науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Магистр, ваш подопечный проснулся и сейчас не в себе. — Берис, казалось, даже не пошевелился. — Вы ему не поможете?
— Я все сделаю, Дурстан, — откликнулся я. Не стоит беспокоить господина Бериса. Он и так уже потратил на меня свое драгоценное время.
Поклонившись Берису, я развернулся и собрался было выйти, но тут он рассмеялся и, обойдя стол, схватил меня за руку.
— Ах, Майкель, твоя преданность хозяину делает тебе честь. Я пойду с тобой. Вместе нам наверняка удастся избавить Марика от каких бы там ни было беспокойств.
— Быстрее, господа, прошу же, — сказал Дурстан, проворно устремившись вперед.
Когда мы достигли комнаты Марика, нашим взорам предстало знакомое зрелище, и у меня опять защемило сердце. Мой хозяин сидел в изголовье кровати, прислонившись к резной спинке, и худые плечи его тряслись, несмотря на то что он был укрыт горой одеял и шкур. А в глазах — выражение слепого ужаса, который я надеялся больше никогда уже не увидеть. Впрочем, худшие мои опасения тут же рассеялись: каким бы сильным ни был его страх, рассудок в нем все же еще трепыхался.
— Майкель, помоги мне! — вскричал он, увидев меня. Я был глубоко благодарен, что он обратился ко мне, а не к Берису. — Оно вернулось! Оно снова вернулось!
Я подошел к постели и, явив свое силовое поле, положил руку ему на плечо. Он потянулся ко мне и вцепился в локоть, точно клешней.
— Что вернулось, господин? Тебе больно? — спросил я, осторожно направляя на него свою исцеляющую силу.
Он содрогнулся — и слегка расслабился, задышал ровнее. Я продолжал изливать на него целебный поток, стараясь унять его смятение, и он повернул ко мне лицо. «Что ж, — подумал я, — по крайней мере, сейчас ужас в его глазах не столь безотчетный».
— Нет-нет, это не боль, это... голоса. — Выпустив меня, он схватился обеими руками за голову. — Я опять слышу эти проклятые голоса. Пусть они прекратятся!
Берис присел на постель по другую сторону от моего господина и мягко вопросил:
— Что же они говорят, Марик? Ты можешь разобрать их речь? Я вздрогнул. Это что-то новое. Мне и в голову не приходило, что голоса и впрямь могут что-то поведать.
— Но их так много! — простонал он.
— Постарайся выделить один, любой, один-единственный голос и прислушивайся лишь к нему. Можешь ли ты это сделать?
Марик сосредоточился. Даже в этот миг я восхищался им: так напуган, а способен размышлять. (Я вообще образец преданности. Иногда мне это ужасно мешает.)
— Два из них громче всех. Остальные словно шепот откуда-то издалека.
— Тогда выбери из двух один, — продолжал Берис спокойно. — Сосредоточься. О чем он говорит?
Марик закрыл глаза и сморщил лоб.
— Что-то вроде: «...приходить в себя... увы, рана никогда не излечится...» — Он открыл глаза. — Два голоса, что были громче всех, смолкли. Будь я проклят, что это такое мне слышится, Берис?
— Не знаю. Послушай подольше, и тогда, быть может, мы сможем понять. Тебе больше ничего не слышно?
— Погоди! — оборвал его Марик. На лице у него, впервые за долгие месяце, появился неподдельный интерес. Я, само собой, не мог не обрадоваться. — Сейчас звучит только один, зато уже громче. Кажется, он спросил: «Много ли ты узнал об исходе обряда вызова?» Умолк, наверное ждет ответа. Ага! «Я отзываюсь на оба имени, Кейдра. Ланен часто зовет меня Акором, даже не осознавая этого...» Будь я проклят, Берис! — завопил вдруг Марик так, что мы с Берисом даже подскочили. Глаза моего хозяина были открыты и ясны, а голос звучал сильно, только дрожал от наплыва чувств. — Пламя Преисподней! Ты слышал — Акор! Ланен и Акор! Кто-то, кто знает Ланен, разговаривает сейчас с этим драным серебряным драконом, который меня едва не порешил! А я-то мог поклясться, что он был мертв!
— Слушай дальше! — приказал Берис. Марик, содрогаясь от ярости, вновь закрыл глаза.
— Он говорит с кем-то по имени Кейдра. «...Это меня не удивит. Кантри вновь в Колмаре, это было бы чудесно...» Замолк. Нет, подожди... «А я и не надеялся на это... Земля эта обширна...» Неразборчиво... «...Мы позабыли... просторы Колмара... те, кто сторонятся соседства гедри, не сумеют выжить». Опять тишина. Нет, погоди-ка... «Я скажу об этом Ланен, когда она проснется... У меня ужасно болит голова...» Нет, это все. Больше ничего не слышно.
Марик откинулся назад в совершеннейшем изумлении, однако и я был изумлен не меньше. Берис, совладав с первым впечатлением, казался теперь невозмутимым, но я знал, что он поражен, как и мы.
— Отдыхай с миром, друг мой, — сказал он моему хозяину. — Боюсь, ты переутомился. Я приготовлю тебе усыпительное питье. — Потом он повернулся ко мне: — Благодарю тебя, Майкель, но мы с Мариком продолжим вдвоем. Уже поздно, и я думаю, всем нам хватило на сегодня впечатлений. Отправляйся отдыхать, друг. Утром я тебе все расскажу.
Я собирался было возразить, но вдруг осознал, что вижу, как вокруг Бериса возникает сияние. Едва заметное — но оно означало, что он взывает к своей силе. Мне не хотелось вновь оказаться на полу, а утром опять пробудиться его покорным рабом. Я поклонился.
— Думаю, вам виднее, магистр, я верю в силу вашего дара. Доброй вам ночи, господа.
Я удалился, как покорный слуга; удостоверившись, что меня не видят, я со всех ног помчался в свои покои. Я не какой-нибудь самовлюбленный хлыщ: вот уже несколько месяцев подряд я смотрелся в зеркало лишь затем, чтобы побриться; но сейчас я внимательно изучил свое отражение, особенно глаза.
Ничего особенного я не увидел. Если бы на меня до этого наложили какие-то чары, взгляд мой был бы затуманен, и я видел бы только то, что было нужно другим. Чары, наложенные младшим магом, длятся пару дней, не более. Но если за дело берется Берис — тут приходится говорить уже не о днях, а о месяцах.
Да нет, невозможно. Ему пришлось бы несколько раз обновлять свои чары, какой бы силой он ни обладал.
«А что ему мешает?» — подумал я угрюмо. Я с середины зимы ночую с ним под одной крышей — он мог опоить меня каким-нибудь дурманом или... если у него вообще нет никаких предубеждений, он мог погрузить меня в сон, как поступают все целители, когда состояние их подопечных крайне тяжелое, — после этого даже самый захудалый колдун смог бы наслать на меня свои чары в любую из ночей, и даже несколько раз, если требуется. При поддержке демонов это осуществить довольно легко.
В том-то и дело, что чарами отличается работа демонов, но никак не целителей.
О Богиня! Этот запах!
Бедный мой господин. Я не мог сделать ничего, чтобы уберечь его от Бериса. У меня просто было недостаточно на это сил. А его дочь, эта отважная госпожа, с которой я познакомился на Драконьем острове, — она-то тут при чем?
Я замер на полушаге. Святая Владычица! Голоса, которые слышал Марик, были настоящими! Но чей же разговор он подслушал? Я выругался про себя, понимая, что все еще слишком слаб и к тому же одинок, и вернулся к своим намерениям действовать. Эта бедная девочка опять может оказаться в самом клубке хитросплетений Бериса. Единственным лучом надежды был для меня этот дракон, Акор, о котором упомянул Марик. Я видел, как он доставил госпожу Ланен, тяжело израненную, назад в лагерь, чтобы ее исцелили, и пригрозил Марику смертью или чем похуже, если он не позаботится о ней. Так что дракон Акор, должно быть, в каком-то смысле ее защитник. И я лишь надеялся, что под его защитой она будет в безопасности.
Моя преданность хозяину все еще заставляла меня сомневаться, и все же я достал свой небольшой мешок из сундука, стоявшего у изножия кровати, и стал складывать в него запасной суконник и прочую одежду, а также другие пожитки, которых у меня было совсем немного. «Останься, ты должен остаться с ним, ты дал клятву много лет назад, и время не отменило ее», — твердило мое сознание, пока я готовился к побегу.
Ответом был довод, прежде уже не раз приходивший мне в голову. Человек, которому я давал клятву, был мертв. Разум его был сбит из кусков, скреплен гвоздями, выплавленными в горниле демонов, и я ничего не мог с этим поделать. И если я не хотел сам сделаться рабом ракшасов, мне нужно было немедленно бежать, пока магистр Берис вновь не завладел моей волей.
Все мои пожитки с легкостью уместились в мешок. Денег у меня было немного, но я всегда мог заработать на жизнь при помощи своего дара. Другие только этим и живут. И быть может, однажды я найду способ сразиться с верховным магом Верфарена, хотя надежды на это было мало.
Я не позволял себе даже представить, что еще мог сотворить со мною Берис, пока я, совершенно беспомощный, был в полной его власти.
По привычке я оставил свои покои прибранными, убедившись, что ничто в них не смогло бы указать на то, что я не собираюсь возвращаться. Выскользнув за дверь, я направился вперед по коридорам школы магов, залитых ночным мраком.
Я быстро добрался до главного зала, миновав входную арку общего прихода, куда могли являться все, кому требовалась врачебная помощь, были ли у них деньги или нет. Вход в это помещение был открытым, без каких бы то ни было дверей, — тем самым школа являла расположение всем, без исключения, давая понять, что целители всегда готовы служить своему предназначению.
Чтобы попасть снаружи в общий приход, нужно было пройти через главные ворота. А там, где можно свободно войти, можно и выйти.
Марик
Берис оставил меня наедине с собственными мыслями совсем ненадолго; вскоре он воротился с двумя кружками челана.
— Стало быть, голоса настоящие, — проговорил я. Учуяв запах челана, я пришел в недоумение. — Вот так усыпительное питье!
— Ну нет, спать я тебе пока не дам, — ответил Берис весело. — Ты не узнал голоса, которые слышал?
— Во имя Преисподних, Берис, — проворчал я. — Это тебе не разговор в соседней комнате подслушивать. Голоса эти звучали у меня в голове.
— Это явление именуют бессловесной речью. Я-то думал, что это всего лишь вымысел, а тут на тебе: не успел ты оправиться от своего безумия, как немедленно преподнес мне такую неожиданность. Я хочу понять, как тебе это удалось. Меня передернуло.
— Сегодня, перед тем как вы пришли, я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики