науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Возможно, придется отправиться в общий приход и подыскать кого-нибудь там; но прежде мне нужно было осуществить еще одно небольшое дельце.
Оказавшись внутри комнаты, я обновил заклятие, скрывавшее это место от посторонних: конечно, подвернись мне сердце само собой, это было бы весьма кстати, однако ставки были таковы, что я не мог позволить кому бы то ни было помешать мне, пусть даже случайно.
Произнося необходимые молитвы и ограждающие заклятия, я возжег семь свечей, расставленных вдоль магического крута (каждая из них символизировала святыню для одного из семи Владык), произнес одно-единственное слово — и под главной жаровней, что стояла на алтаре, заплясал огонь. Угли на жаровне мигом налились багровым румянцем. Я воскурил благовония, зажегши их от пламени свечей, и глубоко вздохнул. Знакомый аромат был по-домашнему приятным.
Дурстан, облаченный в ризу, теперь всеми силами сподручничал мне: сперва помог с убранством, потом подал мне нож. Я воззвал к своей силе и начал привычно читать слова заклинания, одновременно с этим проткнув себе кончик пальца, чтобы пожертвовать семь капелек крови. Падая на угли, они издавали шипение. Я столь часто прибегал к этому заклинанию, что у меня возникало чувство, будто мне вовсе и не обязательно для этого сосредоточиваться. Но я знал, что чувство это обманчиво: расслабившись, я поступил бы слишком опрометчиво. Поэтому я сосредоточился, как всегда стараясь не запнуться на четвертой строке, — это изменило бы значение заклинания, и тогда я не был бы защищен от внезапного нападения.
Как бы там ни было, данный обряд вызова несколько отличался от всех прочих. Я поместил в Майкеля демона, пока он спал, опьяненный по моей милости зельем. Демон этот держал в своих клешнях концы двух скоропутных вервей, на выход и на вход; противоположные их концы были уже установлены в моих тайных покоях. Чародейство, наложенное на Майкеля, было весьма искусным и совершенно неприметным со стороны — обошлось мне это недешево: пришлось заплатить кровью и лансипом, однако дело того стоило. Как только я приведу чары в действие, Майкель, где бы он сейчас ни скитался, отправится прямиком туда, куда я прикажу демону его повести, и при этом будет считать, что идет по своей воле, движимый какими-то личными целями. Когда добыча сделает привал, он остановится и воздвигнет алтарь. Сразу же после этого демон вырвется наружу, установит концы обеих вервей и исчезнет. Тогда я смогу переместиться туда, схватить свою добычу и в мгновение ока умчаться обратно. Майкель, возможно, даже успеет меня увидеть, прежде чем умереть. Это будет отличнейшим зрелищем.
В багровом воздухе над алтарем возник образ демона, что сидел внутри Майкеля и ждал своего часа.
— През-зренный, ты дерзнул выз-звать с-собс-ственную с-смерть! Трепещи в ужас-се, ибо я...
— Я — Малиор, повелитель Шестой Преисподней. Ты взял мою кровь, ничтожный рикти. Служи же мне, или умрешь, — проговорил я, стягивая узы заклятия.
— Повелевай, хоз-зяин, — прохрипела тварь, силясь высвободиться от заклятия, точно от веревки, петлей затянутой на шее.
— У меня есть для тебя добыча, — сказал я. — Отведай крови, что пропитала эту ткань. Пошли того, в чьем теле сидишь, чтобы он разыскал ее и воздвигнул алтарь возле того места, где она остановится на отдых, но это должно произойти не раньше чем через три дня.
Последнее уточнение вызвало у меня прилив гордости. Я очень точно вычислил, что следующий обряд вызова, к которому мне предстоит прибегнуть чуть позже, изнурит меня, и мне потребуется пара дней отдыху, да потом еще день, чтобы все приготовить к прибытию Ланен. Как только она окажется у меня в руках, я завершу вызов Владыки демонов; но было бы глупо даже пытаться проделать это прежде, чем она будет полностью в моей власти. Мне было известно, что она владеет даром бессловесной речи, — Марик предупредил меня об этом, — так что, едва я заполучу ее, нужно будет сделать так, чтобы она не смогла ни говорить, ни думать...
Тварь, разумеется, противилась и сыпала угрозами, но деваться ей было некуда.
— Как прикажеш-шь, повелитель, — наконец прошипел рикти.
— Когда алтарь будет сооружен, установи концы обеих вервей для мгновенного перемещения. Когда сделаешь это, воротишься ко мне и доложишь обо всем. Тогда получишь свободу.
— С-скорее бы, повелитель, с-скорее бы! — взмолилась тварь.
— Через три дня, не ранее. Ты понял?
Демон выругался, зашипел и вновь попытался высвободиться, но тщетно: подобных ему я мог бы с легкостью удержать и во сне.
— Понял. Через-з три дня, не ранее, когда добыча ос-стано-вится на отдых.
— Верно. А теперь изыди. Позже ты вернешься и доложишь мне, что все подготовлено.
— С-слушаюс-сь, — прошипело существо, и образ его рассеялся. Я посыпал на угли листьев лансипа, чтобы заглушить зловоние, что оставил после себя рикти. Самое легкое из двух дел сделано — я и не сомневался, что особых трудов это не составит. Дым, исходивший от лансиповых листьев, приятно щекотал ноздри.
Теперь на очереди вторая задача. Я добавил ароматной смолы и начал готовиться к предстоящему нелегкому испытанию, хотя, по правде сказать, я уже и так знал большую часть из того, что мне было необходимо.
В целом дело было не таким уж и сложным. Долгие годы я предавался размышлениям: как возможно, чтобы кто бы то ни было не переставал хохотать, пока кантри испепеляли его дотла? Или он совершенно повредился в уме — а я не думаю, что тот, кто усилием воли сумел уничтожить истинных драконов, был сумасшедшим, — или же он нашел какой-то способ претворить в жизнь нечто, о чем прежде упоминалось лишь в легендах. Именно эти размышления и привели меня к мысли, что Владыка демонов прибегнул к заклятию Изъятого Сердца.
В детских сказках частенько говорится про такое: некий вымышленный чародей извлекает у себя из груди сердце и прячет его в каком-нибудь укромном местечке, тем самым делаясь неуязвимым. Сердце всегда хранится где-нибудь в отдалении от тела, как следует упрятанное и хорошо оберегаемое — сказки так и твердят на разные лады: «хранится в яйце, яйцо в утке, утка в сундуке, сундук в дупле старого дерева», а дерево охраняется какими-нибудь сказочными чудищами или просто окутано непроницаемым мраком.
Но я-то знаю, где находится сердце. Там же, где и «сказочные чудища».
На протяжении тысячелетий истинная смерть Владыки демонов находилась под боком у тех, что питали к нему самую жгучую ненависть, а они об этом даже не знали.
Сердце Владыки демонов было сокрыто на зеленом острове далеко в Западном море, внутри цепочки пещер, слишком узких, чтобы туда могли пробраться сколько-нибудь крупные твари. Насмешка судьбы заключалась в том, что, будучи даже лишенным тела и уязвимым, сердце его продолжало уничтожать тех, которых он люто ненавидел изначально. Уйдя в изгнание, они полагали, будто находятся в полной безопасности, считали себя такими мудрыми и могучими — и все это время стук его сердца гулко отдавался в окрестных горах: оно отравляло им воздух, воду и саму землю, на которой они нашли пристанище. Ныне их даже меньше, чем когда бы то ни было — у них едва хватает сил плодиться.
Я должен поведать им обо всем этом перед тем, как они встретят свою смерть.

Глава 13
ВЕТЕР ПЕРЕРОЖДЕНИЯ ПЫШЕТ ЖАРОМ
Уилл
Мы уселись как можно ближе к очагу. В корчме было почти совсем пусто. Я бы предпочел, чтобы она была полной, тогда мы не торчали бы тут на самом виду. Впрочем, если говорить по совести, я был слишком утомлен, чтобы беспокоиться об этом; хотя, коли уж на то пошло, из нас троих мне успешнее всего удавалось бороться со сном.
Велкас с Арал тяжело опустились на лавку поближе к огню, а я отправился разыскивать Гайра; покидая их, я мельком заметил, что Арал по-прежнему держит свою силу наготове. Они с Велкасом о чем-то говорили вполголоса.
Гайр не замедлил появиться, таща на подносе дымящийся пирог, который я мог бы взять у него за две медные монеты; я уже протянул было руки, но тут Гайр пригляделся и, узнав меня, потянул поднос к себе.
— Хо-хо, Уилл, вот, стало быть, как? Что ж, на кухне готовят еще один пирог, как раз для тебя; дай-ка я обслужу сперва вон тех почтенных гостей, а потом уж и до тебя доберусь.
— Нам срочно нужно чего-нибудь проглотить, Гайр, двое моих друзей прямо-таки умирают с голоду. Могу я хотя бы пока взять пива с хлебом?
— Я мигом, Уилл, только обожди немного! — отозвался он, ставя поднос на другой стол: там сидела какая-то престарелая парочка, и, кроме них и нас, в корчме никого не было.
Пришлось мне стоять и ждать. Гайр всегда такой.
Поневоле я как следует рассмотрел тех двух, что он обслуживал: мужчину с резкими чертами лица, в темных волосах которого уже пробивалась седина, и женщину с горбатой спиной. Оба казались какими-то изнуренными; однако, когда мужчина принялся резать пирог на четыре части, женщина сказала:
— Мне бы чего-нибудь покрепче, чем пиво. Что у вас есть еще?
— Выходит, ей настолько худо? — сочувственно спросил Гайр. — Бедняжка! У меня есть немного «Кигура» или вот бутылочка кайрумского...
— А чего-нибудь покрепче вина? — спросила она настойчиво.
— Нет, госпожа, понимаете ли... Вино хорошее: его просто немножко выпарили — воды чтоб поменьше было, значит, а хмель остался. Оно крепкое, и даже изрядно.
Мужчина хрипло рассмеялся, каким-то лающим смехом.
— Кайрумское подойдет. Оно так дерет горло, Релла, — им впору хоть старую кожу чистить, а Ланен к тому же вообще не имеет привычки к спиртному. Поверь, на какое-то время это еще как поможет, пока мы доставим сюда целителя из Верфарена.
— Тогда принесите, да поживее, — велела женщина. Гайр повернулся ко мне:
— Уилл, я...
— Ступай уж. Я сам принесу нам пива, а ты занимайся посетителями.
Я взял жбан, до краев наполненный пивом, и три кожаные кружки и принес это все к столу, который Вел с Арал передвинули поближе к очагу.
— Вы что-нибудь слышали из их разговора? — спросил я тихонько, указав глазами на пару посетителей на другом конце залы. Те уминали за обе щеки свой пирог, хотя большая половина осталась лежать на подносе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики