науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Впрочем, теперь это не имело никакого значения, у них было достаточно времени, чтобы успеть спуститься в подвал.
– Давайте, братцы, поживее, – сказал пристав, косясь на стекающийся со стороны села народ.
Солдаты проявили профессионализм и примерное рвение, тут же высадили слюдяные окна вместе с переплетами и пытались пролезть через них внутрь помещения.
– Ваше благородие, – пожаловался начальнику Тимофеев, – узко, не пролезть. Если бы какого-нибудь мальчонку заслать.
– Делай, как знаешь, – разрешил пристав и отвернулся в сторону, пощипывая ус.
– Ты что такое придумал? – спросил меня предок, когда всеобщее внимание заняли попытками пролезть в окна, и на нас перестали обращать внимание.
– Всё в порядке, барону теперь конец, – ответил я.
– А что такое между вами случилось, чем он тебе так насолил?
– Подожди, скоро узнаешь.
Между тем суета вокруг таинственного входа продолжалась. Подходящего мальчишки полицейские не нашли. Как только они попытались подманить одного, все дети тут же в испуге разбежались. В конце концов, всё-таки сыскался мелкий мужичок, за пятачок согласившийся пролезть в дом.
Его общими усилиями просунули в окно и передали зажженный факел.
– Теперь иди, отвори дверь! – велел ему инициативный урядник.
Мужичок кивнул и исчез, потом вдруг уже внутри дома закричал нечеловеческим голосом. Все, кто стоял поблизости, бросились к окну.
– Убили! – вопил доброволец, пытаясь самостоятельно выскочить через окно наружу.
Урядники ему мешали, запихивая назад. Наконец мужик сдался и сказал плаксивым голосом:
– За пятак открывать не буду, тута упокойники!
– Какие еще «упокойники»? – сердито спросил пристав.
– Какие, какие? Мертвые! Мы так не договаривались!
– Дайте ему водки, пускай успокоится, – разрубил гордиев узел главный полицейский.
– На, выпей, – просунул внутрь бутылку один из урядников.
– Выпей и иди, открывай, получишь двугривенный! – добавил пристав.
Доброволец послушно выпил из горлышка, сморщился и сплюнул наружу. Ему зажгли потухший факел, и он опять исчез. Все, затаив дыхание, ждали, чем кончится очередная попытка проникнуть в запертое помещение. Довольно долго ничего не было слышно, Потом внутри чем-то застучали, дверь распахнулась, и из нее выскочил доброволец:
– Барин, пожалуйте двугривенный!
– Потом получишь, – оттолкнул его от входа пристав. – Братцы, заходите, только осторожно! – приказал он урядникам.
Три солдата, приготовив оружие, с горящими факелами в руках вошли в дверь.
Буквально спустя секунду один из них вылетел наружу:
– Ваше благородие, там и вправду покойники, пожалуйте взглянуть.
Пристав крякнул, сплюнул на землю и перекрестился.
– Ладно, свети!
За ним прошли мы с предком и барон со своими охранниками. В чадящем свете факелов картина взаимного убийства показалась еще страшнее, чем днем.
– Прости Господи! – слышалось со всех сторон. Присутствующие поснимали шапки и крестились.
– Вот и господин Перепечин, – сказал я, – а второй убитый – личный палач барона. Карл Францевич, как вы всё это объясните.
– Я, я, – забормотал управляющий и начал пятиться к выходу, с ужасом глядя на исполосованных людей и черную лужу засохшей крови на полу. – Этого не может быть, – наконец, он сумел произнести хоть что-то членораздельное.
– Однако! Господин фон Герц, я от вас такого не ожидал. Вы что, устроили тут собственный острог? – строгим официальным тоном спросил пристав, разглядывая пыточные машины.
– Ваше благородие, тут еще есть лаз в подпол! – доложил один из урядников, обнаружив люк в полу.
– Открывай, – приказал офицер.
Урядник откинул люк и наклонился над темной, вонючей ямой.
– Там кто-то есть, – сказал он, оборачиваясь к начальнику. – Прикажете спуститься?
– Спускайся, братец, – согласился тот.
– Пусть первым спустится барон, это всё-таки его вотчина! – негромко сказал я, наблюдая за реакцией управляющего.
– Да? Пожалуй. Господин фон Герц, извольте спуститься и объясните, что здесь происходит? Там внизу какие-то люди?
– Я впервые всё это вижу! Откуда там могут быть люди?! – взяв себя в руки, ответил барон.
– Тогда пойдите и проверьте, – опять вмешался я.
– Пожалуйста! Мне нечего скрывать! – решительно сказал Карл Францевич и, взяв у солдата факел, начал спускаться вниз.
Все подошли к люку и наблюдали за ним. Когда он дошел до самого низа, факел, который он опустил к самым ногам, чтобы видеть ступени, метнулся в сторону и потух. Барон вскрикнул от неожиданности и исчез в темноте.
– Что это с ним? – с тревогой спросил пристав.
– По-моему, упал, – предположил я, примерно зная, что могло приключиться на самом деле. – Я посмотрю!
– Зачем вам самому смотреть, ваше превосходительство, – испугался новых осложнений полицейский. – Тимофеев, спустись!
– Не нужно, я сам должен разобраться, – решительно сказал я и, взяв у Тимофеева последний горящий факел, пошел вниз.
У самой лестницы, на грязном полу лежал барон с неестественно вывернутой головой.
В нескольких шагах, отступив так, чтобы не быть видимыми сверху, кружком стояли бывшие колодники.
Я осветил свое лицо и сделал им предостерегающий знак.
– Барон упал с лестницы и, кажется, свернул себе шею! – крикнул я наверх. – И еще здесь какие-то люди! Выходите наверх, и не в чем не сознавайтесь, – тихо сказал я узникам. – Вы все видели, как управляющий споткнулся и упал! Понятно?
– Спаси тебя Господь, барин, – поблагодарил за всех пожилой мужик.
После чего один за другим крестьяне начали выбираться из подвала. Последним поднялся я.
– Вот это узники, которых барон незаконно содержал в собственной тюрьме, – представил я заполнивших помещение крестьян.
– Однако, – только и смог выговорить донельзя пораженный пристав. – А что же приключилось с самим бароном?
– Давайте отойдем в сторонку, поговорим, – предложил я.
Мы вышли наружу. Полицейский выглядел растерянным и виноватым.
– Как же так, – пожаловался он мне, – фон Герц по моему разумению был таким солидным человеком! Что же теперь будет?
– Этому делу нельзя давать ход, опозоритесь на всю Россию, – сказал я. – Крестьян нужно распустить по домам, а барона без шума похоронить. Вы сами и ваши люди видели, как он, спускаясь вниз, споткнулся и упал. Обычный несчастный случай.
– Оно, конечно, всё так, – нерешительно произнес полицейский, – да не будет ли какой истории?
– Станете держать язык за зубами, ничего и не будет. Ведь всё и так ясно, мажордома убил сумасшедший крестьянин, после чего погиб сам, так что виноватого нет в живых. Барон же свернул себе шею по неосторожности. Вы провели расследование и выяснили всё детально, так и доложите своему начальству.
– А как же вы, ваше превосходительство?
– Я тоже выполнил свою работу, наказал зло.
– Ежели так обойдется, то век за вас, ваше превосходительство, буду Бога молить!
– Ну, ну, голубчик это уже лишнее!
Еще я хотел пожелать приставу не брать взяток и честно служить отечеству, но передумал. Зачем представать перед серьезным человеком наивным чудаком-идеалистом и набрасывать тень сомнения на свое служебное соответствие. Что же это за генерал, который не берет на лапу!
Пристав Пахомин оказался исправным, инициативным чиновником. Как только четко определились пути и последствия, он толково распределил обязанности между своими урядниками, и работа закипела. По-моему, после таких целенаправленных следственных действий никакой Шерлок Холмс или Ниро Вульф в этом преступлении разобраться не смогли бы.
Мы с предком полюбовались, как мечутся урядники, уничтожая вещественные доказательства, а бывшие узники незаметно растворяются среди местного населения, и вернулись в усадьбу.
Там уже всё знали. Дворец был освещен, как во время ежегодного бала, толпа слуг запрудила площади перед парадным входом и шумно бунтовала. Мы встали невдалеке и вскоре уловили настроение толпы – назревал самосуд над приспешниками павшего режима. Стражников-немцев видно не было, они, как я понял из разговоров, в ожидании штурма, заперлись в своей «общаге».
Я высмотрел в толпе Петра, подозвал его и велел бежать в кузницу за приставом. К преступлениям управляющего охрана не имела никакого отношения, а случись здесь бунт «бессмысленный и беспощадный», в строгие нынешние времена, мало никому не покажется.
Пока дворовые люди ограничивались только криками и угрозами в адрес этнического меньшинства, мы с Антоном Ивановичем вошли во дворец. Там, как и во дворе, стоял гам и наблюдался разброд в умах. Полуодетые лакеи и слуги митинговали в бальном зале. Единственный, кто мог унять кипящие страсти, – это хозяйка.
Я зацепил за рукав куда-то спешащего лакея со знакомым лицом и спросил про графиню.
– Их сиятельство сейчас выйдут! – радостно сказал он.
Мы с предком отошли к боковым колонам, поддерживающим хоры, чтобы не стоять на ходу.
– Чем тебе немец-то не угодил? – спросил Антон Иванович.
Я кратко рассказал ему «историю вопроса».
– Он изверг и садист, – кончил я живописание жития иноземного барона.
– Кто? – переспросил поручик.
– Садист? Есть такой маркиз де Сад, французский писатель, я тебе после про него рассажу, – пообещал я. – Тихо, идет графиня!
В этот момент, как по мановению волшебной палочки, шум внезапно стих, и все повернулись в сторону парадной лестницы, по которой в сопровождении одной только камеристки Наташи, медленно спускалась хозяйка.
Я впервые увидел Зинаиду Николаевну на ногах, одетой и при сносном освещении. Она оказалась чудо как хороша. Небрежно сколотые шпильками пепельные волосы едва закрывал газовый шарф, жемчужного цвета платье наподобие греческой туники спадало мягкими, соблазнительными складками до самого пола. Фигура, которую я мог оценить только на ощупь, оказалось стройной и величавой.
Вся дворня, как по команде, пала на колени. Во всей зале стоять остались только мы с предком.
– Матушка-заступница, избавь нас от лукавого, – завопил гнусавым, плачущим голосом кто-то из дворни.
Все зашумели:
– Избавь!
– Ослобони!
– Будь заступницей!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики