ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее глаза приобрели голубовато-зеленоватый оттенок зубной пасты «Аква
фреш». Она повсюду следовала за мной взглядом, а в ее головке роились мысл
и, которые она пока не умела выразить.
Друзья и развлечения отступили для меня на второй план. Я катала Карринг
тон в коляске, кормила ее, играла с ней и укладывала спать. Это не всегда бы
ло просто. Каррингтон оказалась таким беспокойным ребенком, что ее повед
ение иногда давало повод заподозрить у нее приступы колик.
Но педиатр сказал, что диагностировать колики можно лишь в том случае, ко
гда ребенок плачет не меньше трех часов в день. Каррингтон плакала около
двух часов и пятнадцати минут, а остальное время просто вела себя беспок
ойно. В аптеке приготовили какую-то микстуру Ц «укропную воду», так она н
азывалась, Ц похожую по цвету на молоко, жидкость с запахом лакрицы. Я дав
ала ее Каррингтон по несколько капель до и несколько после кормления, и э
то, кажется, немного помогало.
Кроватка ее стояла в моей комнате, и поэтому, услышав ее первая, я обычно с
ама вставала к ней по ночам. Каррингтон просыпалась по три-четыре раза за
ночь. Вскоре я приучилась перед тем, как лечь спать, заранее готовить буты
лочки и ставить их в ряд в холодильнике. Мой сон сделался чутким, одно ухо
на подушке, другое Ц в ожидании сигнала от Каррингтон. Едва лишь заслыша
в ее сопение и ворчание, я мигом вскакивала с постели, бежала греть бутыло
чку в микроволновке и спешила назад. Следовало все делать быстро, иначе К
аррингтон так могла разойтись, что успокоить ее потом было не так просто.

Я обычно сидела в кресле-качалке, постепенно наклоняя бутылочку, чтобы К
аррингтон не всосала воздух, а она в это время своими крошечными пальчик
ами теребила мои руки. Я так уставала, что чувствовала себя как в бреду, ре
бенок тоже, и мы обе всецело сосредоточивались на том, чтобы поскорее нап
олнить ее желудок молочной смесью и снова уснуть. Пока она поглощала око
ло четырех унций питания, я держала ее у себя на коленях в сидячем положен
ии, и ее тельце безвольно висло на моей руке, как набитая шариками мягкая и
грушка. Как только Каррингтон срыгивала, я клала ее обратно в кроватку и с
ама, как раненое животное, заползала в постель. Никогда не думала, что могу
дойти до такой степени физического изнеможения, которое граничит с боль
ю, или до того, что сон может приобрести для меня такую ценность, что за оди
н лишний его час я буду готова продать душу.
Неудивительно, что мои успехи в школе не впечатляли. По предметам, которы
е всегда давались мне легко Ц по английскому, истории и обществознанию,
Ц я по-прежнему успевала. Но по математике мое положение было просто ахо
вым. Каждый день я скатывалась все дальше и дальше вниз. Очередной пробел
в знаниях накладывался на следующий, каждый урок становился труднее пре
дыдущего, и в конце концов дошло до того, что я начала приходить на уроки м
атематики с нервными спазмами в желудке и частотой пульса чихуахуа. Итог
овая контрольная в середине полугодия являлась решающей: получив на ней
плохую отметку, я была обречена пребывать с клеймом отстающей все оставш
ееся полугодие.
За день до контрольной я чувствовала себя полной развалиной. Мое беспоко
йство передалось Каррингтон, которая плакала, когда я брала ее на руки, и в
опила, когда я клала ее в кроватку. Так совпало, что в тот день маму приглас
или поужинать друзья с работы, и это означало, что часов до восьми-девяти
ее дома не будет. Я собиралась попросить мисс Марву посидеть с Каррингто
н лишних пару часов, но та, когда я пришла к ней за ребенком, встретила меня
с прижатым к голове пузырем со льдом. Она сказала, что у нее началась мигре
нь, и как только я забрала у нее Каррингтон, сразу же собралась, приняв таб
летку, лечь в постель.
Мне не было спасения. Даже если б у меня и нашлось время позаниматься, толк
у от этого вышло бы мало. В состоянии безысходности и в невыносимом отчая
нии я прижимала Каррингтон к груди, а та не переставая орала мне в ухо. Хот
елось во что бы то ни стало заставить ее замолчать. Так и тянуло заткнуть е
й рот рукой, сделать все равно что, лишь бы этот крик прекратился.
Ц А ну перестань, Ц выкрикнула я в бешенстве, ощущая, как у меня самой щип
лет глаза от слез. Ц Перестань плакать сейчас же.
Почувствовав прозвучавшую в моем голосе злость, Каррингтон закатилась
с новой силой, захлебываясь от плача. Любой, услышав в этот момент с улицы
ее крик, определенно решил бы, что тут происходит смертоубийство.
В дверь постучали. Ничего не видя перед собой, я потащилась к двери, моля Б
ога, чтобы это оказалась мама, у которой не состоялся ужин и она вернулась
домой. С извивающимся ребенком на руках я открыла дверь и сквозь туман сл
ез увидела на пороге высокую фигуру Харди Кейтса. Господи! Я не могла реши
ть, был ли он тем, кого я больше всего хотела видеть, или, напротив, тем, кого
я хотела видеть в последнюю очередь.
Ц Либерти... Ц Он вошел, озадаченно глядя на меня. Ц Что происходит? С реб
енком все в порядке? Тебя кто-то обидел?
Я помотала головой и собралась было заговорить, но вместо этого вдруг за
ревела так же горько и безудержно, как Каррингтон. У меня из рук взяли ребе
нка, и я вздохнула с облегчением. Харди прижал девочку к своему плечу, и он
а мгновенно успокоилась.
Ц А я думаю, дай зайду узнаю, как ты тут, Ц сказал он.
Ц О, у меня все просто замечательно, Ц отозвалась я, вытирая рукавом гла
за, из которых градом катились слезы.
Харди свободной рукой привлек меня к себе.
Ц Ну-ка, Ц пробормотал он в мои волосы, Ц расскажи мне, в чем дело, детка.

Я, рыдая, залепетала о математике, о грудных детях и о том, что недосыпаю, а л
адонь Харди медленно двигалась по моей спине. Две воющие женщины в руках,
казалось, не смутили его, и он прижимал нас обеих к себе до тех пор, пока в тр
ейлере все не стихло.
Ц У меня в заднем кармане носовой платок, Ц сказал он, скользнув губами
по моей мокрой щеке.
Я запустила пальцы в карман Харди и, коснувшись его крепкого зада, покрас
нела. Затем поднесла платок к носу и резко высморкалась. А Каррингтон гро
мко рыгнула. Я удрученно покачала головой, слишком усталая, чтобы стыдит
ься из-за того, что мы с сестрой своим видом способны внушить отвращение,
причиняем другим беспокойство и совершенно себя распустили.
Харди издал смешок. Слегка наклонив мою голову назад, он заглянул в мои по
красневшие глаза.
Ц Ну и видок у тебя, Ц откровенно сказал он. Ц Ты болеешь или просто уста
ла?
Ц Устала, Ц прохрипела я. Он пригладил мои волосы.
Ц Иди полежи, Ц сказал он.
Предложение звучало так заманчиво и так невероятно, что мне пришлось сти
снуть зубы, чтобы сдержать новый поток рыданий.
Ц Я не могу... ребенок... контрольная по математике.
Ц Иди приляг, Ц мягко повторил Харди. Ц Я разбужу тебя через час.
Ц Но...
Ц Не спорь. Ц Он тихонько подтолкнул меня по направлению к спальне. Ц И
ди, иди.
Переложив свою ответственность на другого, я ощутила ни с чем не сравним
ое облегчение. Я обессиленно, как будто пробираясь по зыбучим пескам, поб
рела в спальню и свалилась на кровать. Мое истерзанное сознание настойчи
во повторяло, что не следовало обременять своими заботами Харди. По край
ней мере нужно было объяснить, как готовить молочную смесь, где лежат под
гузники и влажные салфетки. Но я заснула, едва моя голова коснулась подуш
ки.
Казалось, прошло не более пяти минут, когда я почувствовала руку Харди на
своем плече. Со стоном повернувшись, я посмотрела на него затуманенными
глазами. Каждая клеточка моего тела протестовала против необходимости
просыпаться.
Ц Час прошел, Ц прошептал Харди.
Он наклонился надо мной. Спокойный и свежий, он был полон жизненных сил, ко
торые казались неисчерпаемыми, и я подумала, что было бы неплохо, если б он
немного ими со мной поделился.
Ц Я помогу тебе, Ц сказал он. Ц Я хорошо секу по математике.
Ц Не утруждайся. Мне уже ничем не поможешь, Ц ответила я угрюмо, словно н
аказанный ребенок.
Ц Неправда, Ц возразил он. Ц Когда я с тобой позанимаюсь, ты усвоишь все,
что тебе требуется.
Тут до меня дошло, что в доме тихо Ц уж слишком тихо, Ц и я подняла голову.

Ц А где ребенок?
Ц Она с Ханной и моей матерью. Они с ней посидят пару часов.
Ц Они... они... но этого нельзя! Ц Одной мысли о том, что моя беспокойная сест
ра находится на попечении миссис Джуди Кейтс, по прозвищу Пожалеешь розг
у Ц испортишь дитя, хватило бы, чтобы спровоцировать у меня сердечный пр
иступ. Я села на кровати.
Ц Да ладно тебе, Ц сказал Харди. Ц Я отнес им с Каррингтон пакет подгузн
иков и две бутылочки молочной смеси. С ней все будет в порядке. Ц Он широк
о улыбнулся, глядя мне в лицо. Ц Либерти, не волнуйся. Она не умрет, побыв де
нь с моей матерью.
Стыдно признаться, но, чтобы заставить меня встать с постели, Харди потре
бовались уговоры и даже угрозы. Ему, без сомнения, думала я, куда привычнее
уговаривать девчонок ложиться в постель, чем вставать с нее. Пошатываяс
ь, я добралась до стола и шлепнулась на стул. Передо мной лежали аккуратна
я стопка учебников, миллиметровки и три недавно отточенных карандаша. Ха
рди зашел в кухоньку и вернулся оттуда с чашкой сладкого кофе, щедро сдоб
ренного сливками. Моя мама была заядлой кофеманкой, но я его не выносила.

Ц Я не пью кофе, Ц проворчала я.
Ц Сегодня будешь, Ц сказал Харди. Ц Пей.
Сочетание кофеина, тишины и беспощадного терпения Харди сотворило чудо.
Харди методично и последовательно проходил со мной тему за темой, подроб
но объясняя все нюансы, пока я наконец не начинала их понимать, и снова и с
нова отвечал на одни и те же вопросы. За один день я усвоила больше, чем за м
ногие недели уроков математики.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики