Ну, по большому-то счету?
Чернышёв смотрел так, что Майкл осознал: его никогда не поймут. Не хотят. Не считают целесообразным. Использовать в своих целях – да, это выгодно. А понимать – незачем.
Он ушел в полном расстройстве, предусмотрительно обещав подумать. По крайней мере Чернышёв был с ним честен.
Майкл вышагивал по улице и думал, что неплохо было бы застрелиться. Его отец хочет получить двигатель на «третьем изотопе», чтобы завоевать Вселенную для себя. Но у него нет двигателя, поэтому Вселенная пока еще свободна. Его мать хочет получить двигатель на «третьем изотопе», чтобы завоевать Вселенную для русских – на самом деле тоже для себя. Но у нее нет двигателя и нет «третьего изотопа», поэтому Вселенная пока еще жива.
А Майкл меньше всего хотел, чтобы его отец стал диктатором, а мать – террористкой. Он видел два лагеря, которые рвались к власти. И он не желал победы ни одной из двух сторон, а третьей не было. И куда ему прибиться – Майкл не представлял.
У него устали ноги. Он остановился, огляделся в поисках вывески какого-нибудь кабака, где можно было бы посидеть, выпить пива – хотя хотелось водки – и подумать. Углядев между домами нечто похожее на вывеску, Майкл перешел дорогу и свернул во двор.
Вывеска.
На металлическом щите нарисована безыскусная кофейная чашка, а справа – два слова корявым почерком. Причем второе будто бы приписано позднее и другой рукой. В результате получилось «РУССКИЕ УШЛИ».
Майкл помотал головой.
Губы его самостоятельно растянулись в улыбке. Он толкнул низкие «салунные» двери. Перешагнув порог, Майкл задержался, привыкая к уютной полутьме зала. Слабо пахло свежеоструганным деревом. Окон нет, вместо них картины. Неплохие, в коричневых тонах, будто на стекле написаны. Стены на высоту примерно метр двадцать от пола закрыты панелями под дерево. Несколько пустых столиков, слева в глубине длинная стойка, около которой выстроились высокие барные табуреты. Если Майклу не изменяла память, этот зал предназначался для простого народа, который любит ввалиться с улицы и тут же плюхнуться за столик. А зал для клиентов придирчивых должен находиться за той тяжелой резной дверью, что виднеется в дальнем левом углу.
У него кружилась голова и бешено стучало сердце. Таких совпадений не бывает, твердил он себе. Это мистика, он внезапно провалился в собственное прошлое. И сейчас он, обремененный печальным опытом, сможет сделать правильный выбор – и прожить жизнь иначе.
Майкл осмотрел свою одежду. Он не удивился бы, узнав шелковый костюм, в котором был тогда, на Ста Харях. Но нет, на нем по-прежнему была тесноватая в плечах и короткая в рукавах кожанка, под ней – джемпер внатяжку и черные джинсы. Майкл огорчился.
Из-за стойки вышел рыжеволосый мужчина средних лет. В ковбойской шляпе и кожаной жилетке поверх клетчатой рубашки. На шее – шелковый черный платок. На жилетке бармен носил бэдж с русской надписью: «Джейк. Бармен».
На Джейка со Ста Харь он похож не был.
– Два пива и порцию раков, – отрывисто сказал Майкл.
И направился к. дальней двери.
– Вы куда, мистер? – спросил бармен. Он говорил без акцента, и слово «мистер» произносил на русский манер, проговаривая все буквы. – Там служебное помещение.
– У вас что же, один зал?
– Да. Мы недавно открылись, второй зал еще не отделан.
Майкл, неприятно пораженный отличиями, сидел за столиком в углу в полном одиночестве. Вскоре в бар втиснулась толпа студентов. Они хихикали, нервно оглядывались по сторонам. Экзотический ресторан, мля, догадался Майкл.
Становилось шумно. Он цедил пиво, лениво разламывал рачьи клешни и жалел, что зашел именно сюда. Только душу растравил.
Двери распахнулись и закачались от резкого толчка. В зал вошла молодая женщина. Строгий деловой костюм подчеркивал ее точеную фигуру, но юбка заканчивалась ниже колена. Волосы были подрезаны у плеч и выкрашены в модный розовато-пепельный цвет. Еще женщина носила темные очки.
Майкл узнал Людмилу.
Эпилог
Она уселась напротив него, не спрашивая разрешения.
Она сняла солнцезащитные очки и положила их на стол. На переносице остались красные вмятины – она привыкла совсем к другим мерам защиты зрения от яркого света. Но не здесь, не в России. Она обязана выглядеть как все.
И еще она улыбнулась. Приветливо, дружелюбно. Отточено. Так, как улыбается учительница любимым старшеклассникам. Слегка покровительственно, слегка снисходительно, слегка горделиво, а в целом – сопливо.
Она стала старше, уже не выглядела той хрупкой девушкой-ребенком, но возраст красил ее.
Майкл щелкнул официанту. Сначала хотел усталым тоном заказать шампанского – ответная издевка. Мол, так и быть, из вежливости я притворюсь, будто рад тебя видеть. Передумал. Он же не старшеклассник, чтоб обижаться на женское высокомерие.
– Пива повторить. И даме что-нибудь по ее выбору.
– Белое сухое, – сказала она. И пояснила для Майкла: – Пить хочется. Жарко. А лимонад они делают паршивый. Я недавно заходила, попробовала – фу, – она забавно поморщилась.
Майкл промолчал.
– Я за тобой полдня гоняюсь, – доверительным тоном сообщила Людмила.
Майкл приподнял левую бровь.
– У Дашкова не застала, пока отыскала адрес твоей матери, пока доехала – и увидела, как ты выходишь на улицу. Я не стала бежать за тобой, думала, может, ты завернешь куда-нибудь пива попить. А ты пошел к Чернышёву. Так что я перехватила тебя только здесь.
Она оправдывалась, будто у них была назначена встреча на раннее утро. Майкл совершенно не удивился, что она знает и Дашкова, и Чернышёва. Но его неприятно поразил акцент, с которым говорила Людмила.
– А я когда-то думал, что ты русская.
– Наполовину. Отец служил в местной разведке, много путешествовал. Его убили.
– Сочувствую.
– Я его не помню. Мне года не исполнилось, когда его не стало.
– Тем более. – Майкл допил степлившиеся подонки, подумал, что официанты здесь не шибко шустрые. – У меня паршивое настроение, знаешь ли.
– Удивил! – засмеялась она. – Мне иногда кажется, что у тебя другого не бывает. – Официант наконец принес пиво и вино. Людмила дождалась, когда он удалится, будничным тоном сказала: – Я тебе хочу работу предложить.
– На кого?
– На папу римского.
– Издеваешься?
Она вынула из сумочки пластиковую карту. Вот тут Майкл удивился. Герб Ватикана, надпись «Служба по связям с общественностью». Должность не указана. Имя – Людмила Александра Эриксон.
– Значит, ватиканская разведка…
– Ну, не так грубо. Но если не вдаваться в частности – да.
– Надеюсь, ты не монахиня?
– Нет, что ты. Я получила вполне светское образование. Впрочем, я как-то уже говорила, где училась.
– Не помню.
– Закрытый колледж для девушек. Итон. Мы учились вместе с Катрин.
– Никогда бы не подумал, что в ватиканской разведке могут работать женщины.
Лидмила усмехнулась:
– И никто не думает. Именно поэтому там женщин – подавляющее большинство.
– Логично. И какую работу ты хочешь мне предложить? Глубокое внедрение в корпорацию PACT? – съязвил Майкл.
– Почти. Место управляющего… – она сделала паузу. – Корпорацией PACT.
Майкл поперхнулся пивом. Пена вылетела из кружки, он закашлялся. Людмила привстала и милостиво хлопнула его между лопаток.
– Спасибо, – пробормотал Майкл, утирая губы. Необходимость привести себя в порядок дала ему несколько секунд. Он не ожидал подобного предложения. Тем более – от папы римского.
– А что, Железный Кутюрье не возражает? Он же, помнится, открещивался не то что от родства, а даже от знакомства.
– Железный Кутюрье застрелился, – тихо произнесла Людмила. – А Гэйб в тюрьме. Он получил пожизненный срок за убийство моей сестры. Элла в федеральном розыске.
– Нормально… – Майкл пытался расстроиться из-за смерти человека, которого считал отцом, но не смог.
– А корпорация PACT перешла в собственность Бенедикта Смита.
– Мне ничего не говорит это имя.
– Никому не говорит. Незаметный человек. Подставное лицо Ватикана.
– Понятно. Значит, я могу о нем не задумываться.
– Безусловно.
– Сдается мне, по такому поводу нужно выпить шампанского.
– Это можно расценивать как согласие?
Майкл выругался.
* * *
Потом он устроил безобразную сцену.
Официантка принесла бутылку шампанского в серебряном ведерке со льдом и два бокала. Она приседала, крутила задом и масляно поглядывала то на Майкла, то на его спутницу. Он сначала испугался, потом сообразил: вино дорогое, и девица надеется на соответствующие чаевые. Кто ж виноват, что понятие «прекрасный сервис» она трактует столь пошлым образом?
– Я не жду от тебя ничего хорошего, – предупредил он Людмилу, крутя в пальцах бокал. – Всякий раз, когда мы встречаемся, в моей жизни что-то происходит. Ты у меня как примета. Хуже черной кошки. Людмила дорогу перешла – все, в ближайшие дни я окажусь в такой жопе, что…
Накопившаяся обида выплеснулась из него разом. Обижался Майкл на дурацкую жизнь, но в своих бедах обвинял почему-то Людмилу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики