ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Не надо трогать… А то еще больнее будет…
- Тебе что, больно?
Левка молча кивнул, я в его глазах сверкнули слезы. Я позвал Белку.
- Ты сдавала нормы ГСО?
Она кивнула.
- Тогда ты должна знать, как отдирать бинт от раны при перевязке!
- Надо смочить бинт теплой водой. Я сейчас согрею. Левка отчаянно сопротивлялся, но я все-таки уговорил его сделать перевязку. Белка очень осторожно поднимала бинт, но он до того крепко присох к телу, что бедный Левка шипел, вскрикивал, ругался, пока Белка не оторвала бинт от одной раны. Я невольно зажмурился. На рану было страшно смотреть. Но Белка не обращала внимания на корчившегося раненого и продолжала снимать бинт.
- Найдите мне листья подорожника, - деловито бросила наша скво.
Этого добра росло вокруг столько, что мы с Димкой быстро нарвали по охапке зеленых листьев. Белка накрыла ими все раны, потом вытащила откуда-то новый бинт и, пока мы поддерживали Левку, забинтовала его.
Как настоящая хозяйка. Белка стала беспокоиться о завтраке:
- Принесите воды!
- Я прихвачу и рыбы, - проговорил Димка. - Настраивайтесь на уху.
Он собрал свою снасть, взял кусочек хлеба, котелок и убежал. Как и вчера, вернулся с двумя большими карпами, бросил их на землю.
- В каком магазине покупал? Почем килограмм? - смеялась Белка, принимаясь чистить карпов.
Я снова взобрался на стену. Уже вышло солнце. Оно поднимало с полей пар, играло в ручейках, скатывавшихся по склону, и если б не развалины, можно было подумать, что мир и благодать царят над Германией.
Мое внимание привлекли движущиеся точки на горизонте. Вглядевшись внимательно, я понял, что идут два человека.
- Гасите огонь! - крикнул я и соскользнул со стены. Сомнений не было. Наши преследователи снова вернулись к тому месту, где нас потеряли.
- А где Димка? - спросил я у Белки.
- Да здесь где-то был, - проговорила она, торопливо разбрасывая костер и поливая на него из котелка.
Димка вылез откуда-то из камней и обломков шифера, радостно улыбаясь, сообщил:
- Ребята, здесь чудесный подвал!
Ни слова не говоря, я втолкнул Белку в отверстие, из которого только что вылез Димка, бросил туда наши рюкзаки:
- Они идут сюда! Давайте все прятать.
Мы растормошили ничего не понимавшего Левку и осторожно опустили его в подвал.
Пока Димка уничтожал следы нашего пребывания, я снова забрался на стену. Враги были от нас уже настолько близко, что я не мог не узнать Рудольфа Фогеля и Думмкопфа. Немцы остановились, оглядывая местность. Наконец, Фогель протянул руку к развалинам. Преследователи свернули к нам. Я сполз со стены и увидел, что Димка уже подтащил к отверстию кусок шифера, которым собирался прикрыть вход.
- Найдут, - опасливо покосился я на его затею.
- Ничего не найдут. Тут его вон сколько, - обвел он рукой развалины, усеянные кусками шифера.
Мы нырнули в темную дыру и, опустив над головой шифер, стали слушать. Собака терлась у моих ног. Я нагнулся и зажал ей рукой пасть, чтобы не вздумала гавкать. Преследователи были уже над нами. Мы отчетливо слышали их шаги и голоса.
- Ночевали здесь, но ушли. Недавно. Если поспешим, схватим.
- Подожди, не сидят ли они в камнях? - ответил голос Рудольфа.
Над головой у нас послышались толчки, посыпалась пыль и каменная крошка. Потом резко грохнуло, и я едва успел отскочить: куски шифера с шумом полетели к нам в подвал. Голоса стали тише, пока не затихли совсем.
- Ушли, - прошептал Димка, переводя дыхание.
- А может, хитрят, - возразил я. - Притаились и ждут, когда мы вылезем…
Димка осветил спичкой подвал и улыбнулся. Несмотря ни на что, на огромном сундуке, прижавшись друг к другу, спали Левка и Белка.
- Хоть живьем бери, - произнес Димка.
- А что ты хочешь? Еще хорошо, что Белка выдержала такой путь. Все-таки она - молодец!
Наконец мы решили выглянуть наружу. Димка уперся руками в камень, который, разбив шифер, вошел в отверстие, и удивился:
- Что за черт?
Камень не отодвигался. Мы пробовали приподнять его вдвоем, но скоро убедились, что нам это не под силу. Только тут я понял, что значил грохот снаружи, который мы слышали, - нас придавило камнем.
Димка снова чиркнул спичкой, чтобы осмотреть каменный свод, и я увидел его побелевшее лицо. Но спокойно, как всегда, Дубленая Кожа проговорил:
- Ничего, Молокоед, как-нибудь выкрутимся.
- Я вовсе и не боюсь. Это даже хорошо получилось: теперь они нас ни за что не найдут.
- Теперь нас, пожалуй вообще никто не найдет…
Только сейчас я осознал наше положение: мы погребены заживо! Я промолчал. Стоило ли говорить страшные слова, когда, может быть, еще есть надежда выбраться…
Мы принялись шарить руками в темноте, чтобы найти хоть какое-нибудь подобие выхода из этой могилы. Безуспешно!
- Знаешь что, Димка? Давай условимся: Левке пока ничего не говорить.
- А Белке?
- Белке можно. Она - не робкого десятка. А Левке мы скажем, что спрятались сюда от Фогеля и выжидаем, пока он снимет осаду.
Мы принялись обшаривать наш склеп. Нашли большой бидон с маслом.
- Ничего, - воскликнул Димка, потирая руки, - жить можно!
Он попросил у проснувшейся Белки какую-нибудь тряпочку и, когда она дала ему носовой платок, оторвал от него полоску, потом оборвал у своего пиджака пуговицу, просверлил в ней дырочку и пропустил через нее тряпочку. Получился фитиль, который Димка тут же обмакнул в масло и поджег. Фитиль затрещал, но уже через несколько минут спокойно плавал в бидоне с маслом и мирно освещал наше жилище.
Стало веселее. Но мы совсем ожили, когда, приподняв крышку сундука, обнаружили в нем ветчину, большой круг сыра и даже целую батарею бутылок с вином. Ветчина, правда, позеленела, но я достал складной нож и стал счищать верхнюю корочку. Под ней оказалось вкусное солоноватое мясо.
- Ну и хороший хозяин был этот Штейнбах! - весело воскликнул ничего не подозревавший Левка.
Мы присели на крышку сундука и стали есть.
- Хлеба только у нас маловато, - произнесла Белка. - Каждому дам по кусочку, наваливайтесь на ветчину!
- Эх, напиться бы!
Воды у нас не было. Я достал из сундука бутылку.
Кисловатое вино хорошо утоляло жажду, но после него почему-то хотелось спать.
- Сейчас день или ночь? - спросил, насытившись, Левка.
- Ночь, - ответил я. - Ложись и спи!
Белка подстелила ему какое-то свое платьишко, и он улегся на сундуке.
Когда Левка уснул, мы принялись совещаться о том, как нам выйти из подвала. Снова осмотрели все стены и потолок и убедились, что выхода нет.
«Никогда не надо предаваться отчаянию, - думал я. - Пока мы живы, есть все шансы на спасение» - и предложил всем улечься спать рядом с Левкой: утро вечера мудренее.
Не то от усталости, не то от выпитого вина, не то от всех переживаний, мы быстро уснули, не погасив даже фитиля в бидоне.
ОТТО
Быть может, мужество приходит вместе с трудностью положения.
П. Мериме. «Венера Ильская»
Долго ли мы спали - не знаю. Но мысль о том, что я опростоволосился и попал в мышеловку, не давала мне покоя. Я встал и принялся ходить по нашей могиле, ощупывая каждый камешек. Откуда же мне было знать, что один из ребят следил за каждым моим движением!
- Васька! - послышался слабый шепот.
Я подошел к Левке. Он лежал бледный, и только глаза на его похудевшем лице сверкали неестественным блеском.
- Васька, как думаешь, выйдете вы отсюда?
- Откуда?
- Из подземелья…
- Да мы здесь прячемся от Фогеля, - самым небрежным тоном ответил я. - Как только можно будет, немедленно вылезем и пойдем дальше.
- Ты напрасно скрываешь все от меня, - чуть улыбнулся Левка. - Я знаю… Каким путем вы выйдете отсюда?
Я неопределенно махнул рукой.
- Нет, ты скажи, как? - послышался настойчивый вопрос.
Левка взял меня за локоть обеими руками:
- Собери свою волю, Молокоед! Не надо киснуть! Ищи выход! Если хочешь - сможешь. Помнишь Золотую Долину?
Я кивнул.
- Все-таки хорошее было время, правда? Мы тоже много глупостей наделали… Эта история с переодеванием. И все-таки хорошо. А как ты думаешь, сейчас уже разрабатывают Золотую Долину? Разрабатывают?
- Разрабатывают, - ответил я.
Левка легонько захихикал:
- Паппенгейму - нос! Ты подумай, Молокоед, нос - Паппенгейму, который все еще носится здесь и собирает документы. Но вы не давайте ему никакой бумаги. В случае чего ссылайтесь на меня. Большое Ухо, мол, взял и унес с собой.
«Бредит Левка», - подумал я, взял его за горячую руку и посмотрел в осунувшееся лицо. Губы у Левки запеклись, на щеках горели два розовых пятна.
- А вы меня не оставляйте, - снова услышал я прерывистый шепот. - Вынесите отсюда и… похороните наверху.
- Да ты что? - подскочил я на сундуке. - Ты уже почти поправился. Мы тебя обязательно донесем, хотя бы нам пришлось нести до дому.
Левка улыбнулся и подозвал меня к себе блестящими глазами. Я нагнулся, он слабо обнял меня, прижался ко мне:
- Все, Вася! Передай маме, что я ее очень любил…
У Левки снова начался бред. Большое Ухо говорил с матерью, вспоминал Белку, ругался с Паппангеймом, иногда кричал:
- Аи, уведите отсюда овчарку! Убейте ее! Уберите овчарку! Как болит нога! Ой, как болит нога! Дайте мне пить! Пить!
Я испугался и начал трясти сонных товарищей. Белка подошла к метавшемуся Левке, поправила у него в головах свою старенькую телогрейку.
- А все-таки пить ему дать надо. Хотя бы вина. Пришлось открыть еще одну бутылку и напоить Левку. Через несколько минут он уже спал.
Мы с Димкой снова принялись обшаривать нашу могилу. Не может быть, чтобы все камни плотно прилегали друг к другу, где-нибудь да есть щелочка! После долгих поисков, пошевелив небольшой камень, мы его вытащили, но в такое крошечное отверстие нечего было и думать пролезть.
- Все равно, - сказал я Димке, у которого по лицу катились крупные капли пота. - Будем долбить, пока не продолбим выход.
- А собака не пролезет в эту дыру? - спросил Димка.
- Идея!
Мы могли выпустить собаку, привязать ей на шею клочок бумаги. Кому-нибудь да попалась бы собака на глаза. Я живо написал: «Находимся в подвале замка Штейнбах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики