ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Трудностей адаптации
в новой среде, к которым я себя готовила, Каррингтон, по всей видимости, не
испытывала. Быть может, все дело в возрасте Ц ей оказалось проще приспос
обиться к новому странному миру, в котором она очутилась.
Люди, как правило, обращались со мной приветливо, с этаким сдержанным дру
желюбием, приберегаемым для обслуживающего персонала. Мой статус лично
й помощницы Черчилля обеспечивал мне доброе отношение со стороны окруж
ающих. Я видела, когда бывшие клиенты салона «Уан» узнавали меня, но сама я
не могла припомнить, где мы встречались. В той среде, где вращались Тревис
ы, было очень много богатых людей. Одни были родовиты и богаты, другие Ц п
росто богаты. Однако все эти люди независимо от происхождения их состоян
ия Ц заработано ли оно своим трудом или получено по наследству Ц были т
вердо настроены наслаждаться им по полной программе.
Хьюстонское высшее общество в массе своей светловолосо, загорело и хоро
шо одето. К тому же оно стройно и подтянуто, несмотря на то что город ежего
дно входит в «Десятку самых тучных». Богатые люди держат себя в превосхо
дной форме. Это благодаря нам, простым людям, любителям бурритос, «Доктор
а Пеппера»
«Доктор Пеппер» (Dr. Pepper) Ц товарный знак тонизирующего газированного напи
тка; выпускается фирмой «Доктор Пеппер» (Dr Pepper Co.).
и жареного куриного стейка, Хьюстон обрел такую славу. Не можете по
зволить себе членство в спортивном клубе Хьюстона Ц заплывете жиром. Со
вершать пробежки по улицам города, когда большую часть года столбик терм
ометра зашкаливает за верхнюю отметку, а в воздухе висит смертельная доз
а углеводорода, нельзя. Но даже если б воздух и не был таким отвратительны
м, все равно в публичных местах вроде Мемориального парка бывает чрезмер
но многолюдно и небезопасно.
Хьюстонцы народ не больно гордый и выбирают для себя самый простой выход
из положения Ц обращаются к пластической хирургии, которая пользуется
здесь гораздо большей популярностью, чем где бы то ни было, за исключение
м разве что Калифорнии. Создается такое впечатление, будто каждый здесь
когда-нибудь да ложился под скальпель пластического хирурга. Не можете
позволить себе операцию в Штатах Ц смотайтесь за границу и вставьте себ
е имплантаты или сделайте липосакцию по дешевке. А если воспользуетесь к
редитной картой, сможете заработать столько очков, что их хватит, чтобы о
купить билет «Саутвест эрлайнз».
Однажды мне пришлось сопровождать Гретхен на уколы ботокса за ленчем, гд
е они с подругами болтали, ели и заодно по очереди делали инъекции. Гретхе
н попросила меня отвезти ее, потому что у нее обычно после инъекций боток
са начиналась мигрень. Это был белый ленч, под этим я подразумеваю не цвет
собравшихся за обедом, а цвет самой еды. Начался он с белого супа Ц из цве
тной капусты с сыром грюйер, хрустящего салата из белой хикамы и белой сп
аржи с заправкой из базилика. Затем шло главное блюдо Ц белое куриное мя
со с грушами, варенными в восхитительном крепком бульоне, и десерт Ц из б
елого шоколада и кокоса.
Сидеть за ленчем, наблюдая за обслугой, было здорово. Группка из трех чело
век работала слаженно, как часовой механизм. То, как они передвигались и п
оворачивались, ни разу даже не задев друг друга, напоминало танец.
Когда пришло время уходить, каждый гость в качестве сувенира получил шел
ковый шарфик от «Эрме». Как только мы сели в машину, Гретхен свой отдала мн
е:
Ц Возьмите, деточка. Это вам за то, что вы меня свозили.
Ц Ой нет, Ц начала я отнекиваться. Сколько в точности стоит этот шарфик,
я не знала, но всем известно, что вещи от «Эрме» стоят сумасшедших денег.
Ц Не стоит, Гретхен.
Ц Берите, берите, Ц настаивала она. Ц У меня их и без того слишком много.

Принять подарок вежливо у меня не получилось. Не потому, что я не чувствов
ала благодарности, Ц просто после долгих лет жесточайшей экономии, когд
а мне приходилось считать каждое пенни, такая расточительность меня сму
щала.
Я купила нам с Черчиллем переговорное устройство и всегда носила одну ра
цию с собой, прицепив ее к поясу. Первые два дня Черчилль связывался со мно
й, наверное, каждые пятнадцать минут. Ему доставляло удовольствие пользо
ваться этим удобством, но самое главное, он теперь, находясь в своей комна
те, больше не чувствовал себя таким изолированным от всех.
Каррингтон без конца клянчила у меня рацию. И всегда, когда я наконец усту
пала и давала ей ее на десять минут, разгуливала по дому, переговариваясь
с Черчиллем. В коридорах то и дело эхом отдавались слова «вас понял», «при
ем» и «пропадаешь, приятель». Вскоре они заключили договор, что в течение
часа перед ужином палочкой-выручалочкой Черчилля будет Каррингтон и чт
о она тоже получит личную рацию. Если Черчиллю нечем было ее загрузить, Ка
ррингтон начинала ныть, так что ему приходилось что-то придумывать, лишь
бы ее занять. Однажды я подглядела, как он специально бросил дистанционн
ое управление на пол, чтобы можно было призвать Каррингтон на помощь.
Вскоре мне пришлось походить по магазинам, пытаясь найти решение пробле
м Черчилля, которые создавал ему тяжелый гипс. Его возмущала унизительна
я необходимость постоянно носить спортивные штаны, но натянуть обычные
брюки на толстый кусок гипса было невозможно. В итоге я нашла компромисс,
который бы его устроил на время, Ц купила несколько пар брюк спортивног
о покроя с отстегивающимися частями на молнии, позволявшими поднять ног
у с гипсом, а другую держать опущенной. Эти брюки тоже выглядели не так, ка
к хотелось бы Черчиллю, Ц не совсем обычно, но все же это были брюки, и он пр
изнал, что они, во всяком случае, лучше, чем спортивные штаны.
Я ярдами покупала хлопковый медицинский чулок, который на ночь надевала
на загипсованную ногу Черчилля, чтобы стекловолокно гипса не наделало д
ыр в его тонких простынях. Но самую лучшую свою находку я сделала в хозяйс
твенном магазине. Это была длинная алюминиевая конструкция с ручкой и па
рой зажимов на конце. С помощью этого предмета Черчилль мог поднимать и п
одбирать вещи, до которых никаким иным способом не мог дотянуться.
Мы быстро привыкли к новому ритму жизни. Рано утром приезжал Гейдж, котор
ый потом возвращался на Мейн, 1800, где жил и работал. Все это здание принадле
жало Тревисам и соседствовало с «Бэнк ов Америка» и голубыми стеклянным
и башнями, где в двух зданиях Ц северном и южном Ц некогда располагалас
ь корпорация «Энрон». Владение Тревисов представляло собой в прошлом до
вольно невзрачную, обычную для Хьюстона серую коробку. Черчиллю она дост
алась почти даром. Он ее перепланировал и перестроил. Здание демонтирова
ли и облачили в новую голубую одежду из энергосберегающего стекла, а све
рху увенчали сегментной пирамидой, напоминавшей мне по виду артишок.
В здании было полно роскошного офисного пространства, пара первоклассн
ых ресторанов и четыре «пентхаус-сьюта» по цене двадцать миллионов долл
аров каждый. Еще там было штук шесть квартир, сравнительно недорогих Ц в
сего по пять миллионов каждая. В одной из них жил Гейдж, в другой Ц Джек. Мл
адший сын Черчилля, Джо, не любивший роскошествовать, избрал для себя отд
ельный дом.
Приезжая помогать Черчиллю помыться и переодеться, Гейдж часто привози
л с собой материалы для книги. И они с отцом вместе несколько минут просма
тривали отчеты, статьи и разные данные, обговаривая тот или иной вопрос. К
азалось, им обоим эти обсуждения доставляли ни с чем не сравнимое удовол
ьствие. Я в такие минуты, убирая у Черчилля после завтрака поднос с посудо
й или подавая дополнительный кофе и раскладывая перед ним блокнот и дикт
офон, старалась передвигаться по комнате как можно более незаметно. Гейд
ж по-прежнему в упор меня не замечал. Сознавая, что даже тот факт, что я дышу
, являлся для него источником бесконечного раздражения, я старалась держ
аться от него подальше. Сталкиваясь на лестнице, мы с ним молча каждый шли
своей дорогой. Однажды утром случилось так, что Гейдж забыл свои ключи у Ч
ерчилля в комнате и мне пришлось бежать за ним, чтобы отдать их ему, так он
едва смог заставить себя сказать мне «спасибо».
Ц Он со всеми такой, Ц сказал мне Черчилль. Хотя я ни разу и слова не сказа
ла о холодности Гейджа Ц она была очевидна. Ц Всегда был букой. Ему нужно
время, чтобы почувствовать расположение к человеку.
Мы оба знали, что это неправда Ц я представляла собой объект целенаправ
ленной ненависти. Но я заверила Черчилля, что меня это ничуть не волнует. Ч
то тоже было неправдой. Всю мою жизнь меня мучило стремление всем угодит
ь. Это уже само по себе плохо, но когда стараешься быть приятной тому, кто в
зял себе за цель думать о тебе только самое плохое, то становишься просто
жалкой. Единственное, чем я могла бы как-то защититься, Ц это культивиров
ать в себе неприязнь к Гейджу, которая была бы сопоставима с его антипати
ей ко мне, и с этой точки зрения он очень тому способствовал.
Лучшая часть дня начиналась, когда Гейдж уезжал. Я сидела в углу с лэптопо
м и набирала на компьютере то, что Черчилль написал от руки, или же транскр
ибировала его диктофонные записи. Он поощрял мои вопросы обо всем, чего я
не понимала, обладая даром объяснять простыми словами даже самые сложны
е вещи.
Я звонила по телефону и писала за него электронные письма, составляла ег
о график и делала кое-какие пометки во время переговоров, когда они прохо
дили в доме. У Черчилля было заведено презентовать иностранным гостям по
дарки, например, галстуки «боло» или бутылки «Джека Дэниелса». Японскому
бизнесмену, мистеру Ичиро Токегаве, с которым Черчилль давно дружил, мы п
одарили стетсон из шиншиллы и бобра за четыре тысячи долларов. Присутств
уя на их деловых встречах, я тихонько сидела и внимательно вслушивалась
в их дискуссии:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики