науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

счастье народов империю населяющих. Будь жив Фридрих Великий, мы, рука об руку совокупными усилиями, составили бы счастье всей Европы.
Про Фридриха Великого, прусского короля, чьим то ли офицером, то ли капралом мечтал быть русский император, папаша Павла, Петр III, я немного знал. Фридрих победоносно провоевал всю жизнь, погубил массу людей, разорил свою страну и умер лет пятнадцать назад.
Я не стал возражать, а просто делал вид, что слушаю, и внимательно следил за лицом собеседника. В последние годы XX века, когда началась глобальная переоценка ценностей, фигура Павла начала привлекать внимание некоторых историков своей таинственностью и противоречивостью. Стали раздаваться голоса, что этого исторического персонажа неверно поняли, что опороченный как безумец еще в правление сына Александра, пассивно участвовавшего в отцеубийстве, Павел на самом деле был великим реформатором.
Не знаю, за получасовую беседу я не смог составить мнение по поводу его душевного здоровья. На меня царь произвел впечатление обычного не очень умного человека, выдумавшего себе химеру и с завидной параноической последовательностью и энергией пытающегося воплотить ее в жизнь.
Будь он простым обывателем, от его вывихов не было никакого вреда. Слыл бы он, мягко говоря, среди знакомых чудаком и оригиналом, и служил мишенью для насмешек острословов.
Однако в роли самодержца гляделся Павел Петрович жутковато…
Мои размышления неожиданно были прерваны словами царя, коему надоело говорить о Фридрихе и замечательном, послушном народе, населяющем Пруссию:
– Все мои слова, самозваный брат мой, надлежало бы вам передать якобинцам и жирондистам, лазутчиком коих вы являетесь, однако же, боюсь, что после пыток и примерного наказания, которым вас подвергнут, вы не сможете донести до них наших полных глубины истин, самолично изреченных Российским Императором Павлом Романовым.
Я удивленно посмотрел на царя. Переход от прусского короля к революционным французским группировкам был столь неожидан, что я не сразу понял, какую участь уготовил мне спаситель Европы и мира.
– Почему же самозваный? – поинтересовался я, подумав, что с начальством лучше всё-таки разговаривать трезвым, а не после застолья, и краем глаза наблюдая за входящими в кабинет солдатами.
– Потому как вы никогда в великом братстве вольных каменщиков не состояли и слишком мало понимаете в масонстве.
Увы, здесь император был совершенно прав, об этой организации я знал только понаслышке.
– Увести! – брезгливо произнес Павел, облокачиваясь локтем о каминную доску и принимая величественную, «историческую» позу. Жаль только, что каминная полка была высоковата для его роста, и настоящего эффекта не получилось.
Между тем два вошедших в кабинет гвардейца, в одном из которых я опознал своего трактирного приятеля сержанта Преображенского полка Шурку Афанасьева, направили на меня штыки своих кремневых пищалей. Тут-то я понял, что допрыгнуть до царя и взять его в заложники не успею – застрелят или заколют. Посему я остался стоять, где стоял.
Гвардейцы подошли ко мне вплотную и на полном серьезе начали подталкивать штыками к выходу.
Мне оставалось только пожать плечами и подчиниться.
Судя по выражению лица, Афанасьев меня не узнал. Ничего удивительного в этом не было: я, как мог, изменил внешность, цвет волос и был одет в мещанский фрак. Собственно моим остался только рост, который некуда было спрятать.
Вояки вывели меня в коридор, в котором находилось до десяти человек встревоженной дворни.
– Стой! – приказал мне напарник Афанасьева, гвардеец с погонами поручика.
Я остановился, демонстрируя полное спокойствие, даже равнодушие. Поручик сделал знак сержанту и вернулся в кабинет царя за приказаниями.
– Шурка! – тихо сказал я, почти не разжимая губ, пользуясь тем, что вблизи нас никого не было – слуги жались в отдалении, с ужасом глядя на меня. – Шурка, это я, Крылов.
Сержант вгляделся в мое лицо и удивленно вытаращил глаза.
– Алексей! Неужто ты! Какого черта!
– Тише ты, охламон, а то вместе со мной сядешь. Отвечай, не глядя на меня, куда вы меня собираетесь вести?
Афанасьев коротко заржал, и его разбойничья рожа начала расплываться в восторженной детской улыбке. Потом он взял себя в руки и сострил грозную, сосредоточенную мину.
– Значит, добрался-таки до своей крали у курносого под носом. Силен, бродяга! – говорил он, как и я, почти не разжимая губ. – Хорош французский шпион, который акромя «мерси» и «пардон» ни шиша по-французски не понимает!
Дальше развить эту забавную тему ему не удалось, вернулся из царева кабинета поручик, и Шурка замолчал. Офицер наставил на меня штык своего ружья и, наклонившись к уху Афанасьева, что-то ему зашептал.
Шурка серьезно кивал головой, хотя в его глазах прыгали смешливые чертики. Поручик кончил говорить, повесил свою пищаль на плечо и пошел вперед. Афанасьев, свирепо оскалившись, грубо толкнул меня следом за старшим наряда, и мы гуськом двинулись на мою Голгофу.
Шли мы, храня полное молчание. Дождавшись, когда никто нас не видел, Шурка тронул меня за плечо. Я обернулся к нему, кося одним глазом на идущего впереди офицера. Верный слуга царя, лыбясь во весь рот, показал знаками, чтобы я по его команде двинул начальника по затылку, и заговорщицки мне подмигнул. Я подмигнул ему в ответ. Дальше мы продвигались тем же порядком, прекратив всякие сношения.
Несколько раз, когда поблизости никого не оказывалось, я ждал сигнала, мысленно примериваясь, как половчее хватить по башке щуплого офицеришку, но приказ не поступал. Наконец, когда я отчаялся, и мне показалось, что ничего из Афанасьевской задумки не получится, Шурка ткнул меня в спину, и я тут же, не раздумывая, что есть силы, врезал поручика по затылку. Конвоир успел только крякнуть и снопом повалился на землю. В коридоре, кстати, никого кроме нас не было.
– Теперь бей меня и беги! – приказал сержант.
– А ты как?! – с тревогой за него, воскликнул я. За время, что мы петляли по дворцу, я просчитывал, какие могут быть неприятности у симпатяги гвардейца – подставлять его мне не хотелось.
– Завтра расскажу, – осклабился он. – С тебя шампанское! Вон выход в черный двор, там нет караула!
Времени на раздумья у меня не было, и я так же основательно, как поручика, двинул сержанта.
– Давай еще раз! – приказал Шурка, хорошо выдержав удар. – Чтобы следы были!
Мне ничего другого не оставалось, как приложить его «со следами», после чего я рванул к выходу со всей быстротой, на которую был способен.
Однако из дворца я вышел уже не спеша, фланирующей походкой, не глядя по сторонам. На черном дворе было довольно много народа, и на меня никто не обратил внимания. «Хорошо, что это не Михайловский замок, – подумал я, выходя на дворцовую площадь, заполненную торговым и гуляющим людом, – оттуда мне бы так просто не выбраться».
Я был уже на Невском проспекте, когда во дворце началась кутерьма, и со стороны Невы послышались ружейные выстрелы. Прохожие с любопытством тянули шеи, интересуясь, что произошло, я же, не оглядываясь, уходил всё дальше от опасного места.
Для того, чтобы зря не светиться своими переодеваниями, кроме «главной ставки» на Содовой улице я обзавелся «конспиративной квартирой» в доходном доме, где снял каморку. Дом был трущобного типа, и жили в нем «отбросы общества». Хозяин, угрюмый гигант с пудовыми кулаками, держал нас, жильцов, в страхе, потому никакой опасности со стороны соседей не существовало. «Отбросы» вели себя скромно и смирно.
Я аккуратно еженедельно платил за хоромы в пять квадратных метров, как за номер в приличной гостинице, вежливо раскланивался с хозяином, и меня никто не беспокоил.
Высокой плата была оттого, чтобы полиция не совала нос в наш дом, хотя большинство типов, его населяющих, были их явными клиентами.
Не знаю, был ли угрюмый амбал-хозяин у властей информатором, или просто отмазывался взятками, но я решил, переодевшись в свое обычное платье, из осторожности не рисковать и больше сюда не возвращаться. Если государь взбесится от моего бегства и меня начнут искать по всему городу, то в первую очередь прочешут заведения вроде этого воровского притона.
Отмывшись и переодевшись, я покинул свое тайное убежище. Передо мной стояла дилемма: лечь на дно или пойти на риск и продолжать жить в столице как прежде. У меня был еще должок перед моими дворцовыми друзьями – ужин, который я им обещал.
Понятно, что ради пьянки с двумя придурками я не стал бы класть голову на плаху, но мне не хотелось терять с ними связи. Однако если истопников вычислят и раскрутят, трактир, где мы договорились встретиться, станет для меня капканом.
Поразмыслив, я решил рискнуть. До оговоренной встречи оставалось чуть больше двух часов, и я понадеялся, что за это время их просто не успеют допросить. Если же успеют и свяжут со мной, то вряд ли смогут организовать захват.
Самое простое для следствия было бы проследить мой путь во дворце и понять, как и с чьей помощью, я туда попал. Однако для этого необходимо владеть логикой и уметь принимать простые, эффективные решения.
Почему-то все люди приходящие в нашей стране к власти, этих качеств начисто лишены. Я был почти уверен, что сейчас вся полиция будет искать мифических «жирондистов-якобинцев» или подбирать на их роль козла отпущения. Будь по-другому, мы с вами жили бы в скучном, сытом, правовом государстве западного толка, а не стреляли бы друг в друга в подъездах домов.
Я сел на извозчика и отправился на квартиру Антона Ивановича, где вновь переоделся, теперь уже в мещанское платье, после чего, раньше оговоренного времени, отправился к трактиру. Никакой суеты вокруг него не было, и «люди в штатском» не гуляли в окрестностях со скучающим видом. В договорное время показались мои «френды» с лицами, полными скрытого ожидания, и я безо всякого страха вошел в питейное заведение следом за ними. Они уже успели занять столик в парадной части зала и приветствовали меня радостными улыбками.
– Ты чего же опаздываешь, Григорьич? – попрекнул меня Евпатий, хотя сам явился двумя минутами раньше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики