ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Занавеси на окошке раздвинуты, чтобы урвать каждую горсточку короткого зимнего дня. Кресло с жесткой спинкой, рядом столик, на котором стоит раскрытая плетеная шкатулка с пестрым ворохом шелковых клубков. Обрывки нитей на полу – цветной пух, зацепившийся за ворсинки ковра. Тишина, в которую незаметно вплетается ровное дыхание…
Она сидит в кресле, боком к окну, свет падает слева, смягчая и растворяя своими лучами контуры. В сильных руках пяльцы с зажатым краем будущей скатерти, остальное полотно свободно стекает по коленям вышивальщицы вниз. Еще до того, как девушка поворачивает голову в мою сторону, я понимаю: это она. Ливин. Но мой взгляд помимо воли цепляется за размеренные движения пальцев, сжимающих иглу. Укол, нырок сквозь ткань за пределы видимости, возвращение, протискивание между нитями, взлет… Кажется, никакое событие не способно нарушить ритм движений. Даже то, что вышивальщица смотрит уже не на свою работу, а на человека, стоящего в дверном проеме.
Смотрит. Не прекращая танца иглы. Смотрит. Жадно, словно желает убедиться в полном соответствии моего теперешнего вида прежнему, четырехсуточной давности. Укол. Нырок. Новый взлет. Как будто игла – продолжение пальцев, и их хозяйке совсем не нужны глаза, чтобы быть уверенной: попадет в единственно назначенную точку. Воспоминания, неясные ощущения и клочки логических цепочек начинают в моем сознании бешеный танец, и я не могу придумать ничего лучшего, как вместо приветствия рассеянно изречь:
– Ты ловко управляешься с иглой.
Кисть руки замерла над пяльцами. В прозрачно-зеленых глазах что-то дрогнуло, как будто опустилась заслонка, отделяющая чувства от внешнего мира, и Ливин отвечает:
– Моя мать была белошвейкой. Мастерство я унаследовала от нее.
Ни одно слово не было выделено тоном из ряда остальных, но этого и не требовалось. Я услышал то, что должен был услышать, а она сказала то, о чем должна была сказать. Но сказанного показалось мне недостаточным:
– Полагаю, я имею право на объяснения.
Ливин положила вышивание на столик. Ладони накрыли одна другую, упокоившись на коленях, взгляд девушки уткнулся в перекрещенные пальцы.
– Если желаешь.
– О желании речи не идет.
Ее грудь приподнялась и снова опустилась. Ни волнения, ни испуга. Обреченная покорность, но вовсе не мне, а судьбе, вздумавшей открыть кости раньше времени.
– Моя мать была «белошвейкой». И ее мать. И мать ее матери… Все женщины в моем роду, сколько хватает памяти. Но до пяти лет я ничего не знала. Я жила, как самый обычный человек, и оставалась бы таковым, если бы… Не разразилась буря.
Ей было пять лет? Тогда знаю, какая буря имеется в виду. Та же самая, что навеки отрезала мне обратный путь в собственное тело.
– Ветер выл за стенами дома, как стая голодных волков, и швырял на крышу тяжелые комья снега. Я и мои родители грелись у камина в спальне. Сначала мы услышали звук удара, потом сильный треск: что-то обрушилось на чердаке. Отец сказал, что пойдет и посмотрит, мама вышла сразу следом, а мне велела сидеть и ничего не бояться. Но совсем скоро после того, как они ушли, затрещало все вокруг, я не выдержала и побежала за родителями, чтобы увидеть…
Ливин сделала паузу, но не для нагнетания трагизма или чтобы отогнать в сторону нахлынувшую вместе с воспоминаниями боль, а словно стараясь правильнее подобрать слова для рассказа:
– Крышу проломило. Одна из балок не выдержала и сломалась. Упала прямо на то место, где стоял отец. Но мама… Мама оказалась быстрее. Она сбила отца с ног и закрыла собой, приняв всю тяжесть обрушившейся кровли. Только я не сразу поняла, что странное существо, ощетинившееся костяными наростами, женщина, которую я знала еще до своего появления на свет.
Представляю зрелище. Бр-р-р-р! Маленькому ребенку не стоило бы видеть подобное. Вот только жизнь не страдает излишним великодушием, а может быть, попросту не умеет быть милосердной, за что мы несправедливо обвиняем ее в жестокости.
– Отец остался жив в ту ночь, но его разум помутился. За мной приглядывали соседи, пока я не смогла сама вести хозяйство. Одна в доме с безумцем, целыми днями смотрящим в темный угол и вздрагивающим от каждого шороха. Ему не становилось ни хуже, ни лучше… Я надеялась, отец дотянет до моего совершеннолетия, мне удастся выйти замуж и тогда станет легче. Но надежда не сбылась. В канун дня рождения, когда мне должно было исполниться двенадцать, началось… то самое . Помню, я проснулась ночью от странного ощущения: казалось, что мои пальцы размягчились и не способны ничего удержать. Я открыла глаза, взглянула на свои руки и… закричала. Потому что ощущения не солгали. А наутро порог нашего дома переступила прекрасная женщина, окруженная шлейфом горячего воздуха. Она спросила, хочу ли я узнать себя или предпочту оставаться в неведении? Я понимала, это очень важный вопрос, наверное, самый важный в моей жизни. Возможно, будь жива мама и не случись того, что случилось, я бы выбрала второе. Но из памяти не желала стираться ночь бури, сломавшей вместе с кровлей две жизни. Потому я ответила: хочу знать.
– К тебе пришла Сэйдисс, верно?
Ливин послушно подняла подбородок, став похожей на ученицу, отвечающую урок:
– Да. Она рассказала мне о моем роде, о «белошвейках», о даре, который вручен мне происхождением. А потом спросила еще раз: хочу ли я научиться управлять изменениями своего тела? Если не хочу, можно усыпить эту способность до конца жизни. Я думала очень долго. Дольше, чем способен двенадцатилетний ребенок. Наверное, больше суток сидела, забившись в угол, обхватив колени и сжавшись в комочек. Я боялась прикасаться к тайне, но образ матери, в минуту опасности спасшей жизнь своего супруга, стоял перед моими глазами. И я поклялась себе, что должна научиться. Чтобы, если потребуется, быть способной защитить дорогого мне человека. Или просто человека… Неважно. На следующий день началось мое обучение.
– Тобой занималась лично Сэйдисс?
– Да, только она. Мой род, как я поняла из коротких упоминаний, обязан своим появлением кому-то из предков повелительницы, потому она не доверяет опеку над ним непосвященным.
Ай-да матушка! Держит под рукой смертоноснейшее оружие из дозволенных законами Согласно «Уложению об вещах, жизнь отнимающих», очень многие заклинания, а также большая часть зачарованных предметов, возможных к использованию, как оружие, запрещены в границах Сааксанской империи. В основе запрета лежит так называемая «чужеродность», то есть, отсутствие неразрывной связи между хозяином и его имуществом (что позволяет убийце, совершившему свое грязное дело, легко бросить оружие и скрыться). Поскольку обычное оружие, а также сделанные на заказ заклинания подходят под такое определение, их очень просто запрещать. Что же касается магов, те вольны держать в своем арсенале любую волшбу, потому что в случае применения ее во вред всегда можно определить «хозяина», следовательно, поймать и предать преступника суду. Потому оружие, являющееся плотью от плоти, хоть и магического происхождения, запрету также не подлежит. Какой бы страшной силой наделено не было.

, и никому ни слова! Любопытно, посвятили бы меня или нет? Скорее всего, Заклинательница оттягивала бы открытие тайны до последнего из возможных моментов, а если бы нашла достойного наследника семейных секретов, я так и жил бы, счастливый и обманутый.
– И сколько лет ты… училась?
– Три года. Потом настала пора закрепить полученные знания.
– Ты убивала?
– Да.
Она на удивление спокойно призналась, а я почувствовал неприятный привкус во рту. Подташнивает? Еще чего не хватало! Такое поведение пристало девицам, а не… Впрочем, как раз девица не испытывает на свой счет ни угрызений, ни сомнений, ни иных чувств.
Хочется спросить: «Многих?», но, пожалуй, отправлю этот вопрос погулять. Так далеко, как только получится. Какая мне разница? Для меня важнее совсем другое.
– Ты… Сэйдисс приставила тебя ко мне?
Ливин помедлила с ответом, заставляя передумать множество неприятных мыслей. Но действительность превзошла фантазию:
– Она предложила сделку. Я выхожу замуж и забочусь о счастье своего супруга, как обычная женщина. Взамен повелительница обещала никогда не требовать от меня… услуг.
Вот оно что. Я, наивный, полагал, что девушка желает устроить свою жизнь по корыстным, но вполне понятным собственным соображениям, а она исполняла приказ. В точности и строгости, как вымуштрованный солдат. Сказано: будешь женой, значит, будешь. Сказано: осчастливь супруга, значит, выбивайся из сил, чтобы угодить тупому самодуру. И только посмей ослушаться!
– С моей матушкой ты свела дружбу уже потом?
– Да.
Что ж, у тебя неплохо получилось: Каула в восторге от будущей невестки. А как довольна должна была быть Сейдисс, когда узнала об успехах своей подопечной… Браво! Хитрая змейка ходов продумана и исполнена выше всяческих похвал. Но женщины-стратеги не учли одной крохотной детали. Мужского упрямства. Моего упрямства.
– Но почему ты сбежала из дома? Не из-за поцелуя же!
Прозрачно-зеленые глаза спрятались под опущенными веками.
– Именно из-за него. Я почувствовала опасность, грозящую тебе. И поняла, что кроме меня никто не сможет ее устранить.
– Почувствовала?
– Гаккар. Его запах был на тебе еще раньше. А когда я увидела… У меня было очень мало времени.
– Поясни.
– Чтобы подготовиться к изменениям , необходимо несколько часов: только тогда можно будет уверенно управлять телом. Моя мать… ей некогда было готовиться. Она смогла измениться , но вынуждена была отдать ради этого больше, чем безопасно для жизни. А мне не было дозволено рисковать.
Действительно, уместен ли тут риск? Не справишься с заданием, по голове не погладят. А если жениха проглядишь, и вовсе… Отправят следом. В мир иной.
– Но зачем было нападать на патруль?
– Я не знала, что произошло. Тебя захватили и куда-то вели… Я должна была защитить.
Угу. Защитила. А то, что трое невинных… Скажем, почти невинных людей умерли – это чепуха, не стоящая воспоминаний?
– Когда ты попросил… ранить тебя, мне было страшно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики