науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вариен упал на колени, а вслед за ним и Ланен, держа его за плечи; оба они глазели на Салеру широко разинув рты.
Вариен
"Речи и мысли, речи и мысли, - повторял я про себя.— Ланен, это именно то, что требуется, отличие истинного народа: речь и разум. Она понимает, что такое имя, знает свое собственное и... во имя Ветров, она и меня назвала по имени! Ланен, Ланен, она... они..."
"Они вполне настоящий народ, правда же? — отозвалась Ланен. На этот раз она была более спокойна, чем я. Ее руки лежали у меня на плечах, и лишь благодаря этому я держался прямо. — И готовы начать настоящую жизнь. — Мысленный ее голос запнулся, когда она добавила: — Они стали новым племенем, Вариен. Они больше не те неразумные твари, какими их считали кантри. Владычица свидетельница, я рада за это изумительное дитя и за ее родичей, но — горе Потерянным!"
«Что, Ланен?»
«Какая же я глупая, дорогой мой! В глубине души я все гадала, можно ли...»
«...Можно ли вернуть представителям Малого рода их самоцветы, чтобы вернуть Потерянных? Знаю, любимая. Но если ты называешь себя глупой, то я-то уж подавно был таковым многие сотни лет, ибо думал об этом же. Однако если все они такие же, как и она, то им осталось сделать лишь шаг, чтобы обрести вполне разумное сознание».
«Я знаю. Мы должны найти какой-то иной способ, чтобы помочь Потерянным обрести покой».
Этот обмен мыслями занял считанные мгновения и никоим образом не умалил охватившего нас восторга. Салера понимала речь. Она была разумна.
Я поклонился Салере, точно так же, как Шикрар всегда кланялся какому-нибудь юному кантри, когда тот впервые использовал дар Истинной речи.
— Приветствую тебя, Салера, сестра моя.
Она поклонилась в ответ, но я видел, что она вся дрожит, пытаясь совладать со своими чувствами. Я поднялся на ноги, смеясь, ибо знал, что сейчас произойдет, будто чувствовал ее дрожь своими собственными мышцами. Все прочие этого не ожидали: она вдруг взмыла в небо, на лету выпуская из пасти пламя, чтобы освятить этот миг. Я бы с радостью присоединился к ней, если б мог.
— А почему ты говорил ей «Вариан»? — спросила тихо Ланен, не глядя на меня. Взор ее был прикован к малышке.
— Так меньше звуков, а то ведь сложно научиться произносить сразу все, — ответил я. Сам я тоже не отрывал глаз от Салеры. — Мы всегда так учимся говорить, когда совсем еще малы.
Уилл некоторое время стоял с разинутым ртом.
— Провалиться мне в Преисподнюю, — пробормотал он, глядя, как Салера танцует в воздухе.
Арал, громко вздохнув, зашагала к лошадям.
— Вполне вероятно, что ты туда и угодишь, — сказала она, пихнув его, когда проходила мимо. — А если мы сейчас же не отправимся в путь и не покинем главную дорогу, то все окажемся там. Берис-то все еще у нас под боком.
— Для Арал это веская причина, — проговорил он и направился следом за ней.
Мы выехали в сторону заходящего солнца, к Сулкитскому нагорью, следуя по неприметной тропе, что вела на запад, поднимаясь в горы.
Марик
Берис наконец-то ответил на мое послание — тем, что велел Дурстану притащить меня к нему.
— Наконец-то, Берис, будь я проклят! Во имя Преисподних, чем ты все это время занимался? — проворчал я, как только оказался в его покоях.
— Кое-чем необходимым, — ответил он, не удосужившись даже встать. Он лежал пластом на кровати, облаченный в какое-то подобие ночной рубашки.
— Например, тем, что пренебрегал мною, — огрызнулся я. — Тебе так не терпелось меня исцелить, чтобы я стал тебе полезен! Тебе хоть сколько-нибудь интересно услышать, что я узнал из разговоров драконов? Или ты предпочитаешь нежиться в постели, как заплывшая жиром купчиха?
— Не будь от тебя пользы, Марик, за такие слова я бы перерезал тебе глотку, — проронил Берис небрежно. Хуже всего было то, что, несмотря на оттенок беспечности в голосе, он говорил вполне серьезно, и я это знал. Он с радостью прикончил бы меня, если бы счел необходимым, и я никогда об этом не забывал.
— Как раз пользу-то я и могу сейчас принести. Такую пользу, которая тебе и не снилась, Берис, вскоре ты сам сможешь в этом убедиться. — Усевшись возле стола, я налил себе кубок вина. — Так чем же ты был так занят все это время?
— Обеспечивал себе будущую победу, — проурчал он. — Как раз сейчас Майкель преследует Ланен. Через три — нет, теперь уже через два дня, когда я восстановлю свои потраченные в трудах силы, или чуть позднее, если отыскать ее окажется непросто, — он воздвигнет жертвенник и услужливо отправится на тот свет, а демон выйдет из него, чтобы установить скоропутья.
— Забери тебя Преисподняя, какие еще скоропутья? — спросил я. — Ты никогда ни о чем таком не говорил. Мне показалось, ты жаловался, будто не можешь найти Ланен!
— Скоропутья — это... Ну, в общем, некоторые называют их демоновыми вервями; они обеспечивают мгновенное перемещение. Мне даже не надо знать, где именно находится второй конец, потому что верви две, туда и обратно. Я появлюсь там, схвачу ее — и скроюсь прежде, чем кто-либо заметит. А что до Ланен... Помнишь сообщение нашего целителя из Кайбара? — Я кивнул. — К нему прилагался образец ее крови, и я нашел ему отличнейшее применение. Я фыркнул:
— А ты хоть выяснил, что это за дракон, который, по словам того рикти, ее оберегает?
Берис, хотя и выглядел утомленным, сумел ухмыльнуться.
— Рикти ошибся. Она проезжала через Кайбар, и при этом не было замечено никаких признаков дракона — ни вида, ни звука, ни запаха. Или, быть может, рикти был и прав, но сейчас дракон покинул ее. Как бы там ни было, я не страшусь встретить гнев кантри в Колмаре. Появись тут хоть один, мои люди сразу об этом узнали бы: ведь эти твари не могут быть невидимы!
Я рассмеялся — тихо, чуть ли не про себя.
— Что ж, Берис, желаю удачи. Эта девчонка находит себе защитников в самых неожиданных местах. Разве наш человек из Кайбара не говорил, что с ней снова эта женщина-горбунья?
— Да, Релла, кажется, примкнула к ней, — ответил Берис пренебрежительно. — С ней еще двое мужчин, имен которых он не узнал, а я не могу их опознать. Но это не имеет значения. Они не сумеют помешать мне.
— А им, может, и не придется, — произнес я хмуро. — С этим-то я к тебе и пришел. Сюда летят кантри, Берис. Сейчас, пока мы с тобой разговариваем. В нашем распоряжении как раз дня два или около того — удивительное совпадение!
Славно было влепить это ему прямо в лоб, глядя на его лицо. Берис редко позволяет себе даже слегка удивляться — но этой новости наверняка суждено заставить его переменить кое-что в своих замыслах.

Глава 15
И СТЕНЫ МИРА РУХНУЛИ
Вариен
Это было очень странное путешествие. Когда мы покинули Волчий Лог, уже перевалило за полдень, но остаток дня радовал нас солнцем и теплом. Мы шагали вместе и разговаривали: семеро человек и Салера (рядом с Уиллом). Я узнал о том, как Уилл повстречал ее, а мы с Ланен вкратце рассказали им историю нашего с ней знакомства. Время пролетело незаметно. На ночлег мы расположились под прикрытием небольшого лесочка.
На следующее утро мы пробудились с первыми лучами солнца, встретив рассвет нового дня, который, как вскоре выяснилось, оказался совершенно необыкновенным.
Пока мы спали, зима, казалось, проиграла в единоборстве с весной и отступила, и вокруг нас сейчас разливалось весеннее тепло. Мелкие, стелющиеся цветочки диких розочек, едва начинавших распускаться в Кайбаре, сейчас были в самом цвету. Я ожидал, что, как только мы начнем подниматься в горы, время, чего доброго, повернет вспять, однако пока этого не происходило. Впрочем, Уилл заверил меня, что когда мы заберемся повыше — а путь наш лежал к горной долине, служившей подобием перевала, — то склоны видневшихся впереди островерхих пиков еще овеют нас холодом. В самом деле, на некоторых вершинах я видел снеговые шапки; однако в нижней своей части Сулкитское нагорье оказалось весьма приветливым. По пути Ланен показала мне яркие желтовато-алые цветы с коротенькими стеблями, а дальше, в залитой солнцем теплой и тихой лощине — змееголовник, с розовато-синими соцветиями кистевидной формы, наполнявшими воздух благоуханием.
Странно, что я запомнил именно цветы, не правда ли? Объятый скорбью по своим потерянным собратьям, примирившись с этим горем и радуясь новому упрочению нашего с Ланен союза, я находил наибольшую отраду в ярких весенних красках, распестривших склоны гор.
Ланен шагала подле меня, необыкновенно молчаливая. Чувства, связывавшие нас, были не простыми — таковыми им никогда уже не суждено было стать, — но теперь, повернувшись к мраку лицом, мы преодолели самое худшее. Она знала — по-настоящему, до глубины души понимала, — что в произошедшей со мною перемене, ниспосланной Ветрами, ее вины не было, и я в конце концов тоже осознал это. А теперь она и сама изменилась, по собственной воле превратившись в необыкновенное двойственное существо, почти так же как и я. И нам обоим было о чем поразмыслить: о дарах и лишениях, о жизни и смерти — и о единстве душ.
Я помню яркие цветы...
Шикрар
Крылья я держал плотно подобранными, чтобы поверхность их была как можно меньше. Бури, вечно свирепствующие между Колмаром и нашим островом, всегда могучи и опасны. Полет был нелегок, если не сказать большего.
Я покинул Идай лишь день назад. Мы обнаружили, что большинство кантри не прочь некоторое время передохнуть, прежде чем пуститься дальше, ибо вторая часть путешествия обещала быть намного опаснее первой. К тому же дождь прекратился и засияло солнце, так что теперь даже скалистый островок многим из нас показался гораздо приветливее, чем неведомые угрозы, поджидавшие нас в Колмаре.
Я объявил, что отправлюсь вперед, разузнаю получше о коварстве штормовых ветров и встречусь с Ланен и Вариеном, чтобы обсудить с ними, как лучше подготовить гедри к нашему возвращению. Идай хмурилась, но пообещала, что разум ее будет для меня открыт денно и нощно. С ее стороны это было крайне великодушным поступком — ведь хранить бдение на протяжении нескольких дней подряд непросто. Впрочем, она всегда отличалась самоотверженностью и бескорыстием, наша госпожа Идай.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики