ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ногам стало гораздо уютнее. Выдохнул. Вдохнул. Оперся рукой о край кровати (твердый, что замечательно для поддержки, но мало приятно для лежания). Встал. Подождал, пока голова перестанет кружиться, сделал шаг и…
Напоролся на что-то не слишком большое, облюбовавшее стоящий рядом стул. А вслед за шорохом и скрипом сдвинутого с места предмета мебели раздалось удивленно-недовольное:
– Ты куда собрался?
– Э…
Щелчок пальцев. Вспыхнувший на уровне моей груди «светлячок» позволил в деталях рассмотреть лицо целителя. И детали свидетельствовали о двух вещах. Первое: Галчонок, в отличие от меня, счастливо спал, хоть и сидя на стуле. Второе: мои ночные поползновения мага явно не устраивали. Жаль, раньше его не заметил. Впрочем… Я и не старался разглядывать обстановку комнаты. По очень простой причине: хоть в ночном небе и висела близкая к самому круглому своему состоянию луна, из-за вычурности архитектурного чудовища, приютившего лазарет, в окно моей комнаты бледные лучи попадали под углом, задевая лишь кусок стены, противоположной той, у которой стояла кровать.
– Тебе нельзя вставать.
Ну да, нельзя. Помню.
– Видишь ли, мне очень хочется пить. Не подскажешь, где можно раздобыть глоток воды?
Галчонок потянулся, разминая плечи.
– На кухне, конечно. Только это в другом крыле, далековато для тебя.
– Предлагаешь до утра умирать от жажды?
– Нет, конечно.
Он задумался, поигрывая «светлячком», вставленным в браслет. Когда стало ясно, что ожидание грозит затянуться, пришлось делать ход самому:
– Я не вправе ни приказывать, ни просить, но, может быть, ты можешь оказать мне услугу и сходить за водой?
– Могу.
Ни малейшего движения. Ни тени попытки оторвать задницу от стула. Смотрю на целителя с надеждой, плавно переплавляющейся в недоумение:
– Есть трудности?
– Да.
Немногословен, и это хорошее качество, не спорю, но не сейчас.
– С ними можно справиться?
– Не знаю.
Хочет свести меня с ума? Что ж, парень на верном пути. Только я не расположен шагать с ним бок о бок:
– Зачем ты вообще здесь сидишь?
– Жду.
– Чего?!
– Не кричи!
– Какой крик? Я же шепотом спросил. А кстати… – Осенило меня: – Почему мы оба шепчем?
– Потому. Ночь на дворе, все спят.
Он умолк, словно предлагая мне прислушаться к доказательствам своих слов, предоставленным самой природой. В наступившей тишине портьеры воздуха раздвигало только наше дыхание и… Прерывистое шуршание в коридоре, подозрительно похожее на шаги, но не стражника, скажем, совершающего обход, а человека, скрывающего свое присутствие.
Шурх. Тишина. Шурх. Тишина. Мы с целителем переглянулись, и он, осторожно поднимаясь со стула и направляясь к левой стороне двери, кивком предложил мне занять место справа от прохода. Свет погас. Я прижался к стене, невольно ловя себя на мысли: играем, как мальчишки. А ведь дело может оказаться серьезным…
Короткий тихий скрип поворачивающейся на петлях двери. Тишина. Осторожное нажатие, пропускающее в комнату холодный воздух из коридора и чью-то фигуру. Но у меня не было никакой возможности рассмотреть пришлеца: мешала дверь, а Галчонок и не собирался тратить время на ерунду вроде предварительного наблюдения.
Ослепительно вспыхнувший «светлячок» дополнился торжествующе-командирским:
– Стоять смирно! Докладывать по форме!
Решив подыграть целителю, я, видя, что пришлец зашел в комнату дальше, чем было удобно для немедленного отступления, захлопнул за спиной вошедшего дверь. Видимо, именно стук, возвестивший о возникновении преграды, отрезающей путь назад, и подхлестнул незнакомца: темная фигура в два прыжка бросилась к окну. На третьем прыжке правая рука любителя ночных прогулок описала полный круг, не просто оставшийся размытым свечением висеть в воздухе, а устремившийся навстречу оконной раме и вонзившийся в нее, как нож входит в масло. Грохота не было. Пока незнакомец не достиг окна: только тогда оно вместе с куском стены выпало во двор.
Обломки дерева, стеклянное крошево и каменная пыль облаком окутывают пришлеца, перескакивающего через бывший подоконник. Звук падения. Быстрый топот. Вдох, и над лазаретом снова повисает тишина.
– Ма-а-ать… – выдыхает Галчонок, восхищенно оглядывая руины комнаты.
– И мать ее, – добавляю я.
А на беззвездном небе наступившей темной ювеки, теперь уже не скрытым замороженным стеклом, третьим участником содержательного разговора ехидно оскаливается луна.

Нить десятая.

Делая выбор
Между шагом и бегом,
Будь готов к прыжку.


Ее было слышно с первого шага по коридору лазарета. С того самого момента, как поднялась на лестничную площадку второго этажа.
– Если я сейчас войду и увижу, что все разрушения сводятся к покосившейся прогнившей балке, произошли не по злому умыслу нарушителя закона, а по недосмотру вьера, следящего за состоянием казенного имущества, клянусь, вы пожалеете, что разбудили меня среди ночи и вытащили из постели, которую нам с любимым мужем только-только удалось согреть! Вы будете жалеть долго, искренне, заливаясь горючими слезами и умоляя о прощении, которого не заслуживаете. И которое не получите! Все ясно? – На повышенных тонах и с осознанием полного права быть недовольным тараторил женский голос.
Мужской голос, хриплый и несколько сконфуженный, оправдывался:
– Не извольте серчать, hevary, мы ж никогда в жизни… да чтоб по пустякам… постель – оно вообще, дело святое… а любимый муж так и вовсе…
Последние слова оказались несомненной ошибкой, потому что женщина переспросила, резко охлаждая тон до полного замерзания:
– Что-что вы хотите сказать о моем супруге, милейший?
Дальнейшие речи мужчины, сопровождавшего новую участницу ночного переполоха на пути к месту возникновения оного, состояли только из беканья и меканья. Даже переступив порог, стражник, дородность которого указывала на явное отсутствие в распорядке службы пробежек по городу, не решился произнести что-то осмысленное: указал на дыру в стене рукой, шагнул в сторону, освобождая проход, и застыл рядом с дверью, силясь придать себе вид готовности исполнить любой приказ. Впрочем, вошедшая следом женщина заслуживала и большей почтительности.
Не слишком высокая, но способная легко заглянуть в глаза мужчине среднего роста, тонкокостная, подвижная и порывистая: подбитый длинноворсным мехом плащ слетел с широких плеч на подставленные руки стражника в тот же миг, как серо-синие глаза пришелицы расширились, взглянув на развороченную стену.
Привычно-ловкое движение рук, собирающих волну каштановых волос витками и закалывающих полученный пучок костяной шпилькой, в прежней жизни явно бывшей лекарским инструментом для определения глубины ран. Стремительные шаги к центру комнаты. Столь же стремительная остановка. Засучивание правого рукава плотной рубашки с целью освободить для обозрения широкий наборный браслет из бусин. Удивленно цокнувший язык. Минута раздумий без малейшего шевеления, потом резкий разворот к сидящим на кровати и кутающимся в одно одеяло очевидцам. То бишь, к нам с целителем.
– В котором часу все случилось?
Мы дружно открыли рты, но первым ответил стражник, решивший выслужиться и тем самым сгладить неосмотрительно произведенное нелестное впечатление:
– Аккурат после третьего звона Каждый час с начала суток отмечается звоном городского колокола. Соответственно, «третий звон» – три часа ночи.

, hevary!
Женщина сдвинула брови, соорудив на высоком лбу поперечную морщинку, и продолжила начатый еще в коридоре разгром:
– Зачем же этих бедолаг до сих пор морозите?
– Дык, они ж свидетели. Положено! – Вытянулся по стойке «смирно» стражник.
– Хорошо хоть, не покладено, – окинув нас сочувствующим взглядом, тихо заметила женщина. – Собственно, свидетели мне пока не нужны: подозреваю, что в комнате было темно, а все действо заняло считанные вдохи, поэтому вряд ли можно будет добиться связных описаний происшествия. Можете отправляться спать, мальчики… или согреваться. Как сами решите.
Я ничего не имел против столь щедрого и уместного предложения, но Галчонок думал иначе, потому что оскорбленно вскинулся:
– Откажетесь от помощи мага?
Теперь полукружья густых бровей пришелицы приподнялись, меняя морщинку с поперечной на продольную.
– Мага? Извольте доложить по форме: имя, звание, обязанности.
Целитель соскочил с кровати, оставляя одеяло в полном моем распоряжении, выпрямил спину, подражая стражникам, и гордо сообщил:
– Таббер со-Ренн Неодаренные и полуодаренные используют в своих именах связку «ад-до», то есть, «рожденный в пределах». Маги же указывают в своем имени название рода, из которого происходят, поэтому употребляют связку «со» – «потомок».

, тэр Плеча опеки. Обязанности: забота о благополучии пострадавших.
Всего лишь тэр Тэр – именование должности, которую получает человек, вновь нанятый на службу и не имеющий пока должного опыта. Совмещается с обучением.

? Ох, парень, зря ты это сказал: сейчас тебя научат уму-разуму.
Конечно, я сам немного смыслю в дознаниях по нарушениям закона с применением магических изысков, но за время обучения в Академии не раз слушал рассказы наставников, обожавших разбирать те или иные структурные особенности заклинаний на примере преступных деяний. Догадываюсь, что оные примеры служили по меньшей мере двум целям: живописали скучную теорию и одновременно отбивали у слушателей охоту поступать так же, как в свое время поступили незадачливые преступники. Проще говоря, если в подробностях знаешь, каким образом находятся следы самой изощренной магии, не будешь стремиться ее применять. Или будешь. Если уверен в себе и изворотлив. Но это уже другая история с другими действующими лицами, а Галчонок, и правда, не подозревает, какую глупость только что совершил.
Дело в следующем. Маги, творя заклинания, действуют почти неосознанно, не строя в уме цепочку мысленных шагов от начала до окончания волшбы. Просто знают: нужно сделать так, так и еще вот так. Поэтому от одаренных немного толку, если требуется пройти обратный путь – от результата магии к ее истокам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики