ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Лет семи, не больше, щупленький, беловолосый, как исконный селянин, с яркими, почти васильковыми глазами. По чертам лица и костяку, как две горошины с хозяином лавки. Если принять во внимание разницу в возрасте, можно с уверенностью заявить: сын.
– А вы чего-то ищете?
Окончание вопроса утонуло в звонком чихе, и мастер, оторвавшийся от строгания, сурово окрикнул:
– Тамми, не отвлекай господина! И возвращайся в постель, если хочешь поправиться до праздника!
– Не беспокойтесь, он ничуть мне не мешает, а что касается постели… Здесь достаточно тепло и сухо, чтобы не усугубить простуду. Верно?
Щелкаю по курносому носу. Мальчуган, почувствовав нежданную поддержку, подтверждает:
– Тепло же, па!
Спорить с ребенком отцу не с руки, да и некогда, поэтому до нас долетает слегка угрожающее:
– Я тебя предупредил.
Впрочем, Тамми уже не слушает, потому что кусок дерева в моих руках занимает малыша больше, чем отцовское недовольство.
– А зачем вы плохую деревяху взяли?
– Почему плохую?
– Если па ее сюда отложил, значит, плохая, – гордо сообщают мне.
Улыбаюсь:
– Для твоего папы – да, а для меня – лучше не бывает.
– Это почему?
Подмигиваю:
– Потому что деревяха не простая, а с секретом.
Васильковые глаза загораются любопытством.
– С секретом?
– И с большим. Вот, взгляни сюда: видишь, цвет волокон разный? Словно радуга, только красно-желтая? И на срезе гладкая… Знаешь, что это означает?
– Не-а.
– Дерево, из которого выпилена эта заготовка, пока росло в лесу, сильно страдало.
– Страдало?
– Вот представь себе… Семечко упало в землю, укоренилось, начало прорастать, но дереву требуется слишком много лет, чтобы окрепнуть, а это, скажем, очутилось на самом краю склона, беззащитное перед сильным северным ветром… Каждый год его сгибало в одну и ту же сторону, но юное деревце еще возвращало себе прямую осанку, а взрослея, становилось все тверже и неподатливее, и, с каждым новым разом принимая порыв ветра, уже не тратило лишних сил на выпрямление, разумно предпочитая остаться согнутым. Так оно совсем привыкло к атакам своего врага и росло, гордое тем, что защищает от ветра другие деревца. Но за любое дело приходится платить, и за злое, и за доброе. Дерево поплатилось тем, что часть его волокон, рожденных для борьбы, не годится к мирному существованию лавкой или столом… Вот так.
Малыш слушал, как завороженный, а по окончании рассказа, спросил:
– Значит, это дерево-воин?
– Пожалуй.
– Ух ты…
Он провел ладошкой по шершавой поверхности.
– Тогда его нужно похоронить, как воина!
– Непременно. Похоронишь и прочтешь над ним молитву, но сначала позволь ему потрудиться. Напоследок.
– Но вы же сказали, оно не годится для…
– Для мира? Нет. Но я собираюсь предложить ему как раз сражение, а не покой. И думаю, оно не будет против.
Васильковые глаза моргнули:
– Правда?
– Правда. Твой папа выпилит нужную мне часть, а все остальное пойдет на погребальный костер. Согласен?
Мальчуган с серьезным видом обдумал мое предложение и торжественно кивнул, а я поднялся и подошел к верстаку, только там обнаружив, что мастер тоже слушал мою сказку: в светло-синих, чуть тусклее, чем у Тамми, глазах, был заметен почти детский восторг.
И первый же вопрос касался услышанного:
– Вы плотничаете сами?
– О, нет. Разве что, иногда правлю расшатавшуюся мебель. У меня нет достаточного таланта. Просто мой отец любил повозиться с деревом, а я часто смотрел, как он работает… Вот и насмотрелся.
Мастер качнул головой:
– И про крень он вам рассказывал?
– Немного он, немного книги… Большую часть я все равно придумал сам, чтобы развлечь вашего сына.
Светлые брови недоверчиво сдвинулись:
– Придумали ли? А мне так кажется, дерево вам само все рассказало. И с превеликим удовольствием, потому что по вам сразу видно: человек хороший, с пониманием.
– Для дерева, может, и хороший… Ох, совсем вы меня с толку сбили! Сможете распилить?
Мастер повертел заготовку в руках.
– Смотря, как.
– Мне нужен брусок с сечением в ноготь большого пальца, не крупнее. Причем, ровнехонько вот по этому годовому кольцу. Справитесь?
– Почему не справиться? Справлюсь. Только у пилы полотно придется несколько раз поменять, да потом точить…
– Я оплачу все расходы.
– Ладно, что не спилим, то сострогаем, – решил мастер. – Шлифовать сильно?
– Не слишком. Потом его нужно будет распилить на кубики.
– Кубики?
– Да, по размеру игральных костей: хочу приятелю подарок сделать.
Он удивился:
– Так чего не выбрали дерево понаряднее да получше?
– Ничего, мой подарок все равно запомнится. И еще как!


***

На встречу парень опоздал. Не скажу, что и я пришел вовремя: мне ведь нужно было еще вырезать и раскрасить картинки на гранях кубиков, да самому познакомиться с характером новорожденных костей, но мой вчерашний противник и вовсе не торопился. Две тилы эля и миска тушеных овощей с колбасками благополучно закончили существование в моем желудке прежде, чем порог переступило бледное и хмурое утреннее видение. Наверное, не поверил мне, а зря: если предлагаю помощь, никогда от своих слов не отказываюсь. Даже если помощь не хотят принимать. Особенно, если не хотят: я ж старался, время тратил и силы, значит, надо всучить. Хоть по доброй воле, хоть против нее.
Мое присутствие в назначенном месте в назначенное время парня на подвиги не вдохновило: за стол он плюхнулся все с тем же унынием на лице. Странно… Вроде бы, утром при расставании воодушевление начинало проклевываться. А, ладно! Мне-то что?
Приветствую:
– Доброго дня!
– Уже пристойнее желать доброго вечера, – скривился он.
– Ну, добрый вечер будет или злой, нам неизвестно, да и не очень-то он нас будет слушать… А вот день выдался на славу.
Парень покосился на опустошенную мной кружку и сделал понятный для себя вывод:
– Напился, вот и день славным кажется.
– Положим, для того, чтобы напиться, этого сосуда будет недостаточно, – возразил я. – Но решение твоих проблем и моя трезвость не имеют друг с другом ничего общего. Вот, держи.
Он посмотрел на выстроившиеся по столу пять кубиков, потом перевел взгляд на меня.
– Это и есть те самые кости, что…
– Помогут тебе выиграть. Да.
– Больно уж они неказистые.
– Тебе нужна красота или польза? По крайней мере, не кособокие.
– А руны? Их едва различить можно.
– Для того и существует цвет, чтобы различать. К тому же, хоть пером я пишу ровно, резчик по дереву из меня никакой.
Льдистые глаза потемнели:
– Ты сам их делал, что ли?
– Сам. И можешь мне поверить: в этом их несомненное достоинство!
Парень скорчил гримасу, более всего похожую на неудачно скрываемую брезгливость. Ну конечно, пропуск в игорный дом – вот, что волнует его в первую очередь, а не мои скромные поделки. Хотя, если судить строго, с такими костями и «Перевал» будет не нужен.
– Достоинство? Какое же?
Вместо ответа я бросил кости в кружку, тряхнул, заставив кубики сделать полный круг по деревянным стенкам, и опрокинул посудину на стол. Мой собеседник выжидательно приподнял брови.
– И?
– Сейчас под этой кружкой лежат пять костей, две из которых смотрят вверх красной гранью, одна – синей, и две – зеленой. При некотором усилии подобного результата можно добиваться очень и очень часто.
– «Фиалковый луг» «Фиалковый луг» – комбинация выпавших костей, удобная для победы в партии, поскольку при наличии уже выпавших «Земляничной поляны» (три красных грани, две зеленых) и «Ежевичной поляны» (три синих грани, две зеленых) составляет «Малый летний круг».

? Врешь.
– Хочешь проверить?
Я поднял кружку. Глаза парня расширились.
– Как у тебя получилось?
– Что именно? Угадать или выбросить?
– И то, и другое!
– Видишь ли… – кладу кости в посудину и встряхиваю. – В некотором роде, это мошенничество.
– Ага! – Оживился мой собеседник. – Все-таки признаешь!
– Но мошенничество, не поддающееся раскрытию, что, как ты понимаешь, немаловажно. Кроме того, даже будь оно выявлено (чем аглис не шутит?), служкам покойной управы вряд ли удастся доказать злой умысел. При изготовлении магию никто не применял, да и чудес в том, чтобы заставить кости упасть нужной стороной, тоже нет. Просто запомни: одна из них чаще всего будет выпадать вверх синей гранью, одна – красной, одна – зеленой. Оставшиеся две равно выбирают между зеленью, краснотой и желтизной. Белой и черной гранями вверх они не будут смотреть никогда. Обещаю. Этого достаточно для победы?
Парень потянул было руку к кубикам медленно, но не удержал чувства в узде и жадно сгреб кости пальцами.
– Достаточно!
– Все же, прежде чем отправляться в игорный дом, малость попрактикуйся, чтобы не возникло неожиданностей. С мороза играть не садись: должны согреться и пальцы, и дерево. Больше трех партий в одном заведении не играй, чтобы не вызывать подозрения, больших ставок не делай. Да, еще одно… В «Перевал» сегодня не ходи.
Мое последнее предостережение-совет существенно охладило пыл юного игрока: видимо, рассчитывал заявиться к heve Майсу и самолично выиграть пропуск, а не ждать дальнейших милостей от меня. Ничего, в Нэйвосе довольно мест, где можно постучать костями, не привлекая к себе внимания, и если парень будет осторожен, за сегодняшний вечер он сможет не только выручить деньги на уплату подати, а еще и на дорогие подарки сестре. Если, конечно, жалостливый рассказ – не выдумка от начала и до конца.
– Не пойду.
Обещание было дано с видимым трудом. Ну нельзя же быть таким ненасытным, право слово!
– Последнее. Не усердствуй сверх меры. Выиграл, сколько необходимо, и успокоился. А завтра вернешь кости мне. Все понятно?
О, на такой поворот событий парень явно не рассчитывал: в льдистых глазах нарисовалось горькое разочарование. Откуда в столь юном возрасте такая жадность? Я могу допустить, что он с рождения сыром в масле не катался, но если и вправду жил не слишком богато, должен был привыкнуть к постоянной нехватке монет, а следовательно, приобрести полезнейшую привычку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики