науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Вы, милостивый сударь, такой мастер, что мне, право, боязно с вами играть!
– A коли боязно, так и не играйте, – небрежно ответил я. – Что за нужда вам начинать? Отдайте, как условлено, деньги маркеру, а кому разбивать, решим по жребию.
Мордатый пожал плечами и согласился. Каждый из нас отсчитал свою ставку маркеру. Бросили монету. Разбивать выпало профи. За те два дня, что я наблюдал за игроками, ему ни разу не удавалось положить больше пяти шаров за подход. Оставалось надеяться, что если ему не будет необычайно везти, то забить больше не удастся и сегодня. Если ему удастся выиграть партию, то весь мой спектакль летел в тартарары, и я оказывался совсем без денег.
Публика напряженно следила, как маркер устанавливает пирамиду. Профи стоял, скромно потупившись, видимо, продумывая тактику. По-моему, он не знал, что предпочесть, обыграть меня сразу, или дать глубже заглотить наживку, а потом уже раздеть догола. На мое счастье, он предпочел второй вариант. Мой талант игрока в этом трактире явно не котировался.
Первый шар профи чуть задел пирамиду и мягко вошел в левую дальнюю лузу. Теперь сопернику предстояло отрывать шары от плотной кучи, что делать было довольно сложно. Второй шар ему удался, а вот третьего он не забил намерено. Скорее всего, его убедил мой спектакль, и он решил дать мне раззадориться.
Оставаясь в образе лоха, я лихо разнес пирамиду, забив действительно случайный шар, так называемого «дурака», в среднюю лузу. Теперь расклад на поле оказался для меня очень удачен. На три легких шара я мог твердо рассчитывать, а дальше как будет угодно судьбе. Перед лицом большой ставки я позволил себе меньше кривляться и приобрести туповато-задумчивый вид. Тем не менее, чтобы польстить почтенной публике, продолжал разводить локти, ставить ноги циркулем и бить из неудобных положений.
Впрочем, на счет это не влияло – шары катились куда надо, и после трех верных и простых я забил пятый по счету, как будто случайный, рикошетом от стенки.
Теперь диспозиция стала достаточно сложной, чтобы противник мог воспользоваться моим промахом и с одного захода окончить партию. Ни с его, ни с моим классом игры, нельзя было вероятно рассчитывать на скорую и легкую победу.
Так и случилось. Очередной мудреный шар я не забил. Профи, имея только два очка против моих пяти, бросил валять дурака и сумел сравнять счет. Честно говоря, такого я от него не ожидал. Шары он взял очень трудные.
Трактирные посетители всей массой следили за игрой. Было непривычно тихо, только из соседнего зала слышались два громких пьяных голоса. В принципе, я мог бы попытаться окончить партию за один подход, но позиция была настолько сложной, что удайся мне забить подряд три шара, весь спектакль развалился бы под тяжестью «неопровержимых доказательств».
С другой стороны, профи мог кончить партию с любой моей подставки. Я рискнул, сделал дурацкий удар, на самом деле так называемый «отбой», после которого шары расположились таким образом, что забить очередной шар мог бы только настоящий мастер.
Сопернику ничего другого не оставалось, как вступить со мной в позиционную борьбу или рискнуть, что он на свое несчастье и сделал. Однако пить шампанское ему не пришлось. Попасть в лузу получилось, а шары расположились на поле так, что я смог окончить партию на одном «везении», без демонстрации хорошей игры.
Потрясенная публика наблюдала, как провинциальный придурок засовывает в свой портмоне целое состояние. На моего противника было жалко смотреть. Он следил за уплывающими деньгами с таким нескрываемым ужасом, что я обеспокоился за его рассудок.
– Не дадите ли вы мне, сударь, реванша? – трясущимися губами спросил он.
– Извольте, – легко согласился я. – Какова ваша ставка? Давайте по две тысчонки?
– Давайте-с, – засуетился профи, – только-с, наличных у меня с собой нету-с, извольте-с, под честное слово-с.
– Ну, что вы, голубчик, как вам не стыдно такое предлагать. Мы ведь даже-с не знакомы-с. Обеспокойтесь призанять у приятелей.
– Так вот беда-с, ни у кого с собой нет-с такой наличности-с, – промямлил он.
– Ну, на нет и суда нет, – успокоил я. – Как-нибудь в другой раз сыграем. Может, кто из господ желает партийку?
Желающих почему-то не оказалось. Я расплатился с трактирщиком за ужин и аренду стола, щедро дал «на чай» половому и полюбопытствовал, где в заведении находится нужник. Это слово только-только входило в обращение. О «туалете» на Руси еще не слыхивали.
Иван, во время игры со стороны наблюдавший мои выкрутасы, пошел следом, прикрывая меня с тыла, и мы удалились через черный ход, «по-аглицки» не прощаясь, дабы не будить у присутствующих нездоровых фантазий по поводу пухлого бумажника.
Пока молва об удачливом лохе не успела широко распространиться в узких кругах столичных игроков, я в тот же вечер сделал еще два набега на мастеров кия, с таким же оглушительным результатом. После чего перестал на время посещать питейные заведения с бильярдными столами.
За один вечер мне удалось поправить свое материальное положение, и жизнь в Петербурге сделалась не такой тоскливой. Первым делом после выигрышей, я посетил портного и сапожника, где оставил около тысячи рублей, зато вскоре сделался вполне «петербургским денди».
Петербург 1799 года был большим, для своего времени, городом, численность его постоянного населения составляла 220 тысяч человек. Кроме местных жителей, как и в любой столице, здесь толклась масса пришлого люда непонятного звания и состояния, в том числе 25 тысяч иностранцев. Поэтому, несмотря на то, что многие жители с чадами и домочадцами разъехались по имениям и летним дачам, посетителей в злачных местах хватало.
Меня многолюдство устраивало из-за боязни привлечь к себе ненужное внимание. Пока всё складывалось удачно, и никто не обращал на меня внимания, хотя, думаю, в провинциальном городе с таким как в Петербурге числом жителей, я непременно заинтересовал бы компетентные органы. Как я ни старался казаться таким как все, но всё-таки отличался от среднестатистического обывателя хотя бы редким для этой эпохи ростом.
Постепенно я начал перенимать манеру поведения золотой молодежи. Переодевшись в хороший костюм самого наимоднейшего покроя, натянув на свои ручищи с трудом подобранные лайковые перчатки, почти слился с узкими народными массами, прожигающими жизнь и состояния.
Теперь я не казался белой вороной в дорогих заведениях и смог свести несколько казавшихся полезными знакомств с офицерами престижных полков, участвовавших в охране императорского дворца.
Однако вскоре выяснилось, что ни новые знакомые, ни ставший мне почти другом и частым собутыльником Преображенский сержант Афанасьев, которому я помог в драке, ничем быть мне полезными не могут.
Золотая молодежь говорила о чем угодно, только не о службе. Причем это «что угодно» было однотипно: пьянки и женщины.
Вволю наслушавшись пикантных историй о молоденьких женах вельможных стариков и их пылких юных любовниках; тайных борделях; смертельных попойках; выкраденных богатых невестах, и прочего романтического вздора, даже не пытающегося быть похожим на правду, я потерял интерес к лейб-гвардейскому офицерству и, по совету Ивана, поменял имидж и питейные заведения.
Теперь, вместо модных рестораций, я начал посещать средней руки кабаки и трактиры, которые облюбовали мещане и мелкие чиновники.
Оказалось, что они много больше интересуются политическими перипетиями и дворцовыми интригами, чем представители бомонда. Правда, в подслушанных мною разговорах было так же мало подлинных фактов и так же много пустых домыслов, как и в наше время.
Местами моего частого времяпровождения были и ресторации на другом конце Невского проспекта, вблизи Зимнего дворца. Я умеренно покучивал, пытаясь завести знакомства с царской прислугой. Отличить дворовую челядь, даже если она одета в статское, можно было по «понтам» и высокомерию.
Глава тринадцатая
Снобизм маленького человека, имеющего возможность запросто лицезреть сильных мира сего, – забавная штука. Стоит только проявить интерес и уважение к такому «приближенному к телу», как полотер или кухонный мужик начинает раздуваться от гордости и собственного неутоленного величия. В основном мои «новые друзья» оказывались врунами и мелкими авантюристами, зарабатывающими свой дармовой стакан водки у легковерных провинциалов, желающих хоть как-то прикоснуться к сильным мира сего. Однако, в конце концов, мне повезло. В грязноватом трактире Прохорова недалеко от Воспитательного дома, я познакомился с настоящим истопником из дворца.
По летнему времени, мой новый знакомый был не у дел и каждый вечер торчал в трактире, потчуя посетителей историями из своей дворцовой жизни. Звали истопника экзотическим именем Евпатий. Происходил он из государевых экономических крестьян и попал в Зимний дворец по большому блату. В Питере он обретался сравнительно недавно, года три, и еще окончательно не привык к городской жизни.
Судя по всему, приятных знакомых и друзей в городе у него не было и, обретя внимательного и благодарного слушателя, он принялся изливать на меня все накопленные за эти годы впечатления. Вникать в его косноязычные речи было утомительно, еще труднее понимать, что он, собственно, говорит, но я постепенно приноровился и получил много интересной информации.
Присутствие при разговорах таких незначительностей, как мой Евпатий, никем из людей значительных обычно во внимание не принимается, обслуга представляется великому человеку как бы одушевленной частью обстановки. К тому же у моего нового знакомца было на редкость глупое лицо, совершенно, кстати, не соответствующее его цепкой природной хватке, наблюдательности и понятливости. Он помнил и знал прорву народа, основательно разбирался во взаимоотношениях между членами царской фамилии и главнейшими вельможами.
Понятно, что сам император, помазанник Божий, и члены августейшей фамилии, были для Евпатия богоравными владыками. Об остальных обитателях дворца он говорил покровительственным тоном, называя их просто по именам или прозвищам. По рассказам моего нового друга выходило, что вторым после царя по значимости человеком в Зимнем дворце был старший истопник, а потом уже он сам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики