ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ц проговорила девушка каким-то не своим голосом.
Конвей резко выпрямил ноги, ткнул плечом в брюхо келгианина поблизости о
т места, где у того помещались легкие, и спросил:
Ц Что?
Ц Я… Вы… Взрыв… Ц пробормотала она растерянно, потом оправилась и заго
ворила деловым тоном:
Ц Произошел взрыв, доктор. Ранена медсестра ДБЛФ, в нее угодила напольна
я пластина; мы применили коагулянт, но боюсь, он не поможет. Коридор, в кото
ром я её оставила, заливает водой, которая, вероятно, вырывается из отделе
ния АУГЛ. Воздушное давление слегка упало наверно, пробита наружная обши
вка, и отчётливо ощущается запах хлора…
Конвей застонал и бросил свои попытки оживить келгианина, но прежде чем
он успел произнести хоть слово, Мэрчисон прибавила:
Ц Все доктора ДБЛФ эвакуированы. Ваш и остальные Ц медсестры и санитар
ы.
«Ну и ну, Ц подумал Конвей, вставая, Ц все сразу: и загрязнение среды, и де
компрессия. Раненую нужно срочно убирать из коридора, потому что, если да
вление упадет слишком сильно, люки разгерметизируются, а тому, кто не сум
еет вовремя улизнуть, в случае такого исхода не позавидуешь. Отсутствие
же квалифицированного врача-ДБЛФ означает, что ему придется впитать в с
ебя келгианскую мнемограмму и выполнить операцию самому, а для этого над
о сбегать в кабинет О'Мары. Нет, сначала следует взглянуть на пациента».
Ц Позаботьтесь об этом, сестра, Ц распорядился Конвей, указывая на расп
ростертую на полу тушу. Ц По-моему, он уже дышит самостоятельно, но масса
ж ему не помешает. Ц Он наблюдал за тем, как Мэрчисон легла на бок, поджала
колени и уперлась обеими ногами в стену. Как ни неуместны были сейчас под
обные мысли, он, глядя на нее, облаченную в деморализующе плотный защитны
й костюм, забыл на мгновение обо всех и всяческих пациентах, мнемограмма
х и эвакуациях. А потом капли воды на костюме девушки напомнили ему, что он
а тоже была в бассейне АУГЛ за несколько минут до взрыва, и внезапно он уви
дел мысленным взором ужасную картину: стройное тело Мэрчисон, распорото
е сверху донизу, как у тех двоих ДБЛФ…
Ц Между третьей и четвертой парами, а не пятой и шестой! Ц буркнул Конве
й. А на языке у него вертелись совсем другие слова.

16

Почему-то Конвей думал исключительно о последствиях взрыва, а никак не о
его причине. Вернее, он отчаянно старался не думать о последнем, уверял се
бя, что произошла всего лишь мелкая авария, а не нападение на госпиталь. Но
команды, доносившиеся из интеркомов на каждом пересечении коридоров, оп
ровергали его самообман. По дороге к кабинету О'Мары Конвею пришлось про
бираться сквозь многочисленную толпу, которая, разумеется, двигалась в н
аправлении, противоположном тому, какое было нужно ему. Все ли они ощущаю
т то же, что он Ц беззащитность, замешательство, страх перед новым взрыво
м, который вырвет опору у них из-под ног? Впрочем, куда он торопится? Ведь ра
кета может угодить как раз туда, куда он спешит…
Конвей принудил себя вступить в кабинет главного психолога размеренно
й походкой. Объяснив, с чем пришёл, он поинтересовался у О'Мары, что, собств
енно, случилось.
Ц Семь кораблей, Ц ответил О'Мара, указывая Конвею на кушетку. Ц Охране
ние сперва решило, что они не представляют опасности, но просчиталось. В о
бщем, все обошлось. Три удрали, а из четырех уничтоженных только один успе
л выпустить ракету Ц с химической боеголовкой, что весьма странно, пото
му что, если бы боеголовка была ядерной, от госпиталя не осталось бы и мокр
ого места. Мы не ожидали столь скорого их появления, и, признаться, они зас
тали нас врасплох. Доктор, вам обязательно браться за этого пациента?
Ц Что? А, да-да, Ц отозвался Конвей. Ц Вы же знаете ДБЛФ. Любая резаная ра
на грозит им гибелью. У нас нет времени разыскивать врача, который проопе
рировал бы его за меня.
О'Мара фыркнул, проверил, как сидит шлем, и заставил Конвея лечь.
Ц То, что они напали на нас, яснее ясного говорит о том, какие чувства они и
спытывают по отношению к нам, Ц сказал он. Ц Однако вместо того, чтобы по
кончить с нами раз и навсегда, они применили химические боеголовки. Очен
ь, очень странно. Между прочим, взрыв нам в известной степени помог: те, кто
хотел остаться, остаются наверняка, а те, кого эвакуируют, наконец-то заше
велились. Дермод в восторге.
Дермодом звали командующего флотом мониторов.
Ц А теперь постарайтесь ни о чем не думать. По-моему, это вам вполне по пле
чу.
Особенно стараться Конвею не пришлось. Кушетка в кабинете О'Мары была та
кой мягкой, такой удобной. Он словно погружался в нее, утопал в ней…
Кто-то грубо толкнул его в бок. Послышался язвительный голос О'Мары:
Ц Здесь вам не спальня, доктор. Вот закончите со своим пациентом, тогда п
ожалуйста. В Приемном покое подежурит Маннон, да и вообще, госпиталь без в
ас не развалится, если только по нам не шарахнут атомной бомбой.
Конвей вышел из кабинета, ощущая в голове первые признаки раздвоения соз
нания. Мнемограмма представляла собой запись мозговой деятельности то
го или иного медицинского светила. Врач, который принимал ее, вынужден бы
л фактически допускать в свое сознание другую личность. Мнемограмма пер
едавала ему все воспоминания и весь опыт «донора», а отнюдь не одни лишь с
ведения медицинского характера. Редактировать мнемограммы и монтирова
ть их было невозможно.
Впрочем, ДБЛФ были для человека не настолько чужими, как некоторые из тех
существ, которые когда-то являлись «двойниками» Конвея. Хотя внешне они
походили на гигантских серебристых гусениц, у ник было много общего с зе
млянами. Например, эмоциональное восприятие музыки, природы или сородич
а противоположного пола было у обоих видов почти тождественным. А нынешн
яя пациентка Конвея к тому же любила мясо, так что насчет салатной диеты м
ожно было не волноваться. И какая разница, подумалось Конвею, если его пуг
ает передвижение только на двух ногах, если он начал ритмично выгибать с
пину при ходьбе? Когда он добрался до опустевшего отделения ДБЛФ и вошел
в операционную, куда перенесли пациента, одна половина его мозга отнесла
сь к Мэрчисон как к Мэрчисон, а вторая Ц как к очередной хилой самке ДБДГ.

Все было готово к операции, но Конвей не спешил приступать. Благодаря пос
елившейся в его сознании личности великого келгианского медика он сейч
ас искренне сопереживал больной, серьезность состояния которой не подл
ежала сомнению, и сознавал, что ему предстоят часы тяжелой и тонкой работ
ы. В то же время он знал, что устал, что глаза его так и норовят закрыться, чт
о ему требуется огромное усилие даже для того, чтобы пошевелить пальцем.
Нет, ему надо отступиться, иначе он просто-напросто прирежет пациентку…

Ц Мне нужен стимулятор, Ц проговорил он, подавляя зевок.
На мгновение ему показалось, будто Мэрчисон хочет возразить. На применен
ие стимуляторов в госпитале смотрели косо. Использовать их разрешалось
лишь в случае крайней необходимости. Однако затем она набрала шприц и сд
елала ему инъекцию Ц тупой иглой, да надавила так, словно стремилась про
ткнуть его насквозь. Конвею хватило и половины сознания, чтобы понять, чт
о сестра не одобряет его поступка.
Инъекция подействовала почти незамедлительно. Конвей ощущал слабое по
калывание в ногах, но зрение его вновь обострилось, и он почувствовал себ
я таким бодрым, как будто вышел из-под душа после десятичасового сна.
Ц А как другой? Ц справился он, разумея того ДБЛФ, которого оставил на по
печение Мэрчисон в шлюзе отделения АУГЛ.
Ц Дыхание восстановилось, Ц ответила она, Ц но шок ещё сказывается. Я в
елела перенести его в отделение тралтанов, там есть старшие врачи…
Ц Хорошо, Ц похвалил Конвей. Ему хотелось, чтобы она уловила, как он ей пр
изнателен, но расточать комплименты было некогда. Ц Пожалуй, начнем.
За исключением узкого тонкостенного черепа в теле ДБЛФ костей не было. Т
олстый слой подкожных мышц служил им средством передвижения и предохра
нял внутренние органы. С точки зрения существа, наделенного скелетом, по
добная защита была далеко не достаточной. Другим уязвимым местом ДБЛФ яв
лялась сердечно-сосудистая система: кровеносные сосуды располагались
у самой кожи. Разумеется, густой мех подшерстка не мог уберечь их от разры
ва, когда в тело келгианина вонзилась металлическая пластина с зазубрен
ными краями.
Рана, которую многие инопланетяне сочли бы неопасной, для ДБЛФ могла ока
заться смертельной.
Конвей оперировал медленно и осторожно: удалил наложенный Мэрчисон коа
гулянт, зашил крупные сосуды, а мелкие, любое прикосновение к которым мог
ло окончательно их разрушить, изолировал. Он переживал за пациентку, ибо
знал, что её чудесный серебристый мех уже не будет таким, как прежде, Ц он
пожелтеет и станет вызывать у самца-келгианина неодолимое отвращение Р
аненая медсестра была весьма привлекательной особой, и для нее подобный
исход обернется сущей трагедией. Конвей надеялся, что она не настолько г
орда, чтобы не прибегнуть к процедуре наращивания искусственного меха, к
оторый, конечно же, не обладал роскошным отливом настоящего, но все же смо
трелся лучше, чем гнусные желтые пятна…
Какой-то час назад самка ДБЛФ была бы для него всего лишь «еще одной гусен
ицей», о которой его обязывала заботиться только профессия. Зато теперь
он докатился до того, что волнуется за её брачные перспективы. Да, с мнемог
раммой не соскучишься.
Наконец операция завершилась. Конвей связался с Приемным покоем, описал
состояние пациентки, и принялся настаивать на срочной эвакуации.
Маннон сообщил ему, что в данный момент происходит загрузка пяти или шес
ти кораблей, причем почти все они имеют палаты для кислорододышащих, и на
звал номера двух ближайших шлюзов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики