науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Поручик Крылов, тот, что был секундантом на описанном ранее поединке, пораженный нашим внешним сходством, поверил невероятному рассказу и признал меня за своего потомка. Родственные связи, особенно в те патриархальные времена, были делом святым и дали мне возможность при поддержке прапрадеда, или кем он мне приходился, хоть как-то легализироваться на «всероссийском императорском пространстве». Дальше – больше, судьба подарила мне редкое счастье встретить настоящую, большую любовь.
Естественно, что, как и у любого человека живущего в обществе, у меня вскоре появились как друзья, так и недруги. К счастью, последним, а им оказалось целое таинственное религиозное братство или орден (я не разбираюсь в отличиях) поклонников Дьявола – несмотря на все старания, не удалось прижать меня к ногтю. Мало того, защищая свою жизнь, я умыкнул из их сатанинского храма необыкновенно дорогое старинное оружие – саблю, имеющую для их организации культовое значение.
Несмотря на все перипетии моего нового существования, жизнь налаживалась. Я обвенчался со своей любимой, успешно занимался медицинской практикой, дающей изрядный доход, между делами разбирался со всякими негодяями, заедающими жизнь порядочных людей. Однако не всё оказалось так гладко, как хотелось бы. Неожиданно последовал удар судьбы, который невозможно было предвидеть. По приказу императора Павла I, была арестована и увезена в столицу моя жена. Отбить ее у присланного для конвоя полуэскадрона кирасир я не смог и вынужден был направиться в Санкт-Петербург, выяснить, чем прогневала государя простая девушка, воспитанная в крестьянской семье, а если повезет, вызволить ее из заточения.
Алевтину, до венчания со мной, солдатскую вдову, по чьему-то навету посчитали самозванкой, претендующую на российский престол. Как удалось выяснить, гипотетически она могла считаться внучкой несчастного императора Иоанна Антоновича Брауншвейгского-Романова. Этот несчастный человек был в годовалом возрасте коронован как император Иоанн VI, вскоре свергнут и заточен двоюродной теткой императрицей Елизаветой Петровной в Шлиссельбургскую крепость. Проведя двадцать четыре года в одиночном заключении, он погиб при авантюрной попытке подпоручика смоленского пехотного полка Василия Мировича освободить его и провозгласить императором.
Моя Аля выросла в крепостной крестьянской семье и слыхом не слыхивала не только об императоре Иоанне VI Антоновиче или некоем поручике Мировиче, но и о нынешнем государе императоре Павле Петровиче. До нашей встречи она была обычной сенной девушкой и если кого и знала, так только своих односельчан.
Сразу же, по горячим следам, отправиться для ее спасения я не смог по банальной причине: у меня не было никаких документов. Пришлось ждать, пока мне изготовят фальшивый паспорт и предок завершит свои дела по вступлению в наследство имением. Когда после всяческих проволочек и возвращений с пути, мы, наконец, тронулись в путь, на главную позицию и вышел пресловутый рыдван.
Мой предок, поручик лейб-гвардии егерского полка Антон Иванович Крылов, получив в наследство имение, вознамерился своим богатством покорить столицу и решил отправиться туда непременно целым обозом в несколько экипажей, в сопровождении дворовых слуг.
Первым, на почетном месте, в нашем поезде ехал рыдван – карета, доставшаяся ему по наследству вместе с поместьем. В наш язык это название пришло как нарицательное, синоним драндулета, но тогда рыдваны еще успешно ездили по стране и позволяли путнику с комфортом проводить в дороге целые недели, если не месяцы. В рыдване можно было укрыться от непогоды, поспать во время езды, и найти все необходимые удобства. В хорошую погоду приятнее было ехать в открытой коляске, но хорошие погоды не самые частые гости в нашей климатической полосе. За головным транспортным средством следовала моя венская коляска на мягких рессорах, а за ней простые телеги с нашей немногочисленной дворней. Всё это антикварное гужевое великолепие еле двигалось, постоянно ломалось и доставляло путникам большие хлопоты. Дворовые люди, которые должны были обеспечивать функциональность громоздкого деревянного хозяйства, представляли собой наиболее ленивую и беспомощную часть народа. Главная задача их жизни была угодить господам, а так как льстить и создавать видимость активности легче, чем работать, они, как и их более успешные потомки, ставшие теперь слугами народа и отечества, умели только морочить голову, обстряпывать свои делишки и тянуть то, что плохо и особенно хорошо лежит.
Я оказался единственным человеком в нашей разношерстной компании, который спешил, потому мне и приходилось решать все возникающие проблемы. К этому быстро привыкли и по любому поводу неслись сломя голову сообщить об очередной неполадке. Приходилось вылезать из рыдвана или коляски, в которой мы с предком ехали в хорошую погоду и самолично забивать выпавшую из оси колеса чеку или организовывать субботник по освобождению колеса из провалившегося настила моста.
Всё это продолжалось до тех пор, пока утром четвертого дня пути у нашего скрипучего мастодонта не лопнула ось задних колес. «Катастрофа» произошла на полном скаку, когда рыдван несся со скоростью шесть километров в час, вблизи большого села с пятикупольной церковью. Под днищем рыдвана оглушительно затрещало, и кузов кареты осели перекосился. Форейтор и кучер завопили, останавливая лошадей, музейное сооружение еще несколько метров волоком протащилось по дороге, и всё было кончено. На наше счастье, по встречной полосе никто не ехал, так что обошлось без лобового столкновения.
Мы с Антоном Ивановичем выскочили наружу, к нам подбежали остальные участники путешествия и молча уставились на валяющиеся по обе стороны экипажа задние колеса.
– Что это такое, Степан? – строго спросил кучера предок. – Ты карету сегодня проверял или нет?
– Экая оказия, – огорченно проговорил кучер, прямо не отвечая на вопрос. – Эй, Петро, ось-то того! Ты оси-то смазывал? Вишь, барин серчает!
– Так не ось, а балка-то треснула, будь она неладна, ты погляди сам! Оси-то ништо, оси – хороши!
– Как так хороши, когда не смазаны! Я тебе дегтя-то давал? Почто не смазал?
– Оси они, что! Оси хороши, на них хоть и не смазаны, хоть куда доедешь!
Разговор как всегда в таких случаях начал вязнуть во взаимных обвинениях и упреках, когда уже никто не может ни в чем разобраться и, тем более, найти виноватого. До создания государственных комиссий, которые после долгой напряженной, хорошо оплачиваемой работы и сложных экспертиз иногда могут определить вину ответственного лица, было еще далеко, а ехать нужно было сейчас и как можно быстрее. Однако, что было делать, когда толстая дубовая ось сломалась пополам, поломаны спицы и покорежены втулки обоих колес, я не знал.
– В кузню бы надо, – подал совет специалист по смазанным осям Петр, – коли уж кузнец не сможет, тогда уж оно того! А смазать, оно и опосля можно. Почему же не смазать!
Однако до смазки было еще так далеко, что впору хвататься за голову.
– Слушай, Антон, – обратился я к предку, – давай оставим рыдван здесь ремонтировать и поедем налегке в коляске. Я ведь так и с ума сойду! Ты представляешь, каково Але одной!
Поручик серьезно посмотрел мне в глаза и бледно улыбнулся:
– И что ты всё спешишь! Ну, приедешь ты в Петербург, и что? Тайную экспедицию приступом возьмешь? Только сам голову потеряешь и Алевтину погубишь. С Алиным талантом людей понимать, ей сам черт не брат, она лучше тебя сумеет кого и как нужно вокруг пальца обвести.
– О чем это ты? – удивленно спросил я. То, что моя жена после смертельной болезни и запредельно высокой температуры вдруг начала понимать, о чем думают окружающие, знали только мы с ней вдвоем.
– О том. Неужто сам не заметил? Твоя Аля людей насквозь видит! С ней говоришь, и страшно делается – как будто сквозь лорнет тебе в душу смотрит.
– Ну, ты скажешь, – промямлил я. – Представляешь, как девочке страшно и одиноко, под арестом, одной среди чужих людей, – говорил я, понимая умом, что предок прав, и эмоциями, как и лбом, стены Петропавловской крепости не пробьешь.
– Ты думаешь, я от гордыни с этим катафалком связался? – кивнул он на рыдван. – Тебя, дурня, жалею. Пусть кому интересно, куда мы спешим, не думают, что ты против царского приказа бунтарь. И в Санкт-Петербург не спешно летишь с крамолой, а приехал тихим ходом по своим делам. Может, пока мы доберемся до столицы, всё и разрешится, и получишь свою Алевтину, или как ее теперь зовут, Амалию, в целости и сохранности.
Признаться, я впервые слышал от предка такие разумные и, главное, длинные речи. Обычно он бывал лаконичен и больше произносил краткие тосты, чем связные фразы.
– Наверное, ты прав, – признал я, глядя на дорогу, по которой со стороны села к нам приближалось изящное ландо, запряженное великолепной вороной лошадью.
– Посмотри, это вероятно местный помещик.
Антон Иванович оглянулся на подъезжающего господина средних лет, весьма благородной наружности.
– Здравствуйте, господа! – произнес тот, приказывая кучеру в ливрее и треугольной шляпе остановиться возле нас. – У вас, как я погляжу, поломка!
– Ось, будь она неладна! – пожаловался Антон Иванович. – Ума не приложу, что теперь делать.
Седой джентльмен сочувственно улыбнулся, вышел из ландо и обошел завалившуюся карету.
– Странно, – удивленно сказал он, – у вас треснула поперечная осевая балка, весьма редкая поломка.
– Тот-то и оно.
– Однако я думаю, особенно беспокоиться не о чем, у нас прекрасный кузнец, он всё мигом починит.
– Будем премного благодарны, – поблагодарил предок, – позвольте представиться, – он назвался сам и отрекомендовал меня: – а это мой родственник, Алексей Григорьевич Крылов, путешествует по собственной надобности.
– Карл Францевич фон Герц, здешний управляющий, – в свою очередь назвался джентльмен. – Буду рад пригласить вас господа, пока идет ремонт, погостить в нашем имении. Графиня Закраевская нынче больна, но гостям у нас всегда рады.
– Удобно ли беспокоить больную? – засмущался Антон Иванович.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики