науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Те, кто мог что-то предпринять в обход императора Павла Петровича: новоявленные графы Петр Алексеевич Пален и брадобрей императора Иван Павлович Кутайсов, светлейший князь Александр Андреевич Безбородко были для меня недоступны.
Однако даже не со вторыми лицами государства я нахлебался, как говорится, дерьма досыта. Первый день хождения по начальству оказался точной копией всех последующих. Все приемные были похожи друг на друга, как и отношение к просителям самих хозяев жизни и их наглых слуг.
Посетители скапливались в «наполнители» и начинали раболепствовать с порога. Появление хозяина ожидалось с трепетом и благоговением. Когда Сам соизволит выйти, никто не знал и не осмеливался спросить о том у самой последней ливрейной попки. Все сторонились друг друга, изображали на лицах благоговение и с напряжением ожидали появления благодетеля. В конце концов, торжественные двери отворялись, и появлялась обличенная властью персона с мятым заспанным лицом, зачастую по-простецки, в халате.
Посетители к этому времени уже выстраивались рядочком вдоль стеночек, алкая ласки и внимания хозяина. Вельможа делал быстрый обход, тратя на каждого искателя меньше минуты. Я обычно успевал произнести только одну фразу: «С рекомендательным письмом от такого-то». Хозяева кивали с разной степенью заинтересованности, секретари брали письмо, и на этом всё кончалось. Во время следующего посещения меня в дом больше не приглашали, и какой-нибудь коллежский регистратор в засаленном вицмундире, небрежно сообщал, что мое дело решается.
Даже рекомендательные письма самого графа Салтыкова остались без ответа.
На все эти бесцельные хождения я потратил полторы недели, ничего не добившись и ничего не узнав. Антон Иванович выкраивал время после службы, и ходил по своим знакомым или что-то значившим, или что-то знающим.
– Прости, брат, – обычно говорил он после таких посещении, – опять ничего. Все чего-то боятся. Стоит заговорить о твоей Алевтине, как тут же рот на замок и, как ты говоришь, «уходят в несознанку». Я начинаю думать, что она и вправду царского рода. Вот Бог попустил тебе вляпаться в гишторию!
Я начал психовать и терять терпение, тем более что в столице у меня не образовывалось никаких полезных знакомств и связей. Деньги, которых, как я полагал, было у меня в достатке, быстро утекали между пальцами непонятно на что. Костлявая рука нищеты начинала грозить худым пальцем, а перспектива решения проблем даже не прорисовывалась. Моя лекарская слава до столицы не докатилась и, похоже, делать этого не собиралась, а Его Величество случай на этот раз не покровительствовал.
В Петрополисе, в отличие от провинции, иностранных врачей было много, у них существовала корпоративная поддержка, и русскому «чужаку» без престижного западного диплома пробиться к богатым пациентам было практически невозможно.
Похоже, я попал в полосу неудач, и нужно было ждать другого попутного ветра, на что недоставало терпения.
Иван также пытался помочь, ошиваясь по кабакам, посещаемым солдатами и тюремщиками Петропавловской крепости. Однако тоже пока ничего полезного узнать не смог. Мы не сумели даже выяснить, где Аля содержится. Идти же с вопросами в их КГБ – Тайную экспедицию, значило остаться там самому.
Я начал продумывать систему необходимых действий и знакомств, которые как-то могли вывести на носителей информации. Не могло быть так, чтобы в целой столице никто ничего не знал. Как всегда в подобных случаях, главное было найти верный подход и разработать методику.
По вечерам, свободным от хождений по приемным, я начал усилено посещать модные ресторации, где прожигали жизнь сливки общества и золотая молодежь.
Удовольствие это было очень дорогим и совсем неэффективным. Правда, я познакомился и сошелся за бокалами шампанского, сиречь попойками, с офицерами самых престижных полков, но не настолько близко и коротко, чтобы просить их об измене императору.
К тому же в глазах гвардейцев, я был обычный штафирка, богач из провинции, чьим кошельком можно попользоваться, не беря при этом на себя никаких обязательств.
Пожалуй, единственный из новых знакомых, сержант Преображенского полка Александр Афанасьев показался мне более перспективным, чем другие приобретенные приятели. Был он двадцати трех лет, хорош собой, дерзок, смел и склонен к авантюризму.
Знатные и богатые родители определили его в гвардию, вместо того, чтобы дать возможность геройствовать в действующей армии в Европе или воевать с горцами на Кавказе. Скука учений на плацу его угнетала, и он отрывался по полной программе в свободное от службы время.
Я познакомился с сержантом во время одного из загулов, когда, не рассчитав силу противников и своего опьянения, Сашка ввязался в драку с английскими моряками. Дело было поздним вечером, когда по императорскому указу все увеселительные заведения давно должны были быть закрыты. Жадный до денег трактирщик брал со смелых гуляк двойную цену за риск, и пьянки в его притоне не прекращалась до полного изнеможения посетителей.
Предки нынешних англичан, находясь в изрядном подпитии, чем-то обидели национальные чувства Афанасьева. Он не стерпел национального унижения и полез драться один против пятерых крепких моряков. В чем была суть ссоры, никто не знал, и потому остальные посетители с интересом наблюдали, как гордые британцы метелят пламенного роса. Афанасьев о помощи не просил и ругал англичан на чистом французском языке, в то время как англичане материли его на плохом русском.
Я был почти трезв, зол на жизнь и не преминул ввязаться в драку на стороне соотечественника. Мое появление сначала немного смутило моряков и слегка расстроило их ряды, но так как я был один, то они воодушевились и вознамерились отлупить нас обоих. Особого опыта кулачных боев у меня не было, разве что зрительский.
Поэтому несколько ударов я пропустил сразу, что не улучшило моего настроения.
Англичане дрались по правилам бокса, за маленьким исключением: бой был не один на один. Типичная политика лицемерия и двойных стандартов, свойственная этой цивилизованной нации! Это было нечестно, даже притом, что они не били ниже пояса и стояли в боксерских стойках. В России такое новшество, как классический бокс, было еще неизвестно, и шустрый сержант постепенно превращался в боксерскую грушу, не успевая отражать правильные удары заморских гостей.
После моего вмешательства, силы британцев разделились: против сержанта продолжали выступать три моряка, меня обрабатывали двое.
Сначала я попробовал стать в правильную стойку и защищаться как на ринге, делая контрвыпады. Однако контролировать сразу четыре кулака не смог и получил очень болезненный удар в глаз, чуть не выключивший меня из дальнейшего состязания.
Этот удар переполнил чашу терпения, и я уложил обидчика по своим правилам, сначала двинув носком сапога по голени, а затем добив кулаком в челюсть. Оставшийся в одиночестве спарринг-партнер что-то заверещал по-английски, из чего я смог понять только два слова: «камен» и «щек».
Однако особенно долго говорить ему не пришлось.
Один на один я в два счета разделался с ним тем же варварским способом, что и с его товарищем.
Противники сержанта, увидев поверженных соотечественников, оставили Афанасьева и втроем набросились на меня. Однако, будучи джентльменами и носителями английских традиций, не смогли вовремя перестроить рисунок боя. Им следовало перейти с классического бокса на эффективный дворовый мордобой с применением подручных средств, которых в ресторации было предостаточно. Они этого не сделали и мы с воодушевившимся сержантом быстро с ними разобрались.
Одержав полную викторию над иноземцами, мы проявили приличествующую случаю политкорректность и широту славянской души: завершили баталию мировой попойкой и национальным примирением. Англичане оказались милыми, наивными ребятами и большими любителями халявной выпивки.
В конце банкета мы чуть снова не подрались. Они обвиняли нас с Сашкой в нарушении правил бокса, а мы их – за неравное количество бойцов. Как всегда в таких случаях бывает, никто никого не убедил, и восторжествовала пьяная дружба.
Этот небольшой инцидент сблизил меня с Преображенским сержантом, и он пообещал мне ответную помощь в случае силового решения моего семейного вопроса. В том, что этот разбойник не остановится ни перед чем, чтобы разнообразить свой досуг, я вскоре убедился.
При таком образе жизни деньги текли рекой, только не в карманы, а между пальцами. Так что этот вопрос вскоре сделался открытым. Пришлось озаботиться, как легче и быстрее их заработать. Больше всего в злачных заведениях, которые я посещал, денег лежало на карточных столах. Беда была только в том, что в карты я играл и играю из рук вон плохо и, как ни примитивно жульничали местные шулера, тягаться с ними мне было не под силу. Оставалось искать медицинскую практику или попробовать свои силы в бильярде.
Я начал присматриваться к биллиардным игрокам и разделил их для себя на две неравные группы: профессионалы и лохи. Обманывать последних мне не позволяла совесть, а вот первые сами просились в дойные коровы. В основной массе это были самоучки и мелкие хитрованы, обирающие простофиль, но попадались и самородки, прилично владеющие кием. Обычные профессиональные игроки работали довольно примитивно, безо всякого творческого подхода. Они вовлекали простака в игру, сначала проигрывали несколько партий, после чего обезумевшего от удачи лоха обирали до нитки.
Присмотревшись к манере игры местных корифеев, я начал усиленно тренироваться по утрам в соседнем с квартирой предка трактире.
Стол там был не из лучших, но с приличной плитой и не разбитыми лузами. Сначала я играл один, пока это не стало вызывать недоумение у хозяина трактира и посетителей. Пришлось привлечь к тренировкам Ивана обряженного в мещанское платье. У него оказался неплохой глазомер, и вскоре он начал весьма прилично катать шары.
Примерно через неделю усиленных тренировок я набил руку, чтобы класть за один подход шесть-восемь шаров. Наши утренние турниры стали привлекать внимание завсегдатаев, и нам с Иваном пришлось начать менять залы, чтобы не светиться раньше времени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики