ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они хотят,
чтобы вы посмотрели на нее. Знаете, обломки все одинаковы. Сдается мне, мы
выудили вражеский корабль.
Шесть из семи частичек сознания Конвея не содержали каких-либо воспомин
аний о войне, так что седьмая, его собственная, оказалась в меньшинстве. Вп
рочем, этическая сторона вопроса может подождать. Конвей быстро оглядел
ся и сказал:
Ц Доставьте его на двести сороковой уровень, палата семь.
Обзаведясь мнемограммами, Конвей был вынужден беспомощно наблюдать, ка
к пациентов, состояние которых требует вмешательства по крайней мере ст
аршего врача, оперируют усталые до изнеможения, но преисполненные рвени
я существа, не обладающие необходимой квалификацией. Они сделали все, чт
о было в их силах, однако Конвея неоднократно подмывало оттолкнуть их и в
зяться за скальпель самому, но он сдерживался, напоминал себе и получал н
апоминания от Приликлы и остальных, что его обязанность Ц заботиться о
госпитале в целом, а не об одном конкретном пациенте. Но теперь он чувство
вал, что вправе забыть об организационных хлопотах и снова стать врачом.
Раз такие существа прежде на лечение не поступали, требовать от О'Мары их
мнемограмму бессмысленно. Даже если существо придет в сознание, положен
ие не изменится, ибо система трансляторов мертва. Но Конвей не собирался
отказываться от своего решения.
Палата семь примыкала к отделению, где келгианский врач с помощью Мэрчис
он творил чудеса с ФГЛИ, ХЦХЛ и землянами, поэтому Конвей пригласил колле
г присутствовать на операции. Он присвоил новоприбывшему раненому клас
сификацию ТРЛХ, рассмотрев особенности его строения через прозрачный с
кафандр, который к тому же был очень гибким. Если бы он был пожестче, раны п
ациента оказались бы менее серьезными, но тогда взрыв не перекрутил бы е
го, а разодрал на мелкие кусочки. Конвей просверлил в скафандре крошечну
ю дырочку, взял образец воздуха и загерметизировал отверстие, а потом вл
ожил колбу с образцом в анализатор.
Ц А я-то полагала, что хуже ХЦХЛ не бывает, Ц сказала Мэрчисон, когда он п
оказал ей результат анализа. Ц Ну что ж, если надо, то воспроизведем.
Ц Да, пожалуйста, Ц ответил Конвей.
Они облачились в защитные костюмы, обычные скафандры для низкой гравита
ции, только их рукава заканчивались специальными перчатками, которые об
легали руки словно вторая кожа. Подождав, пока палату заполнит смесь, кот
орой дышал пациент, Конвей начал вырезать последнего из его скафандра. Н
а спине у ТРЛХ имелся тонкий панцирь, который слегка загибался книзу и в и
звестной степени предохранял брюхо. Четыре толстых односуставных лапы,
голова с роговой оболочкой и четырьмя манипуляторами, два глубоко посаж
енных глаза и два рта, из уголка одного из них струйкой стекала кровь. Долж
но быть, ТРЛХ несколько раз ударило о металлическую поверхность. Конвей
насчитал шесть трещин в панцире, причем в одном месте кости проникли в пл
оть, и рана сильно кровоточила. Конвей просветил тело пациента ренгеноск
опом и дал знак приступать. Не то чтобы он ощущал себя готовым к операции,
но медлить было нельзя Ц ТРЛХ истекал кровью.
Расположение внутренних органов существа показалось диковинным и собс
твенному сознанию Конвея, и сознаниям шести личностей, с которыми он дел
ил свой мозг. Однако мнемограмма ХЦХЛ снабдила его сведениями о возможно
м метаболизме созданий, дышащих столь ядовитой смесью, мелфианская мнем
ограмма позволила определить метод обработки лопнувшего панциря, а мне
мограммы ФГЛИ, ДБЛФ, ГЛНО и ААЦЛ наделили Конвея дополнительным врачебны
м опытом. Впрочем, они не столько помогали, сколько мешали, то и дело крича
ли: «Осторожно!», и тогда Конвей замирал в неподвижности, ибо руки ему не п
овиновались. Теперь он пользовался не только языковыми данными, и потому
справляться с посторонним влиянием становилось все сложнее. На него нах
лынули многообразные переживания, умопомрачительные ощущения, отврати
тельные кошмары. Они накладывались друг на друга, смешивались, сливались
и образовывали нечто совсем уже невообразимое.
«Главное, Ц твердил себе Конвей, Ц не забывать, что это всего лишь мнемо
граммы.»
Но он смертельно устал и чувствовал, что его рассудок мало-помалу поддае
тся инопланетному помешательству. Бесчисленные воспоминания накатыва
ли на него приливной волной Ц стыдливые воспоминаньица, в большинстве с
воем связанные с сексом, таким невероятным и чудовищно инопланетным, что
Конвей едва сдерживал рвущийся из горла крик. Он сообразил вдруг, что сто
ит согнувшись, словно его пригибает к полу тяжелый груз. На локоть его лег
ла рука Мэрчисон.
Ц Что с вами? Ц спросила девушка встревоженно. Ц Вам плохо?
Конвей покачал головой Ц молча, ибо не сумел подыскать нужных слов на св
оем родном языке, окинул её взглядом и отвернулся, сохранив в памяти обли
к Мэрчисон, тот облик, в котором она виделась ему, а не келгианину, мелфиан
ину или тралтану. Он заметил в её глазах страх за себя и нашел в себе силы о
брадоваться. Его порой тоже посещали довольно предосудительные мысли, к
оторые тем не менее, были обычными человеческими мыслями, и вот сейчас он
ухватился за них и овладел собой ровно настолько, насколько ему понадоби
лось, чтобы завершить операцию. Внезапно мозг его будто раскололся на се
мь частей, и он провалился в бездну семи различных преисподних. Он не запо
мнил того, что вытворяло в тот миг его тело, он не воспринимал окружающего
и не сознавал, что Мэрчисон вытаскивает его из палаты. Девушка крепко обн
яла Конвея, не давая ему шевельнуться, а Приликла, подвергая опасности св
ое хрупкое тельце, сделал другу укол, окончательно лишивший того сознани
я.

22

Конвей очнулся под звонок интеркома в своей собственной, милой и до боли
знакомой каюте. Он чувствовал себя отдохнувшим и голодным, голова была я
сной, а на руке, которой он откинул одеяло, имелось, как и положено, пять роз
овых пальцев. Неожиданно он ощутил некую странность, которая на мгновени
е сбила его с толку. В госпитале было непривычно тихо.
Ц Чтобы избавить вас от необходимости приставать ко мне с расспросами,
Ц донесся из интеркома усталый голос О'Мары, Ц скажу сразу: вы пробыли б
ез сознания два дня. Атака закончилась, если быть точным, вчера на ранней в
ахте, и с тех пор не возобновлялась, так что у меня было время вдоволь налю
боваться на вашу героическую физиономию. Ради вашего же блага вас погруз
или в гипнотический сон и стерли все воспоминания, поэтому можете не вол
новаться, что вечно будете испытывать ко мне чувство признательности. Ка
к настроение?
Ц Отличное, Ц воскликнул Конвей. Ц Я не… Моя голова кажется мне такой п
росторной!
Ц Я бы мог ответить вам, что в ней у вас всегда просторно, Ц фыркнул О'Мар
а, Ц но, пожалуй, воздержусь.
Несмотря на то, что главный психолог старался говорить в своей излюбленн
ой манере, по его голосу чувствовалось, что он устал до изнеможения. Однак
о, подумалось Конвею, О'Мара не из тех, кто устает, скорее его при очень боль
шом желании можно довести до умственного истощения…
Ц Командующий флотом назначил нам с вами свидание через четыре часа, Ц
продолжал майор. Ц Явка строго обязательна, тем более, что ситуация тако
ва, что вполне можно побездельничать. Лично я собираюсь вздремнуть. До св
язи.
Как обнаружил Конвей, провести четыре часа в ничегонеделании не слишком
-то просто. В главной столовой полным-полно было мониторов-стрелков, рем
онтников, сменившихся с дежурства патрульных и медиков, которых прислал
и на подмогу гражданским врачам. Все они возбужденно переговаривались, в
озвращались к отдельным эпизодам атаки и пытались предугадать будущее.
Из разрозненных обрывков фраз Конвей уяснил, что противнику удалось при
жать корабли мониторов к самому госпиталю, но тут из гиперпространства в
ынырнула позади имперского флота эскадра илленсанов. Звездолеты Иллен
сы отличались громоздкостью, которая придавала им вид линкоров Ц пуска
й даже с вооружением, как у легких крейсеров; а потому внезапное появлени
е ниоткуда десяти таких громадин посеяло среди врагов панику. Они отступ
или, чтобы перегруппироваться, а мониторы, которым перегруппировывать б
ыло практически нечего, занялись укреплением последней линии обороны, т
о есть госпиталя. Разговор за столиками касался Конвея ничуть не менее, ч
ем любого другого, однако он не испытывал никакого желания присоединить
ся к нему, а вступить в беседу с немногими находившимися в зале инопланет
янами не мог из-за того, что О'Мара стер из его памяти все мнемограммы, а сле
довательно, и познания в инопланетных языках. Медсестер же землянок моно
полизировали мониторы, и то сказать, ведь одна девушка приходилась на де
сять-двенадцать мужчин, что, впрочем, оказывало благоприятное воздейств
ие на мораль обеих сторон. Конвей торопливо перекусил и сбежал, ибо начал
сознавать, что ему тоже не хватает благоприятного влияния. Его мысли обр
атились к Мэрчисон. Где она, интересно, Ц на дежурстве, отдыхает или спит?
Если спит, то ничего не поделаешь, а если на дежурстве, то он может освобод
ить её на сегодня от этой обязанности, а когда она сменится… Как ни странн
о, угрызения совести по поводу задуманного служебного преступления Кон
вея почти не мучали. В военное время, мелькнуло у него в голове, люди обращ
ают гораздо меньше внимания на профессиональную, да и на всякую прочую э
тику.
Когда он отыскал Мэрчисон, выяснилось, что её смена только что закончила
сь, так что злоупотреблять властью Конвею не пришлось. Тем же нарочито ве
селым голосом, какой был у многих посетителей столовой, откуда он удрал и
з-за неестественности обстановки, Конвей спросил девушку, не занята ли о
на, предложил прогуляться и пробормотал какую-то банальность насчет дел
а и потехи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики