ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я вошла в дом. Флип валялся на диване с пивом, а мама расставляла банки в ку
хонном шкафу.
Ц Привет, Либерти, Ц приветствовал меня Флип.
Ц Привет, Флип. Ц Я прошла в кухню, чтобы помочь матери. Ее гладкие светлы
е волосы сияли, освещенные дневной лампой. Мама была блондинкой с тонким
и чертами лица, загадочными зелеными глазами и трогательным ртом. О ее по
разительном упрямстве намекала лишь резкая, четкая линия подбородка, за
остренного, как нос старинного корабля.
Ц Либерти, ты отдала чек мистеру Сэдлеку?
Ц Да. Ц Взяв пакеты с пшеничной и кукурузной мукой и сахаром, я убрала их
в буфет. Ц Мам, он конченый придурок. Обозвал меня черномазой.
Мама резко развернулась ко мне лицом. Ее глаза метали молнии, лицо пошло к
расными пятнами.
Ц Вот скотина! Ц воскликнула она. Ц Надо же! Флип, ты слышал, что говорит
Либерти?
Ц Нет.
Ц Он назвал мою дочь черномазой.
Ц Кто?
Ц Луис Сэдлек. Управляющий ранчо. Флип, оторви наконец от дивана свою зад
ницу и пойди поговори с ним. Сейчас же! Скажи, что если он еще хоть раз сдела
ет это...
Ц Милая, сейчас это слово уже ничего такого не означает, Ц запротестова
л Флип. Ц Так уже все говорят. Без всякой задней мысли.
Ц Не смей оправдывать его! Ц Мама обняла и прижала меня к себе, словно бы
защищая. Удивленная ее бурной реакцией (ведь меня, в конце концов, так обзы
вали не в первый раз и, уж конечно, не в последний), я еще с минуту оставалась
в ее объятиях, а потом высвободилась.
Ц Да я не переживаю, мам, Ц сказала я.
Ц Всякий, кто так говорит, доказывает лишь, что сам он тупая скотина, Ц от
чеканила она. Ц В мексиканцах ничего дурного нет. Ты сама знаешь. Ц Мама
огорчилась за меня больше, чем я.
Я всегда остро сознавала, что не похожа на маму. Стоило нам с ней где-нибуд
ь появиться, как нас начинали с любопытством разглядывать. Мама беленька
я, словно ангелочек, а я Ц черноволосая, явно из латиносов. Я уже давно сми
рилась с этим. Быть мексиканкой наполовину Ц все равно что быть ею на сто
процентов. А потому меня неизбежно будут обзывать черномазой, хотя я кор
енная американка и Рио-Гранде толком не видела.
Ц Флип, Ц не унималась мама, Ц ты идешь или нет?
Ц Не надо, Ц сказала я, жалея, что рассказала ей. Трудно было представить
себе, как это Флип будет утруждаться из-за того, что явно считает ерундой.

Ц Милая, Ц запротестовал Флип, Ц не вижу смысла ссориться с хозяином в
первый же день...
Ц Смысл в том, что ты должен быть мужиком и постоять за мою дочь. Ц Мама ме
тнула в него гневный взгляд. Ц Я сама сделаю это, черт возьми.
С дивана донесся протяжный страдальческий стон, но никакого движения, кр
оме нажатия большим пальцем на кнопку пульта дистанционного управлени
я, не последовало.
Я забеспокоилась:
Ц Мам, ну не надо. Флип прав, это ничего такого не значило. Ц Я чувствовала
каждой клеточкой своего тела, что маму следует держать от Луиса Сэдлека
подальше.
Ц Ничего, я быстро, Ц с каменной непреклонностью сказала мама, разыскив
ая свою сумочку.
Ц Мам, ну пожалуйста, ну я прошу тебя. Ц Я лихорадочно пыталась придумат
ь способ отговорить ее от этой затеи. Ц Пора ужинать. Я хочу есть. Я действ
ительно ужасно хочу есть. Давай поедим, а? Давайте разведаем, где в городе
кафетерий. Ц Я знала, что все взрослые, в том числе и мама, любят ходить в ка
фетерий.
Мама, остановившись, взглянула на меня. Ее лицо смягчилось.
Ц Ты же терпеть не можешь питаться в кафетерии.
Ц А я стала входить во вкус, Ц не сдавалась я. Ц Мне уже нравится есть с п
односов с разными отделениями. Ц Заметив обозначившуюся на ее лице улыб
ку, я прибавила: Ц Если повезет, сегодня для пожилых будут скидки, и нам уд
астся накормить тебя за полцены.
Ц Ах ты, нахалка! Ц воскликнула мама, внезапно расхохотавшись. Ц Да я чу
вствую себя пожилой после переезда. Ц Решительно войдя в большую комнат
у, она выключила телевизор и заслонила собой гаснущий экран. Ц Флип, подъ
ем.
Ц Я же пропущу «Рестлингманию», Ц запротестовал он, садясь на диване. Ег
о косматые патлы с одной стороны примялись от лежания на подушке.
Ц Ничего, от начала до конца ты все равно ее не посмотришь, Ц сказала мам
а. Ц Немедленно вставай, Флип... а не то я спрячу от тебя пульт на целый меся
ц.
Тяжко вздохнув, Флип поднялся с дивана.
На следующий день я познакомилась с сестрой Харли Ханной, на год младше м
еня, но почти на целую голову выше. У нее были по-атлетически длинные руки
и ноги Ц характерная для всех Кейтсов черта. Она была скорее яркой, чем кр
асивой.
Все Кейтсы были физически развитыми, любили соревнования и озорные выхо
дки Ц полная мне противоположность. Ханну, единственную дочь в семье, пр
иучили ничего не бояться и не жалея головы ввязываться в любую авантюру,
какой бы невероятной она ни представлялась. Подобное безрассудство выз
ывало во мне восхищение, хотя сама я была далека от этого. Ханна наставлял
а меня, что там, где жизнь лишена приключений, их нужно искать.
Своего старшего брата Ханна просто обожала и говорить о нем любила почти
так же, как я любила о нем слушать. Она сообщила, что Харди закончил учебу в
прошлом году, но встречался со старшеклассницей по имени Аманда Татум. Д
евчонки за ним бегали уже с двенадцати лет. Харди занимался изготовление
м и починкой колючей проволоки для местных фермеров и оплатил в рассрочк
у мамин пикап. До того как порвать какие-то там коленные связки, он играл з
ащитником в футбольной команде, а дистанцию в сорок ярдов преодолевал за
4,5 секунды. Он умел подражать почти любой, какую ни назови, птице в Техасе о
т синицы до дикой индейки. И по-доброму относился к Ханне и двум своим мла
дшим братьям.
Ханну, имеющую такого брата, как Харди, я считала самой счастливой девчон
кой на свете. Я завидовала ей, несмотря на нужду, в которой жила их семья. Бы
ть единственным ребенком мне никогда не нравилось. Всякий раз, как меня п
риглашали на обед в дом каких-нибудь друзей, я ощущала себя пришельцем на
чужой земле, примечала, что и как делается, жадно ловила каждое сказанное
слово. Наша с мамой жизнь текла скучно и однообразно, и, хоть мама уверяла,
будто два человека это тоже семья, мне это казалось ненормальным.
Я всегда тосковала по настоящей полноценной семье. Все мои знакомые обща
лись с дедушками и бабушками, троюродными и четвероюродными братьями и с
естрами и даже с совсем дальними родственниками, с которыми раза два в го
д собирались вместе. Я своих родственников не знала. Папа, как и я, был един
ственным ребенком, а его родители умерли. Их род Хименесов из поколения в
поколение жил в округе Либерти. Собственно, так я и получила свое имя Ц я
родилась в городе Либерти, что на северо-востоке от Хьюстона. Хименесы об
основались там еще в девятнадцатом веке, когда мексиканские территории
стали доступны для поселенцев. Позже Хименесы переименовали себя в Джон
сов, и кто-то умер, а кто-то, распродав владения, переехал.
Таким образом, родственники у нас оставались только с маминой стороны. Н
о каждый раз, как я спрашивала ее о них, она замыкалась в себе и отмалчивал
ась, а порой резко обрывала меня, отсылая пойти погулять. Как-то после это
го я даже видела, как она плакала, сидя на кровати и ссутулив плечи, словно
под тяжестью какого-то невидимого груза. Больше я ее о родственниках не р
асспрашивала. Но ее девичья фамилия была мне известна Ц Труитт. Интерес
но, думала я, знают ли Труитты о моем существовании.
Больше всего, однако, меня интересовало, что такого натворила мама, что ее
собственная семья от нее отвернулась.
Невзирая на мои опасения, Ханна настаивала, чтобы я пошла познакомиться
с мисс Марвой и ее питбулями. Не помогли даже мои уверения, что я из-за этих
собак от страха чуть жизни не лишилась.
Ц Тебе лучше подружиться с ними, Ц предупредила Ханна. Ц Они еще раз мо
гут вырваться и выбежать за ворота, но, уже познакомившись с тобой, тебя не
тронут.
Ц Хочешь сказать, они съедают только посторонних?
Свою трусость в данных обстоятельствах я считала вполне обоснованной, н
о Ханна только закатила глаза:
Ц Не будь трусихой, Либерти.
Ц Ты знаешь, чем грозит собачий укус? Ц с возмущением спросила я ее.
Ц Нет.
Ц Кровопотерей, повреждением нерва, столбняком, бешенством, инфекцией,
ампутацией...
Ц Ужас, Ц восхищенно отозвалась Ханна.
Мы шли по главной дороге стоянки, поднимая кроссовками облачка пыли и ра
сшвыривая камешки. Наши непокрытые головы нещадно палило солнце, оставл
яя в местах проборов тонкие полоски ожогов. Когда мы приблизились к учас
тку Кейтсов, я увидела Харди. Он мыл свою старую синюю машину, и его голая с
пина и плечи блестели, точно новенькое пенни. На нем были джинсовые шорты,
вьетнамки и «авиаторские» солнечные очки. Он улыбнулся, на его загорелом
лице сверкнули белые зубы, и у меня где-то в солнечном сплетении сладко з
аныло.
Ц Привет, Ц поздоровался Харди. Он смывал с машины хлопья мыльной пены,
слегка прикрывая большим пальцем выходное отверстие шланга, чтобы увел
ичить напор. Ц Что думаете делать?
Ханна ответила за нас обеих:
Ц Я хочу, чтобы Либерти подружилась с питбулями мисс Марвы, но она боится
.
Ц Ничего не боюсь, Ц возразила я, слукавив, но уж очень мне не хотелось вы
ставлять себя перед Харди трусихой.
Ц Ты же только что расписывала, к чему может привести собачий укус, Ц за
метила Ханна.
Ц Это еще не значит, что я боюсь, Ц защищалась я. Ц Это значит, что я прост
о хорошо информирована.
Харди предостерегающе посмотрел на сестру:
Ц Ханна, нельзя принуждать человека к такому делу, пока он не готов. Пуст
ь Либерти сама решит, когда сделать это.
Ц Я хочу сейчас, Ц настаивала я, в угоду собственной гордости игнорируя
всякий здравый смысл.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики