науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты едва мог защищаться.
— Стало быть, — проговорил он, — ты это приметил.
— Сложно было не приметить, Вел. Огромная орда демонов обрушивается на тебя, точно стая голодных скворцов на амбар с зерном, и Арал должна делать за тебя всю работу! — сказал я, испытующе посмотрев на него в предвечернем свете. — В чем дело, Велкас? Разве ты не мог разогнать этих демонов?
Он отворотил взгляд.
— Расскажи ему, Арал, — проговорил он. — А мне надо размять ноги. Вы оба плететесь как черепахи. — Он сменил поступь, и не успели мы и глазом моргнуть, как он зашагал вдвое быстрее прежнего, с угрюмым видом, заложив руки за спину. Я с некоторым удивлением следил за тем, как он отдаляется от нас.
— Не волнуйся, Уилл. Он приходит в ярость оттого, что кое на что не способен, — сказала Арал вполголоса. — Во всех прочих случаях, когда мы с ним работали вместе, возможности его просто удивительны, однако он не в состоянии изгнать даже самого мелкого рикти. И упаси нас Владычица столкнуться с ракшасами. Тогда мне придется туго и останется уповать только на ее помощь.
— А что, ничего не происходит, когда он пытается их изгнать? — спросил я, изрядно удивившись: я-то считал, что Вел может что угодно.
— Я... м-м-м... не знаю, — ответила она взволнованно. — Сколько я с ним знакома, он даже ни разу не пытался попробовать. Просто не желает. Когда я поинтересовалась у него об этом, он не ответил, а потом целую неделю со мной не общался. Когда мы с ним наконец увиделись, он пытался что-то мне рассказать, но при этом так путал слова, что я ничего не поняла.
— Это чтоб Велкас вдруг стал путать слова? — фыркнул я. — Вот уж ни за что не поверю. Когда это было?
— Вскоре после того, как мы с ним познакомились. Года полтора назад, наверное.
— Стало быть, у него было предостаточно времени отдохнуть, и пора опять его об этом спросить, — сказал я решительно и отправился догонять Велкаса. Это оказалось нелегко, и все же я с ним поравнялся. Большую часть его роста составляют ноги, и он способен шагать так быстро, что угнаться за ним можно только бегом.
— Ты ведь знаешь, что тебе не убежать от этого, — проговорил я твердо.
— Я лишь воспользовался возможностью пройтись обычным шагом, а не тащиться точно черепаха, подобно вам обоим. И я вовсе не пытаюсь убежать.
— Лжец! — громко произнес я.
Тут он остановился, и я остановился вместе с ним. Выражение его лица было подобно глухой стене, которую я вот уже долгое время пытался пробить. Должно быть, сейчас я его чувствительно задел.
— Велкас, извини, — сказал я. — Знаешь, я не хотел. Но тебе нипочем не преодолеть своего бессилия против ракшей, если ты загодя отказываешься хотя бы просто поговорить об этом. Я не отстану, если даже меня стараются не замечать, ты же знаешь. А ты нажил могучего врага, главное оружие которого — демоны. Тебе стоит над этим поразмыслить.
Он на миг прикрыл глаза, а когда вновь раскрыл их, глухая стена исчезла. Я перевел дух (сам не заметил, как до этого затаил дыхание). Быть другом Велкаса было нелегко.
— Так и быть, — сказал он, когда нас нагнала Арал. — Я расскажу вам на этот раз обо всем. Он перевел взгляд с Арал на меня. — Пойдемте же, — добавил он, — путь предстоит еще долгий, а я сейчас все бы отдал за кружку пива.
Мы пошли умеренным шагом, чтобы не дать Арал отстать. Велкас собирался с мыслями. Время близилось к закату, но сумерки еще не слишком сгустились, и нам было хорошо видно друг друга.
— Случилось это много лет назад, — начал Велкас. Арал попыталась было что-то вставить, но он ей не дал. — Потом. Просто слушай. Мне тогда едва исполнилось десять лет, а я уже помогал одному целителю из нашего городка, обучаясь у него всему, чему только было можно. Уже тогда я знал, что обладаю завидными способностями и гораздо сильнее своего наставника, и был донельзя самоуверен. Потом явилась какая-то женщина, запятнанная скверной демонов, и попросила нас избавить ее от этого. — Не сбавляя шага, он весь выпрямился, точно готовился лицом к лицу встретиться с собственными воспоминаниями. — Сандриш подумал, что мне не мешает поупражняться на изгнании демонов, поэтому, показав, что надо делать, он предоставил все в мое распоряжение. Я направил на бедняжку свою силу и, поскольку любое упоминание о демонах всегда вызывало во мне ненависть, вложил в свои действия и сердце, и душу. Словом, все, чем обладал, с жестокой беспощадностью.
Арал ахнула, и я услышал, как она прошептала: «О Богиня, нет! Нет, Вел!» Велкас не обратил на нее внимания.
— Женщина начала кричать, а я знай правил свое дело, напирая на нее все сильнее. Крики ее оборвались почти мгновенно. — Он пристукнул зубами.
Ни я, ни Арал не смели вымолвить ни слова. Мы едва осмеливались дышать. Рассказ Велкаса был точно тяжелый удар обухом.
— Сандриш пытался вмешаться, но в ней уже не было ни признака жизни. Ха! Я считал себя величайшим из целителей, мудрым ребенком, обладающим столь сокрушительной силой! — он будто выплевывал слова. — Я заставил кровь в ее жилах вскипеть, Арал, а когда услышал, как она кричит, то иссушил ей сердце.
Мы не произнесли ни слова, просто ждали, пока Велкас переведет дух. Нам тоже не мешало восстановить дыхание. К моему удивлению, Велкас снова заговорил:
— После этого случая меня начали посещать сновидения; вам, возможно, покажется странным, но они не имели ничего общего с убийством этой несчастной. И одно из этих сновидений являлось мне особенно часто. — Он помолчал. — И является по сей день.
Мне снится, будто я стою на вершине горы... Знаю, что звучит глупо, но это всего лишь сон: я с трудом взобрался на эту гору и теперь могу дотянуться до неба. Дотронуться до него. Просто протягиваю руку, и пальцами ощущаю небесную синеву, мягкость облаков... Тогда я — повелитель мира. Весь мир находится у моих ног. — Его передернуло. — Правда, после этого сон, бывает, продолжается по-разному, двумя путями. В одном случае я становлюсь кем-то наподобие Вышнего божества, как в сказаниях про племена, что живут на Дальнем Юге и поклоняются Солнцу, вы об этом наверняка слышали; я всевластен и благодетелен, и все просто чудесно: я использую свое могущество в полной мере, делая мир сказочно прекрасным.
Некоторое время мы брели в тишине, а потом Арал спросила то же самое, что и у меня вертелось на языке: А как в другом случае?
Велкас вновь заговорил, все с тем же вялым оттенком в голосе, который уже начал меня пугать; за этот день я узнал о своем друге больше, чем за все два года, что был знаком с ним. Когда он не был уверен, что способен совладать с собственными чувствами, он стягивал их железными полосами и упрятывал подальше, в непроницаемую темную пещеру, после чего говорил так, словно обсуждал с другими погоду.
— В другом случае я — Погибель для мира, — произнес он так, точно называл нам свой титул. — Происходит это всегда одинаково. Я бьюсь с неким ракшасом, владыкой одной из Преисподних, и он наносит мне удар в самое сердце, однако я не умираю. Я сейчас же превращаюсь в демона в тысячи раз ужаснее, чем тот, с которым сражаюсь. Я сокрушаю его лишь малой частицей своей мощи, ибо к тому времени могущество мое уже достигает небывалых пределов. А потом... потом я убиваю всякое живое существо в мире, а в довершение всего протягиваю руку к солнцу и разрушаю его в своем кулаке.
На миг он приумолк, вновь не давая воли голосу. «Святая Владычица, — подумал я, — как он может держать в себе все свои бурные страсти?» Никогда мне не доводилось видеть, чтобы человек с таким отчаянием пытался убежать от самого себя.
— И хохот. Все время. Убивая демонов и людей, я разрушаю горы, а когда лишаю мир солнца, то все время хохочу, — сказал он и вновь двинулся вперед; на этот раз, несмотря на все его попытки скрыть это, в голосе его все же сквозило отвращение.
Я не отставал от него ни на шаг и потребовал ответа. Не раздумывая, не задумываясь над глубиной его чувств, я потребовал от него ответа:
— Почему, Велкас?
— Что почему? — сердито переспросил он.
— Это важно: почему ты хохочешь?
Когда он ответил, голос его потряс меня — он извергал слова так, точно глубоко ненавидел сам себя:
— Потому что мне при этом хорошо. Нет, просто здорово, будь я проклят. Нет никакой разницы — небесный ли ты бог или Погибель для мира, Уилл. Никакой разницы! Во сне, что бы я ни избрал, чувства мои одинаковы: совершеннейшее высвобождение, потворство собственным желаниям и... судьба.
Я отступил, чтобы быть поближе к Арал, которая, сказать по правде, и так стояла не более чем в шаге от меня.
И тут Велкас вновь удивил нас. Казалось, поведав нам обо всем, он тем самым предал себя проклятию — за то, что, обладая такой могучей силой, оказался слишком слабым и подвергся неотвратимому влиянию зла. И тем не менее он тут же вновь попытался предстать перед нами более или менее обычным человеком. Мы понимали, что это стоит ему огромного усилия воли, однако ни я, ни Арал и не думали развеивать этот призрачный образ.
— Ну вот, — сказал он, — сгодится это для уплаты твоей цены?
— Велкас, я...
— Будем считать, что ответ утвердительный. По крайней мере, мы позабыли об усталости, — он хмыкнул и вздохнул. — Зубья Преисподней, до чего ж длинный выдался денек! Сколько еще топать до этой твоей корчмы?
— Боюсь, еще с час, если не больше, — ответил я.
Пока Велкас говорил, солнце зашло, и сейчас последний свет покидал небосклон, со всех сторон опускалась темень. Мы были измотаны, однако быстрая ходьба позволяла согреться. Вдалеке на западе виднелись резкие очертания Сулкитского нагорья, обрамленные тающим светом сгущавшихся сумерек. В небе зажигались звезды: иные с охотой, иные робко; месяц недавно народился, и ночь была безоблачной. Деревья по обеим сторонам дороги обратились в темные тени, то и дело затмевающие звездную россыпь; путь наш лежал на север, и горы слева медленно приближались, становились все выше. Вид их радовал мне сердце. Я уже забыл, как сильно скучаю по дому.
— Тогда, во имя Шиа, расскажи нам свою историю, — потребовал Велкас. — И лучше бы что-нибудь позанимательнее, будь я проклят.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики