науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Точной даты рождения мальчика я, к своему стыду, не помнил, тем более, что всегда путаюсь со сменой календаря, в какую сторону насчитывать тринадцать дней, вперед или назад.
Первая ночь в гостинице прошла под топот тараканьих лапок и клопиные укусы. От насекомых не спасала ни примерная чистота помещений, ни развешанные по стенам пучки пахучих трав, призванные отпугивать кровопийц. Никогда не подозревал, что такие малые твари могут настолько отравить жизнь. Всю ночь я чувствовал, как по мне что-то ползает, и встал утром совершенно невыспавшимся. Всё тело свербело от расчесанных укусов.
Вызванная хозяйка-немка отнеслась к обилию насекомых философски и прикинулась полной идиоткой, не понимающей о чем идет речь. Вежливо подождав, пока мне надоест ругаться, она удалилась, горестно качая головой над такой привередливостью.
Пока я прихорашивался перед визитом к генерал-губернатору, Антон Иванович рассказал, что Иван Петрович Салтыков не только представитель знатнейшей фамилии, но и фантастически богатый человек. Ему принадлежит около шестидесяти тысяч крепостных крестьян. При Екатерине Алексеевне, командуя корпусом, он получил звание генерал-фельдмаршала. На его счастье, стареющая императрица, незадолго до своей кончины, разгневалась на Салтыкова и отправила в отставку.
Павел Петрович, взойдя на престол, вернул фельдмаршала на службу, поменял его звание на новое, равноценное, только что введенное, сделав Ивана Петровича генералом от кавалерии. Ласковый со всеми пострадавшими от матушки, он назначил Салтыкова шефом кирасирского полка и московским генерал-губернатором.
На письмо князя Присыпко я не очень надеялся, слишком велика была между ними дистанция: князь был всего-навсего пехотным генерал-майором, а Салтыков полным генералом и губернатором второй столицы. По словам Присыпко, они были дружны во время Задунайского похода 1773 года, и мне оставалось только надеяться на старческую сентиментальность и привязанность к друзьям прежних лет знатного старика.
Где находится в Москве резиденция военного генерал-губернатора, я не знал, и потому подрядил извозчика или в просторечии «Ваньку», пообещавшего доставить меня на место «в наилучшем виде». «Ванька» оказался деревенским оброчником, совсем не знающим Москвы, как и слово «губернатор».
Как и многих его далеких потомков, Господь, одарив его алчностью, забыл наградить совестью. Сначала он катал меня просто так, по знакомым ему улицам, позже, когда я уличил его во лжи и незнании города, он принялся жаловаться на тяжелую жизнь. Пришлось мне обращаться к будочнику, который толково объяснил дорогу.
Оказалось, что Салтыков жил всего в пяти минутах ходьбы от нашей гостиницы, и нам пришлось возвращаться назад. Это обстоятельство моего Сусанина нисколько не смутило, и он принялся требовать двойной, против уговоренного, тариф и надбавку «на чай». Мне лишнего полтинника жалко не было, но слишком уж «Ванька» был нагл и лжив. Так что расстались мы с ним недовольные друг другом, с зачатками классовой ненависти в сердцах.
Дворец военного генерал-губернатора соответствовал его положению и состоянию. Прихожую, куда меня проводили, украшали итальянские скульптуры, фламандские и французские картины, у всех дверей стояли ливрейные лакеи в пудренных париках. Чиновники с деловым и значительным видом сновали туда-сюда, демонстрируя свою занятость и значительность.
Приема ожидало человек двадцать посетителей в мундирах и партикулярном платье. Иван Петрович еще не выходил, и когда он появится, спросить было не у кого. Все ожидающие жались по углам и стенкам, не разговаривая между собой. Я не стал привлекать к себе внимание «неадекватным» поведением и скромно притулился около плотно зашторенного парчой окна.
Ждать выхода генерала пришлось больше часа. Я изнывал от скуки. Наконец губернаторская челядь начала оживать: забегали младшие офицеры, взбодрились швейцары, заволновались посетители.
Из боковых, дверей выскочил тонкий, стройный офицерик и с придыханием объявил:
– Их высокопревосходительство!
Дюжие швейцары отворили двустворчатые двери, и в зал вошел невысокий пожилой человек в мундире. А посетители уже выстроились редкой цепочкой вдоль стены.
Салтыков медленно двинулся вдоль ряда. За ним в почтительном восторге следовали несколько секретарей и адъютантов. Генерал ласково кивал просителям, а старший секретарь принимал прошения. Личным разговором в несколько слов Иван Петрович удостоил только двух пожилых господ, остальным, выслушав, ласково улыбался, кивал головой и молча проходил дальше.
Наконец процессия приблизилась ко мне. Теперь было слышно, по какому поводу посетители беспокоили губернатора.
Скромно одетая дама просила определить сироту-племянника в кадетский корпус, старый вояка хлопотал о пенсии, проштрафившийся чиновник просил разобраться в его «правом» деле у Салтыкова было сытое, набрякшее лицо с брезгливо опущенными уголками губ и усталые глаза с красными прожилками. Улыбался он одними губами, пристально рассматривая просителей.
Когда генерал остановился напротив меня, я, отвесив полупоклон, четко отрапортовал:
– Вам, ваше высокопревосходительство, письмо от генерал-майора князя Присыпко.
– Присыпка? – переспросил генерал. – Не помню такого.
– Воевал под вашим началом на Дунае, – подсказал я.
– Помню, – кратко сказал губернатор, безо всякой сентиментальности. – А тебе чего от меня надобно?
Голос и глаза его были равнодушными, только губу складывались в искусственную улыбку.
Моя просьба была слишком расплывчата, деликатна и требовала длительных разъяснений. Сформулировать ее в двух словах я не мог. Похоже, что ловить здесь мне было нечего.
– Имею честь засвидетельствовать вашему высокопревосходительству свое почтение, – таким же, как у генерала, тоном ответил я, прямо глядя ему в глаза.
Старика это немного зацепило или позабавило, и что-то похожее на насмешку мелькнуло в зрачках.
– Горд. Это хорошо. Погоди, прочитаю письмо.
Генерал двинулся дальше к оставшимся посетителям. Выслушав их, он удалился в покои, а ко мне подскочил адъютант и велел следовать за собой.
Провел он меня прямо в губернаторский кабинет. Салтыков уже сидел за большим письменным столом и читал письмо князя. Окончив чтение, он внимательно взглянул на меня и спросил:
– Князь пишет, что ты хороший лекарь? Не скажешь, от чего у меня брюхо болит?
– Питаетесь неправильно и много пьете, – не очень опасаясь ошибиться, ответил я.
– Как так неправильно? – удивился старик.
Я коротко рассказал ему, что он ест и пьет, и что ему следует есть и пить, чтобы «брюхо» не болело.
Угадал я, судя по реакции генерала, достаточно точно, однако предложенная мною диета ему не понравилась.
– Что за глупость такое кушать, – недовольно сказал он, как бы отвергаю саму идею питаться не по «Домострою».
– Зато живот не будет болеть, и на десять лет дольше проживете.
– Ладно, подумаю. А так помочь можешь?
– Могу, но ненадолго.
– Молодец, что не врешь. Помоги, хоть насколько. Совсем брюхо меня извело.
Пришлось тут же браться за лечение. Мы прошли в малую гостиную, Салтыков лег на диван, и я занялся своим шаманством.
Когда лечение начало действовать и живот у губернатора перестал болеть, я, между пассами, рассказал о своем деле.
– Слышал, – хмуро сказал старик. – Противу правил посылали за твоей женой моих кирасиров. Исправника и то много было. Да то не мои дела, это в Питере фантырберией занимаются. А ранам потрафить можешь? – сменил генерал тему разговора.
– Попробую. Разденьтесь.
Генерал кликнул вестового «казачка» лет семидесяти от роду, и тот помог ему раздеться. Я увидел тело человека, знавшего войну не понаслышке. Покромсали его враги жестоко, однако для своих шестидесяти девяти лет и перенесенных ранений он был еще хоть куда.
– Вам, Иван Петрович, нужно больше двигаться и правильно питаться. Не мешало бы съездить в Пятигорск или в Баден-Баден на воды. Тогда цены вам не будет.
Обращение запросто по имени-отчеству, генерала от кавалерии покоробило – привык к величаниям, однако вида не подал, только слегка пошевелил мохнатой бровью.
– А брюхо-то совсем прошло, – удивленно сказал он, наблюдая за моими пассами, – и раны не ноют. Пойдешь ко мне на службу? – неожиданно предложил он.
– Не пойду. Служить бы рад, прислуживаться тошно, – процитировал я из комедии только-только родившегося Александра Грибоедова.
Такой ответ Салтыкову не понравился. Видно, усмотрел намек. Шестьдесят тысяч душ крестьян и имения одними ратными подвигами не выслужишь. Да и то, сказать, Салтыков хоть и фельдмаршал, да не Суворов. Пришлось, поди, за богатство дугой прогибаться.
– Ну, как знаешь. Силком тащить не буду. Другие бы за счастье почли. А с женой твоей дело темное, кто-то напел государю в уши, что она вроде Таракановой, на престол претендовать хочет. Сие слыхал от самого Безбородко. Этот всё знает.
Самые худшие мои предположения подтвердились.
– Ее в крепостные сдали, грамоте не научили, за солдата замуж выдали, какие там претензии! – не сдержав эмоций, воскликнул я.
– Не все государи сами управляют. Деда ее, хоть и был с младенчества в крепости сидючи, убогим, на престол насильно посадить хотели. Смуту затеять дело не хитрое. Пугач вон Петром Третьим представлялся, целую войну затеял. Государя нашего не всяк понимает, что он для блага любезного нашего Отечества делает, от того недовольные есть, а тут слух пошел, что внучка законного императора, муку и смерть принявшего, появилась, за народ ратует. Поди, мало для смуты?!
– Так что же мне делать?
– Государь напрасно сироту не обидит, – уклончиво ответил Иван Петрович. – Напишу письмо к Безбородко, он старик мудрый, может, чем и пособит. Да ты сам напрасно голову под топор не суй, глядишь, возомнит кто, что сам в цари метишь…
Салтыков невесело усмехнулся и встал с дивана. На этом мой визит окончился.
Я вернулся в гостиницу и обо всём рассказал Антону Ивановичу. Он выслушал меня с мрачным выражением лица и, мне показалось, внутренне от меня отстранился.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики