науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы вошли через мягко открывшуюся дверь и поднялись на второй этаж по белоснежным ступеням лестницы, инкрустированным черными символами, напоминающими какие-то кабалистические знаки.
– Это что за порода мрамора? – спросил я фон Герца, чтобы сделать ему приятное.
– Пентелеконский, – ответил он. – Алексей Григорьевич, умоляю, будьте осторожны и внимательны, Зинаида Николаевна очень слаба, и рокового кризиса можно ждать каждую минуту.
– Графиню зовут Зинаида Николаевна? – переспросил я, впервые услышав имя и отчество Закраевской.
– Точно так, – подтвердил управляющий. Дойдя до второго этажа, мы остановились перед лимонного цвета дверью украшенной тончайшей резьбой.
– Дальше я не пойду, чтобы не беспокоить страдалицу. В будуаре вас встретит камеристка, она предупреждена.
Франц Карлович открыл дверь и, пропустив меня внутрь, осторожно прикрыл ее за моей спиной. В комнате, в бархатном кресле, у задернутого гардиной окна сидела молодая бледная девушка с припухшими глазами. При виде меня она встала и шепотом спросила:
– Вы доктор?
Я молча поклонился.
– У графини в комнате темно, это вам не помешает при осмотре? Она теперь совсем не переносит света.
– Ничего страшного, попробую осмотреть ее в темноте, – пообещал я, усмехаясь многозначному: «осмотреть в темноте».
– Тогда следуйте за мной, – сказала девушка, – подавая мне теплую, сухую руку с тонкими, почти детскими пальцами.
Мы на цыпочках прошли внутрь темного помещения, как я понял по тонкому аромату, – спальню хозяйки.
– Зинаида Николаевна, – не сказала, а прошелестела камеристка, – к вам пришел доктор.
Я постепенно привыкал к темноте и начал различать предметы. Кровать больной стояла как трон посередине большой комнаты.
– Я вам помогу, – прошептала девушка и подвела меня к ней.
Рассмотреть больную в темноте было невозможно, я присел на пуфик возле изголовья и попросил:
– Сударыня, позвольте вашу руку.
Графиня едва слышно вздохнула, и к моей руке прикоснулись ее пальцы. Я перехватил тонкое запястье и нащупал пульс. Он был вполне удовлетворительный с хорошим наполнением.
– Что у вас болит? – шепотом спросил я, отпуская руку.
– Ах, доктор, я не знаю. Пожалуй, голова. И я совсем не могу видеть света, – прошелестело в ответ.
Для пожилой женщины у Зинаиды Николаевны была очень нежная, мягкая кожа и красивый, молодой голос.
– Позвольте, я положу вам ладонь на лоб, – сказал я, уже отчетливо видя силуэт лежащей на подушке головы в короне густых волос.
– Извольте, – разрешила графиня.
Я протянул руку и прикоснулся ко лбу, он был прохладен – температуры у больной не было.
– Теперь я буду двигать над вами руками, а вы закройте глаза и постарайтесь расслабиться, – попросил я. – Представьте, что вы лежите в теплой воде и вам хорошо и спокойно.
– Да, – ответила женщина и затихла.
Я начал водить руками над ее телом, закрытым тонким шелковым одеялом. Мышцы у меня напряглись, и заныла недавняя рана.
Сначала графиня лежала совершенно неподвижно, но несколько минут спустя, начла дрожать.
– Вам нехорошо? – спросил я. – Прекратить?
– Нет, хорошо, – ответила она чуть громче и отчетливее чем раньше. – Пожалуйста, еще!
Я вновь сосредоточился на своих ладонях и попытался проконтролировать, какие места ее тела отзываются на мои пассы. Когда занимаешься экстрасенсорным лечением, довольно быстро начинаешь ощущать разницу между здоровыми и больными участками. Как мне показалось, у Зинаиды Николаевны были небольшие проблемы с печенью и желудком. В остальном, для пожилой женщины, она была практически здорова. От нервного и мышечного напряжения я начал уставать и сильно вспотел. В комнате насыщенной ароматами духов было душно и влажно.
– Вот на сегодня и всё, – сказал я, когда почувствовал, что ощущение собственной усталости не дают пробиться к больной.
– Что это было? – спросила больная, открывая глаза. – Что вы со мной делали?
– Это такое бесконтактное, экстрасенсорное лечение, – по привычке, мутно и непонятно, ответил я, постепенно приходя в себя. – Меня ему научили инки и ацтеки.
Обычно чем непонятнее звучали объяснения, тем больше доверия вызывал своей ученостью врач.
– Доктор, а что это за странный запах? – опять спросила графиня.
– Не знаю, – ответил я, отодвигаясь дальше от постели, – вероятно, флюиды выздоровления.
Теперь, когда я почти привык к темноте комнаты, мне показалось, что графиня не так уж и стара. «А почему, собственно, мы решили, что она старуха?» – подумал я, и догадался, что тут дело не обошлось без Пушкина и «Пиковой дамы». Старуха-графиня – тройка, семерка, туз.
– Но я опять ощущаю этот запах! – опять тревожно сказала Зинаида Николаевна. – Откуда он?
– Не знаю, о чем вы. Пожалуйста, не думайте об этом, – категорично сказал я, чтобы закрыть неприятную тему. Не объяснять же было ей, что в духоте непроветриваемой комнаты, при большом мышечном напряжении немудрено и вспотеть. – Вам необходимо постоянно проветривать комнату и больше есть сырых овощей и фруктов. У вас прекрасная оранжерея, там растет всё необходимое для вашей диеты. А теперь позвольте откланяться, вам нужно отдохнуть.
– Нет, доктор, останьтесь, пожалуйста, мне с вами так покойно! И еще этот аромат! Он такой странный!
Вот действительно, дался ей мой запах. Я плотнее запахнул сюртук. Торчать в темной, душной комнате с невидимой женщиной мне было совершенно неинтересно. Пришлось придумывать повод улизнуть.
– Мое присутствие вам будет сейчас вредно. Вам теперь необходимо немного поспать. Только сначала распорядитесь проветрить комнату. А я к вам приду, как только вы наберетесь сил, и повторю свой сеанс.
– Хорошо, доктор, я буду вас ждать!
Я тихо встал, и, неслышно ступая, вышел из спальни. Я так пропотел, что от меня реально разило потом. Камеристка, кажется, тоже это почувствовала и повела из стороны в сторону своим маленьким, чуть вздернутым носиком.
– Ну, как она, доктор? – с неподдельной тревогой спросила девушка.
– Неплохо. Думаю, что у графини нет ничего опасного. Надеюсь, что она скоро выздоровеет.
– Ах, дай-то Бог, Зинаида Николаевна так тяжело больна!
– Время – лечит, – неопределенно ответил я, чтобы избавиться от глупых разговоров и, наконец, выйти на свежий воздух вместе со своим плебейским запахом.
У выхода меня ждало следующее заинтересованное лицо – барон фон Герц. Он ничего не спросил, но тревожно смотрел мне в лицо, видимо ожидая трагического приговора.
– Вы зря волнуетесь, Карл Францевич, – сказал я беззаботным тоном, – с графиней всё в порядке. Сколько я могу судить, для своего возраста она вполне здорова. Кстати, сколько ей лет?
– О, пока не очень много, ей этой осенью исполнится двадцать шесть!
– Да? А мне показалось, вы говорили, что она много старше.
– Я говорил? Не помню, у нас, кажется, не было разговора на эту тему.
– Правда? Значит, мне так показалось. Все как будто ждут, что она вот-вот умрет, и я подумал, что графиня старуха.
– Упаси боже, Зинаида Николаевна еще не старая женщина. Только очень много хворает.
– Она замужем?
– Да, но живет с мужем в разъезде.
– Понятно.
Дальше лезть с расспросами было неловко, и я перевел разговор на рекомендации, чем кормить больную, чтобы у нее наладился желудок.
На этом мы с управляющим расстались, и я вернулся в гостевой дом.
– Ну, что старуха, не померла? – спросил меня Антон Иванович, когда я вошел в наши покои.
– Этой старухе двадцать пять лет и она, сколько можно было рассмотреть в полутьме, премиленькая, – ответил я. – Так что как только она встанет, можешь за ней приударить.
– Да? Чего же ее все хоронят?
– Кто знает, какие у них здесь отношения. Большое богатство так же вредно для здоровья, как и бедность. А эта Зинаида ведет неправильный образ жизни, сидит летом в душной комнате и придумывает себе болезни. Вы сами виноваты, что рано стареете, неправильно питаетесь, ведете разгульный образ жизни…
– Можно подумать, что тебе такая жизнь не нравится! – обижено сказал предок. – Что же ты в таком разе не возвращаешься к своим техническим чудесам!
– Это не от меня зависит, а пить всё равно надо меньше. Вон сколько ликера уже высосал!
– Хороший ликер, настоящий «Шартрез», тебе налить? – спросил предок, наливая себе.
– Налей немного. Как там наши люди?
– Устроились. Рыдван уже на кузнеце, обещают починить. Ну, будь здоров!
Ликер действительно был необыкновенно вкусный и ароматный.
– А это «Бенедиктин», – порекомендовал Антон Иванович следующий сорт, – тоже, я тебе скажу, весьма пикантный напиток.
Выпили и «Бенедиктина». Оба сорта ликеров, судя по вкусу и запаху, были настояны на большом количестве трав и специй.
– Ивана видел? – спросил я.
– Видел, он с этим, как там его, странным человеком, Костюковым. Тот что, действительно, колдун?
– Говорит, что «волхв», а так – кто его знает.
– Посмотрел на меня и сказал, что я скоро женюсь. Думаешь, не врет?
– Жениться тебе давно пора, а то сопьешься.
– Опять ты за свое! Интересно только на ком? Может, на графине Закраевской? Говоришь она премиленькая?
– Графиня замужем, просто разъехалась с мужем.
– Жаль, мне здесь определенно нравится. А как думаешь, наш волхв может точнее сказать?
– Откуда я знаю, пойди и спроси у него сам.
– Это правда, что Костюкова десять лет в яме на цепи держали?
– Не совсем, где-то около полугода, и не в яме, а в домашней тюрьме в Завидово. Хотя хрен редьки не слаще. Завидовской-управляющий Вошин его посадил, тот, что под оборотня косил.
– Что значит «косил», глазом что ли?
– Косил – значит прикидывался. Не знаешь, есть у них здесь баня? Мне нужно пойти помыться.
– Чего это ты среди дня париться затеял?
– Да так, пропылился в дороге.
– Про баню можно у лакеев спросить, у них тут, как я погляжу, всё есть. Всё-таки жаль, что графиня замужем!
На этом мы разошлись. Поручик отправился узнавать свое будущее, а я искать, где бы помыться.
С баней у меня ничего не получилось, она была, но по будничным дням ее не топили, пришлось удовлетвориться локальным омовением в фаянсовой чаше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики