науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Для масштабного распространения акционерных предприятий открытого типа оставалось придать новую форму определённой части социальных амортизаторов, традиционно ограждавших человека от низменных устремлений и обеспечивавших гарантии прогрессивного развития общества. Институты, препятствующие прежде соблазнам расточительного потребления и обеспечивающие нацеленность предпринимательских идей на развитие сферы производства, оказались непригодны для надлежащего контроля над устремлениями огромного количества новоявленных инвесторов. «Ни остаточные формы феодальной власти, ни структуры правящей монархии, ни локальные механизмы надзора, ни неустойчивая масса, образуемая переплетением их всех, не могли исполнить эту роль: им мешали неравномерное и не лишённое лакун распространение, частые конфликты, порождаемые их действием, а главное - «дороговизна» отправляемой в них власти».
Внедрение новой системы социальных ограничений, превосходившей рамки прежней семейно-патриархальной, сениориальной, соседской, цеховой, религиозно-общинной регламентации, должно было ознаменовать четвёртый этап эволюции социальных регуляторов (амортизаторов). Система контроля над деятельностью предпринимателей в новых для них условиях хозяйствования должна была быть выхолощена от всех прежних социально-нравственных зависимостей. Она должна была гарантировать максимально возможное исключение иррациональных элементов из сферы взаимных договорённостей. «Все недоговорные институты, обусловленные отношениями родства или соседства, общностью профессии или вероисповедания, должны быть ликвидированы, поскольку они требуют от индивида лояльности, ограничивая, таким образом, его свободу» - таким было веление нового времени.
Так, следуя велению времени, на смену прежней регламентации, опосредованной личными связями и отношениями, приходит обезличенная регламентация государственного бюрократическо-полицейского аппарата. На смену древней патримониальной бюрократии приходит рациональная бюрократия современного типа, и обеспечивает необходимое упорядочивание процесса развития новых форм хозяйствования. Из монарших подданных индивиды превращаются в граждан и независимо от их социального и имущественного положения признаются полноправными участниками хозяйственных отношений. «В эпоху традиционных цивилизаций политическая власть в лице монарха или императора практически не имела прямого влияния на нравы и обычаи большинства подданных, которые жили вполне самостоятельными поселениями. С процессом индустриализации транспорт и связь стали намного быстрее, что способствовало большей интеграции «национальных» сообществ. Индустриальные общества явились первыми национальными государствами. Национальные государства - это политические общности, разделённые чёткими границами, отделяющими их друг от друга и заменившими расплывчатые пределы традиционных государств. Правительства национальных государств обладают исключительной властью над многими сторонами жизни своих граждан и устанавливают законы, обязательные для всех, живущих в пределах их границ». Политические системы индустриальных обществ устраняют подавляющую часть прежних неопределённостей в деле получения акционерной прибыли и становятся в хозяйственном отношении гораздо более развитыми и действенными, чем традиционные, доиндустриальные формы правления.
После того, как бюрократическо-полицейский аппарат и максимально централизованная государственная власть обеспечили хозяйственную и идейно-политическую гомогенность общества, ликвидировав своей «исключительной властью» всякую автономию и институциональную самостоятельность контролирующих инстанций прежнего образца, индустриальное развитие перешло в следующую, четвёртую, стадию - стадию формирования всеохватной и всепроникающей государственной контролирующей системы, обеспечивающей рациональность развития всех сторон общественной жизни. «Фабрикуя» необходимых обществу работников и предпринимателей, подгоняя все трудовые и предпринимательские помыслы и устремления под машинный ритм фабричного производства, бюрократическо-полицейский аппарат индустриального общества делал вполне определённой и предсказуемой концентрацию акционерного капитала, открыто перетекающего из одной отрасли в другую.
С середины 18 до начала 20 века концентрация акционированного капитала и централизация государственного управления представляли собой два закономерных процесса, тесно связанных между собой и опосредуемых друг другом. Происходило становление так называемого государственно-монополистического капитализма, при котором государство принимало на себя роль послушного орудия вертикально интегрированных монополий акционерного типа и гаранта достижения, планируемых ими показателей прибыли и роста.
Созидательная мощь индустриального общества неуклонно возрастала. Для расширения масштабов производства индустриальная экономика нуждалась в соединении огромных территорий. По мере того, как «акционерное, вертикально интегрированное и бюрократически управляемое капиталистическое предприятие» утверждалось «в качестве преобладающей единицы накопления капитала в мировом масштабе», государство принуждалось к расширению своих территориальных границ в борьбе за мировое господство. Экономическая экспансия и усиление борьбы на международной арене за передел мира сопровождались идеологической консолидацией хозяйствующих индивидов в рамках буржуазного государства-нации. «Всё большее число гражданских жителей мобилизовалось для косвенной и зачастую неосознанной поддержки усилий правителей по ведению войны и укреплению государства. Ведение войны и укрепление государства становилось всё более широкой деятельностью, охватывавшей всё большее число внешне не связанных между собой направлений деятельности».
Одной из основных забот государственной власти становится формирование чувства национального самосознания как средства укрепления нравственных устоев индустриального общества. «В большинстве государств 19 в. первостепенное значение в развитии такого чувства национального самосознания придавалось двум общественным институтам: начальной школе и армии. Те государства, которые лучше всего решали эти задачи, и процветали успешнее всего». «В таких обстоятельствах, - пишет И. Валлерстайн, ссылаясь на исследования У. Мак-Нейла, - фикция этнического единообразия в рамках особой национальной юрисдикции уходит корнями в последние столетия, когда некоторые ведущие нации Европы обратились к подходящим образом идеализированным и произвольно выбранным варварским предшественникам. (Несомненно любопытно заметить, что французы и британцы выбрали в качестве своих предполагаемых предков соответственно галлов и бриттов, беспечно не учитывая последующих завоевателей, от которых они и унаследовали свои национальные языки). Фикция этнического единообразия особенно расцвела после 1789 г., когда были продемонстрированы практические преимущества и мощь неоварварской формы правления (объединившей взрослых мужчин, способных владеть оружием, спаянных чувством национальной солидарности и добровольно подчиняющихся выборным вождям) перед правительствами, ограничивавшими их мобилизацию для войны более узкими группами населения».
Идеология великодержавности и национального превосходства, нацеленная на подготовку граждан к тяготам войны за сырьевые ресурсы и рынки сбыта, повышала уровень гражданского самосознания. Поскольку важным атрибутом великодержавного патриотизма выступала не только военная, но и трудовая доблесть, не совместимая с праздностью и пустым расточительством, темпы научно-технического развития оставались высокими.
Однако со временем «власть конкурирующих между собой национальных государств, ведущих непрерывную мирную и военную борьбу за господство» стала терять своё прогрессивное значение. «Если подумать, - замечает в своём известном исследовании И. Валлерстайн, - ни начальная школа, ни армия не прославлены своей практикой соблюдения прав человека. И первая, и вторая являются вполне авторитарными, построенными сверху вниз, структурами. Превращение простых людей в граждан-избирателей и в граждан-солдат, может быть, и очень полезно, если вы хотите обеспечить единство государства, как перед лицом других государств, так и в смысле уменьшения насилия или классовой борьбы внутри государства, но даёт ли это что-нибудь реальное для развития и реализации прав человека?». Государственно-бюрократические методы концентрации капитала и солидаризации общества угнетали не только развитие отдельного индивида, делая всё более невозможной реализацию прав человека. Бюрократия стала угнетать развитие общества в целом.
Выступая эффективным средством рационализации общественной жизни вообще и использования акционерного капитала в частности, бюрократический механизм отнюдь не источал созидательный энтузиазм, не утверждал «дух предпринимательства и аскетического рационализма». Точно так же как «целесообразная» работа машин, будучи лишь техническим придатком к целесообразной деятельности человека, не обладала самостоятельностью, бюрократическо-полицейский аппарат мог лишь какое-то время поддерживать нормальный режим функционирования индустриального общества, но не мог творить сами нормы и корректировать их исходя из потребностей общества в созидательном развитии. Право на вмешательство в слаженный ритм государственного бюрократического «производства» закреплялось за избранными политиками и монархами, ответственными перед своим народом, подобно тому, как на фабричном уровне право на то, чтобы подняться над производственным ритмом и изменить его, закреплялось за менеджерами и технологами, находящимися в найме у владельцев капитала.
В идеале народные и «божьи» избранники должны были представлять и отстаивать интересы самых прогрессивных в производительном отношении социальных групп, принимая на себя, по аналогии с фабричными менеджерами, ответственность за рост общественной производительности и сокращение непроизводительных издержек. Оказавшись на самом верху социальной иерархии, они с помощью бюрократического механизма должны были пресекать паразитические устремления капиталистов, склонных к гедонизму, поскольку такие устремления подтачивали производительные силы общества.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики