ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тем не менее по выходе из приемного покоя Конвей заглянул к капитану Бра
йсону, капеллану корпуса мониторов, и довольно долго беседовал с ним, не з
адавая, впрочем, конкретных вопросов. Потом он встретился с полковником
Скемптоном, ответственным за материально-техническое обеспечение гос
питаля и связь. Конвей попросил у полковника полную копию судового журна
ла ЭПЛХ Ц до сих пор ему удалось прочесть только то, что напрямую было свя
зано с предполагаемым убийством. Скемптон любезно согласился переслат
ь копию в каюту Конвея. Далее Конвей побывал в театре АУГЛ, где продемонст
рировал некоторые приемы, полезные при оперировании водных форм жизни, п
осле чего провел два часа в отделении патологии и выяснил интересные под
робности относительно бессмертия своего больного.
Вернувшись в каюту, он обнаружил на письменном столе кипу документов тол
щиной чуть ли не в два дюйма. Подумав о положенном ему по расписанию шести
часовом отдыхе и о том, как он его использует, Конвей застонал.
Внезапно ему отчётливо представилось, как бы он желал использовать эти ш
есть часов Ц посвятить их все толковой и потрясающе красивой медсестре
Мэрчисон, за которой он в последнее время ухаживал. Но Мэрчисон была на де
журстве в родильной палате ФГЛИ, а совпадения периодов отдыха ранее, чем
через две недели, не ожидалось.
Быть может при сложившихся обстоятельствах оно и к лучшему, решил Конвей
и принялся за чтение.
Мониторы, которые обследовали звездолет ЭПЛХ,, предпочли, похоже, не лома
ть головы над переводом временных единиц пациента в земные и ограничили
сь тем, что установили следующее: многие записи были сделаны несколько с
толетий назад, а некоторые были занесены в журнал за два с лишним тысячел
етия до сегодняшнего дня. Конвей начал с наиболее древних.
Он довольно быстро понял, что журнал представляет собой не столько дневн
ик Ц замечания личного свойства попадались в нем сравнительно редко, ск
олько перечень заумных технических сведений. Куски, в которых говорилос
ь об убийстве, он оставил напоследок. Они поражали своей драматичностью.

«Мой врач изводит меня, Ц гласил заключительный отрывок, Ц он убивает м
еня. Нужно что-то предпринять. Он никудышный врач, раз позволил мне заболе
ть. Я должен как-то от него избавиться…»
Конвей аккуратно положил листок поверх стопки, вздохнул и приготовился
принять позицию, более располагающую к творческому мышлению, то есть, за
кинул ноги на стол и извернулся так, что его голова легла на сиденье кресл
а.
«Сущий бред», Ц подумал он.
Составные элементы загадки Ц по крайней мере большинство из них, были н
алицо, и требовалось только собрать их воедино. Состояние пациента в гос
питале опасений не внушало, но в иных условиях, несомненно, привело бы к ег
о гибели. Рассказ двух иан о расе богоподобных, жадных до власти, но в цело
м благорасположенных существ и об их товарищах совершенно другого вида,
которые всегда сопутствуют им и живут вместе с ними. Эти спутники меняют
ся, потому что они, в отличие от ЭПЛХ, стареют и умирают.
Лабораторные отчёты: первый, письменный, который он получил перед обедом
, и второй, устный, услышанный от заведующего отделением патологии, диагн
оста-ФГЛИ Торннастора. По мнению Торннастора, ЭПЛХ нельзя назвать бессм
ертным в строгом смысле слова, а мнение диагноста лишь немногим отличало
сь от неоспоримого факта. Однако, хотя теория о бессмертии ЭПЛХ была отве
ргнута, тесты показали, что его организм регулярно проходил омоложение.

К тому же было ещё эмоциональное излучение, которое Приликла улавливал д
о и в ходе неудачной попытки вылечить эпителиому. Приликла утверждал, чт
о пациент излучает страх, беспомощность и смятение. Но, получив второй ук
ол лекарства, ЭПЛХ впал в бешенство, а сила его мысленного излучения была
такова, что оно, по словам Приликлы, едва не выжгло мозги маленького эмпат
а. Разъединить этот «залп» на отдельные эмоции Приликла не смог в основн
ом потому, что его сознание было настроено на прежний, более миролюбивый
уровень излучения, однако он согласился с предложением о наличии у пацие
нта нестабильности шизоидного типа.
Конвей вжался в кресло, зажмурил глаза и позволил составным элементам за
гадки скользнуть на свои места.
Все началось на планете, где ЭПЛХ были доминирующей формой жизни. С течен
ием времени у них развилась цивилизация, которая существенно продвинул
а медицинскую науку и открыла дорогу в космос. Продолжительность их суще
ствования увеличилась настолько, что сравнительно недолговечные сущес
тва вроде иан стали воспринимать их как бессмертных. Вполне извинительн
ое заблуждение. Однако ЭПЛХ пришлось заплатить высокую цену: первым, дол
жно быть, пропало стремление к воспроизводству рода, естественное желан
ие смертных индивидов обессмертить свою расу. Затем распалась цивилиза
ция как таковая, оставив после себя кучку межзвездных бродяг-индивидуал
истов. А в итоге, когда миновала угроза чисто физического вырождения, нас
тупил черед зашивания сознания.
«Бедные полубоги», Ц подумай Конвей.
Они избегали друг друга потому, что устали от однообразия.
Представьте себе: из века в век видеть те же фигуры с теми же ужимками и по
вадками! Они ставили перед собой столь внушительные по масштабам социол
огические задачи Ц подтягивание отсталых или заплутавших в своем разв
итии планетарных культур и прочая филантропия, Ц ибо обладали исключит
ельными умственными способностями, имели в достатке времени, вынуждены
были непрерывно сражаться со скукой и Ц главное Ц были, вероятно, весьм
а и весьма приличными ребятами. А из-за того, что частью цены за долголети
е был постоянно растущий страх перед смертью, они обзавелись личными вра
чами, которое были всегда при них и, вне всякого сомнения, являлись для ЭПЛ
Х медицинскими светилами.
Но Конвей никак не мог понять того, почему ЭПЛХ так странно реагировал на
попытки вылечить его. Впрочем, рано или поздно это наверняка выяснится. Ч
то ж, теперь он знает, как ему поступить.
Торннастор заявил, что на любую болезнь найдется свое лекарство, но Конв
ей был не согласен с диагностом и намеревался применить хирургию Ц и пр
именил бы ее, если бы не отвлекался на домыслы насчет того, кто его пациент
, что он и откуда. И его не должно было тревожить ни то, что он имеет дело с по
лубогом-убийцей, ни остальные особенности этого случая.
Конвей вздохнул и поставил ноги на пол. Ему было так хорошо, что он решил п
оскорее лечь в постель из боязни заснуть прямо в кресле.
На следующее утро, сразу после завтрака, Конвей принялся готовиться к оп
ерации. Он распорядился перевезти в операционную необходимое оборудов
ание, дал четкие указания относительно стерилизации Ц пациент уже сожр
ал одного врача за то, что тот довел его кожу до нынешнего состояния, и мож
ет проглотить кого-нибудь еще, разобидевшись на несоблюдение асептичес
ких процедур, Ц и попросил, чтобы ему помогал хирург-тралтан. За полчаса
до начала операции он позвонил О'Маре.
Главный психолог выслушал Конвея, не перебивая, а потом проговорил:
Ц Конвей, вы соображаете, какими могут быть последствия, если эта тварь в
ырвется на волю? По вашим словам, она вот-вот спятит, если уже не спятила. Се
йчас она без сознания, но из того, что вы мне рассказали, можно вывести, что
ей ничего не стоит слопать нас всех Ц в прямом и переносном смысле. По пра
вде говоря, меня очень беспокоит, что будет, когда она очнется.
На памяти Конвея О'Мара впервые признавался в своем беспокойстве.
Впрочем, если доверять слухам, несколько лет назад, когда в госпиталь вре
зался угнанный звездолет и шестнадцать уровней превратились в подобие
ада, майор тоже выказал озабоченность…
Ц Я, стараясь не думать об этом, Ц отозвался Конвей, Ц предпочитая не от
влекаться.
О'Мара шумно втянул в себя воздух и медленно выдохнул его через нос, Ц та
кая манера стоила двадцати язвительных фраз.
Ц Кто-то должен думать о подобных вещах, доктор, Ц произнес он холодно.
Ц Надеюсь, вы не возражаете против моего присутствия на операции?
На столь вежливый, но все-таки приказ не могло быть иного ответа кроме как
:
Ц Так точно, сэр.
Когда они вдвоем появились в палате, «ложе» пациента было уже поднято на
удобную для операции высоту, а самого ЭПЛХ надежно стягивали ремни.
Тралтан занял свое место у записывающего и анестезирующего оборудован
ия.
Одним глазом он глядел на пациента, другим Ц на оборудование, а двумя ост
авшимися Ц на Приликлу. Участниками его стали двое хлородышащих ПВСЖ, п
оэтому интерес ассистента Конвея мог быть исключительно академическим
, но обсуждение шло весьма живо. Завидев О'Мару, тралтан немедленно умолк,
и Конвей дал знак начинать.
Наблюдая за тем, как пациента подвергают анестезии, Конвей размышлял о п
рироде тралтанов. Некоторые из них являлись, по сути, не одним существом, а
двумя, этакой комбинацией ФГЛИ и ОТСБ. Громоздкий, слоноподобный тралта
н исполнял роль скакуна, а крошечный, едва ли разумный симбиот Ц наездни
ка. На первый взгляд ОТСБ представлялся мохнатым мячиком с длинным хвост
ом, но при ближайшем рассмотрении оказывалось, что этот хвост состоит из
множества манипуляторов, большинство которых снабжено органами визуал
ьного восприятия. Благодаря тесной связи между тралтаном и его симбиозо
м пары ФГЛИ-ОТСБ были лучшими хирургами в галактике. Далеко не все тралта
ны соглашались на симбиоз, но медики-ФГЛИ носили ОТСБ на себе как эмблему
принадлежности к штату госпиталя.
Внезапно ОТСБ перебежал по спине тралтана на его голову и пристроился ме
жду стебельчатыми глазами, свесив хвост по направлению к пациенту. Это о
значало, что ФГЛИ весь внимание.
Ц Операция коснется только кожи, Ц проговорил Конвей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики