науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Убитый был парень лет двадцати, одетый в худую телогрейку, солдатские штаны и кирзовые сапоги. Рядом с ним валялась трехлинейная винтовка без штыка. Телогрейка была распахнута на груди, красной от крови.
Я не сразу сообразил, что ни одежда, ни оружие убитого никак не соответствуют реалиям восемнадцатого века. Похоже было, что я вернулся в наше время, да еще сделался свидетелем убийства.
Чтобы не стать следующей жертвой, я нырнул в кусты и наткнулся на второе тело. Этот человек одет был еще экзотичнее, чем первый – в форму солдата Вермахта, времен Отечественной войны. Рядом с ним валялся пистолет-пулемет «Шмайссер». Судя по положению тел и оружия, эти люди выстрелили друг в друга одновременно.
Что произошло между ними, я не знал, как и то, почему они так странно одеты.
Мысль о том, что я попал в начало сороковых годов прошлого века, вначале не пришла мне в голову. Даже если это были 41-42 годы, то места, по которым мы вояжировали, во время войны немцы не оккупировали, так что взяться здесь немецкому солдату было неоткуда.
Пока я рассматривал убитых и место преступления, в тишину летнего полдня вписался отголосок дальней ружейной и автоматной стрельбы и собачий лай.
Мне стало совсем неуютно. Я, пока вблизи было тихо, преодолев инстинктивный страх перед покойником, расстегнул карман немецкого мундира и вытащил из него документы.
На книжице со свастикой на обложке, было напечатано AUSWEIS и ниже sonderkommanda, внутри вписаны фамилия и имя убитого, какой-то номер, видимо подразделения, а внизу, как и положено стояли печати и подписи. Если кто-то играл в войну, то очень натурально.
Между тем, стрельба и лай собак быстро приближались, причем широким фронтом, грозя отрезать меня от заветной тропинки. Я представил, что со мной будет, если я попаду в руки любой из сторон, и начал паниковать. То, что всё это не игра в войну, свидетельствовали убитые, а о том, что идет настоящая облава, скорее всего на партизан, я догадался сам.
Из-за волнения я не смог точно вспомнить место, с которого вышел на поляну, и бестолково метался в поисках тропинки, теряя драгоценные секунды. Лай приближался, уже были отчетливо слышны немецкие слова команд, когда мне, наконец, удалось найти место, с которого я увидел убитого партизана.
В несколько прыжков я убрался с открытого места и собрался бежать, но задержался на какое-то мгновение и увидел, как на поляну из леса выбежала женщина в черной эсэсовской форме с пистолетом-пулеметом в руках. Не целясь, от живота, она начала стрелять по кустам.
Я едва успел упасть на землю, когда очередь прошла надо мной и с куста ореха посыплись вниз отстреленные веточки. Увидеть меня автоматчица не могла, я же приподняв голову, чуть не вскрикнул от удивления. Эсэсовка лицом и фигурой была похоже ни много, ни мало на исчезнувшую камеристку леди Вудхарс. Выпустив по кустам целый рожок, она перезаряжала автомат.
Рассматривать ее и удостоверяться, что это моя старая знакомая, у меня не было ни малейшего желания. Я вскочил на ноги и кинулся в лес.
Никогда не предполагал, что смогу так сильно испугаться. И никогда мне не приходилось так быстро убегать. Я выжимал из своих ног и дыхания всё, на что они были способны, стараясь успеть выскочить из кольца, смыкающегося вокруг поляны.
Иван, спокойно ждавший меня на месте, где мы разошлись, вытаращил глаза, когда я, бледный и задыхающийся, наскочил на него, не в силах ничего сказать.
– Ты че, Григорьич, никак нечистого встретил?
– Хуже, – ответил я, немного отдышавшись, – я чуть не попал сразу под две тоталитарные машины. Это похлеще, чем ваш нечистый.
Он ничего не понял, но расспрашивать не стал, тем более что я постарался быстрее убраться с опасного места.
Постепенно я приходил в себя, и на место страха пришло удивление. Что-то слишком часто мне попадаются временные коридоры, а этот последний и того чище – пространственный.
То, чему я оказался свидетелем, была, судя по всему, большая облава. Как это могло происходить на территории страны, никогда не оккупировавшейся фашистами, было непонятно. Предположить, что это был заброшенный в тыл страны немецкий десант, не позволяли детали, вроде наличия собак и слишком шумного поведение немцев. Да и лес, как я теперь вспомнил, был какой-то не северный.
И совсем непонятно было появление там камеристки Вудхарс Лидии Петровны. Эсэсовка находилась от меня метрах в тридцати, так что я видел ее совершенно отчетливо. Она удивительно напоминала эту странную женщину. Лидия Петровна часто приходила мне на память.
У меня не проходило чувство, что мы с ней уже встречались, только я никак не мог вспомнить, где и когда. Это мучило, как забытое простое слово – вертится на языке, но в последний момент никак не вспоминается.
Всё это было очень интересно, вот только жаль, никак не поддавалось объяснениям.
Мы с Иваном довольно быстро вернулись на нашу стоянку, где всё было так же мирно и заурядно, как и раньше. Отдохнувшие лошади мирно ели овес. Над костром висел котелок с варящейся ухой. Возле него важно прогуливался Антон Иванович, ожидая меня, чтобы похвастаться удачной рыбалкой.
Я уже был в курсе того, что не загаженные промышленными отходами российские водоемы кишат рыбой, и не удивился богатому улову. Однако правила приличия подразумевали признание необычных способностей рыбака, что я сделал по возможности искренне.
После долгого обеда с обильными возлияниями, в шестом часу вечера, мы, наконец, тронулись в путь. Вечерний переход был короче утреннего, и в десять вечера мы остановились на ночевку в большом селе. Дождь прекратился, и стало теплее. На станции было малолюдно, так что отпала нужда в подневольном крестьянском гостеприимстве.
Гостевые комнаты на станции были грязны, неудобны, но после предыдущей ночи, проведенной в карете, я был доволен возможностью вытянуться на жесткой лавке, что и не преминул сделать.
Встали мы с рассветом и спешно тронулись в путь. Все вчерашние события повторились, естественно, без путешествия по таинственному лесу. Слава Богу, до самой Москвы никаких происшествий больше не было.
Глава десятая
Старая столица встретила нас огородами, дальними куполами церквей и дымками пожаров. Ничего общего с нынешней имперской столицей у прежней Москвы не было. Любимая провинцией присказка, что Москва – большая деревня, подходила ей как нельзя кстати. Барские подворья чередовались с убогими крестьянскими избами, роскошные каменные соборы с бревенчатыми церквушками. Это был совершенно другой город, разлапистый и самобытный, только в самом центре мне попалось несколько знакомых зданий, всё остальное из того, что я теперь видел, поглотили пожары и время.
Даже неизменный Кремль смотрелся по-иному.
Судя по состоянию стен, его давно не ремонтировали, он обветшал и выглядел не на двести лет моложе, а на сто старше, чем в наше время. Красная площадь, превращенная в обычный базар, тоже не смотрелась.
Вместо привычного старого ГУМа рядами стояли деревянные павильоны. По центру слонялось множество людей в городском и крестьянском платье. Убогие пролетки, запряженные малорослыми крестьянскими лошадками, тарахтели по булыжным мостовым Перед некоторыми богатыми домами, для спокойствия обитателей, улицы были застланы соломой.
Поколесив по городу, мы остановились в гостинице средней руки, чистенькой и неброской. Она представляла собой смесь русского средневековья и современного западного прогресса. Я уже привык к местным условиям, перестал страдать от отсутствия удобств и бывал рад даже минимальному комфорту.
Устроившись на новом месте, мы с Антоном Ивановичем и дворовыми отправились в общественную баню, помыться с дороги. Бань в Москве было много, и идти далеко не пришлось. Наша стояла прямо на берегу Москвы-реки. Баня, как и гостиница, была среднего уровня, с отделениями для чистой публики и простолюдинов. День был субботний, и народу в ней было много.
Оставив одного из дворовых стеречь одежду в предбаннике, мы взяли напрокат деревянные шайки, уплатив по копейке за каждую, и отправились в моечное отделение. «Чистая» публика мылась сидя на мраморных скамьях, «простая» на деревянных. В остальном, была полная демократия и только по прическам и дородности телосложения можно было предположить, к какому сословию принадлежат голые соотечественники.
Цены за мытье и услуги были умеренные. Не успели мы войти, как на нас налетела туча банщиков с предложениями, в которых я не сразу разобрался и предоставил принимать решения предку. Антон Иванович выбрал двух самых расторопных и рачительных мужиков, и они повели нас к мраморным скамьям.
Скамьи были не очень чистые и слегка осклизлые, так что пришлось попросить банщиков сначала хорошенько их вымыть. Минут через десять суеты и показного усердия, мы смогли устроиться. Горячую воду банные люди носили из глубины помещения в наших же шайках.
Смыв дорожную пыль, я отправился в парное отделение. Народа в нем было много и жар вполне приличный. К моему удивлению, парилка была общая на мужское и женское отделение, она разделялась на две половины символичной решетчатой перегородкой.
Видимость и слышимость были отличными, представители разных полов с удовольствием разглядывали друг друга, комментируя увиденное рискованными словечками и солеными шутками. Дамы, защищенные перегородкой, чувствовали себя в безопасности и не скупились на шутливые предложения и подначки. Я не без удовольствия наблюдал потеющих на полках бордовых женщин и был удостоен вниманием двух ядреных товарок. Как всегда, женщины оказались языкастее мужчин, и словесные баталии были явно за ними.
Торчать целый день в бане (даже с видом на голых теток) нам не было резона, и мы, закруглив водные процедуры, вернулись в гостиницу. Черновой план предстоящих мероприятий у меня был продуман, дело было только за их реализацией.
Первым делом мне нужно было попасть к военному генерал-губернатору Москвы Ивану Петровичу Салтыкову, к которому я имел письмо от генерала Присыпко, и через него попытаться узнать что-нибудь об Але. Следующее дело, которое я хотел провернуть, – это подвигнуть Антона Ивановича навестить своего однополчанина Сержа Пушкина, у которого в этом году должен был родиться сынок Саша.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики