науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Мало ли смертей в деревне случается? Кого русалка утащит, кого звери дики
е загрызут, кого и вовсе Лесунья заприметит, да жизни лишит. Не говоря уж о
б Отверженных, не к ночи будут помянуты…
Мать лежала в земле, придавленная могильным камнем, и достать ее уже не мо
гли, значит, за все смерти придется ответить ей, Донате. Спасибо хоть, моги
лу не стали тревожить. Знают: потревожь душу, будет потом не упокоенная по
земле бродить, сколько бед принесет. С такой не каждая знахарка справитс
я.
Видела Доната и местную знахарку. Маленькую старуху с закрытыми бельмам
и глазами за руки подвели к клетке двое мужиков.
Ц Посмотри, Наина, что за тварь мы поймали, Ц пробасил высокий бородаты
й мужик, а посмотрел на Донату. И столько кровожадного ожидания скорой ра
справы было в том взгляде, что Доната, непривычная еще, дрогнула и отшатну
лась.
Ц Рада бы посмотреть, Мокий, да не дал Отец света видеть, Ц ворчливо заск
рипела старуха и повела крючковатым носом.
Ц Прости, Наина, Ц с готовностью извинился Мокий. Ц Сказал не то. Тебе р
ешать, кошачье отродье мы поймали, или другое что.
Старуха молча стояла перед клеткой. Белые глаза щурились. Издалека могло
показаться, что она действительно высматривает что-то на лице Донаты. Си
зый нос с кровеносными сосудами задвигался из стороны в сторону. Она дол
го молчала.
Мокий переминался с ноги на ногу, безуспешно ожидая ответа. Грудь, густо п
оросшая шерстью, виднелась в отворотах не по-деревенски яркой рубахи. Ус
тал ждать не только он. Порывисто вздохнула и Доната, ожидая решения собс
твенной участи. Хотя, собственно говоря, что она хотела услышать? Конец од
ин. Сейчас ее сожгут, или через месяц, на Праздник Урожая. Прямо на следующ
ий день, День Раскаяния. Когда каждый должен повиниться перед Отцом во вс
ех грехах, совершенных за год. Вот и попросит деревня прощения, возложив д
ля верности на алтарь ее сожженные косточки…
Еще и приговаривать будут: если солгали мы тебе, Отец, в раскаянии своем, п
оступай с нами так, как мы поступаем с врагом своим.
Старуха молчала.
Доната перевела взгляд на второго мужика, приведшего знахарку. Жилистый
, нелепый, как колодезный журавль, он стоял поодаль. Поймав его взгляд, Дон
ата невольно провела рукой по шее. Тот заметил, и злорадная ухмылка искри
вила тонкие губы.
Мужика звали Вукол. Это он первым вышел на поляну, где перед могилой матер
и сидела на коленях Доната. Она услышала лай собак гораздо раньше, чем ког
да, удерживая рвавшихся с поводков псов они Ц торжествующие, не считавш
ие нужным сдерживать злобу Ц появились в поле ее зрения. Доната не двину
лась с места. Сидела, глядя прямо перед собой, и такая тоска царила на серд
це, что не смогли ее вывести из состояния полной отрешенности ни рычание
собак, ни скалящиеся в радостных ухмылках лица охотников, ни даже пощечи
на вот этого самого Вукола, что откинула голову назад.
Она, наверное, должна быть благодарной им за то, что не убили сразу. Надели
на шею железный обруч, звонко щелкнувший потайным замком Ц это его нево
льно искала ее рука, привыкшая за три дня пути поправлять клятый ошейник,
и на цепи, торжественно как одержимую демоном, ввели в деревню. Она должна
им сказать спасибо, что вместо камней на нее обрушился град ругательств
и плевков.
Ц Оставьте нас, Ц скрипнула старуха, и Доната вздрогнула. Так порой дом
а скрипела несмазанная дверь, а маленькая Доната, устав от одиночества, п
ыталась распознать в скрипе звуки человеческой речи.
Мужики не заставили просить себя дважды. Благоразумно отступив подальш
е, они застыли, недружелюбно поглядывая в сторону клетки. Словно Доната м
огла раздвинуть железные прутья и причинить вред их драгоценной знахар
ке.
Ц Да, девка, напутано у тебя. Сразу не разберешь, Ц старуха задумчиво пок
ачала головой, но ответных слов не ждала. Ц То, что ты не Кошачье отродье, я
сно это. Не пойму, зачем Рогнеда держала тебя у себя… На черный день, что ли?

Донату передернуло от злой шутки. И оттого, что злые слова соседствовали
с именем матери.
Ц Что это еще? Ц старуха сморщилась, как печеное яблоко. Белые глаза зак
рылись под тяжелыми, испещренными морщинами веками. Ц Ты не Кошка… нет, н
е Кошка. Ты Ц хуже. Это ж надо, кого на старости лет увидеть довелось… Ладн
о, Ц она махнула сухой рукой, Ц конец един. Сожгут тебя, девка, на второй д
ень после Праздника Урожая. И нам Ц прощенье, и тебе Ц избавленье от мук
грядущих. Лучше тебе, если грехи и есть Ц покаяться перед смертью. Родств
енников у тебя здесь нет, Ц она вдруг хитро улыбнулась, и Донату бросило
в дрожь. Ц Вот и проклянешь кого, а все одно Ц не подействует.
Ц Что, Наина, Ц невыдержал Вукол, Ц отродье она?
Ц Отродье, Ц кивнула старуха, и уже поворачиваясь, тихо добавила, чтобы
слышала только Доната. Ц Отродье, только не кошачье. Вот как…
Тут только почувствовала Доната, как сильно болит нога, за которую укуси
л шакал. Пока ее на ошейнике тащили через лес, ей было не до боли. Боль гнезд
илась в душе, и при любом движении напоминала о себе острым уколом в сердц
е. Да таким, что перехватывало дыханье и темнело в глазах. Больше Доната не
чувствовала ничего. Даже леса. Без матери лес умер.
Только ночью, когда ее оставили одну, подвинув между железными прутьями
плошку с водой, как собаке, Доната осмотрела рану. Всю дорогу она чувствов
ала, как рана то затягивалась, то снова начинала сочиться кровью. Невысок
ие кожаные сапоги оказались пропитаны едва ли не насквозь. Но когда Дона
та омыла рану, то с удивленьем поняла: не так она страшна, как представляла
сь. Зверь наверняка вырвал бы здоровый шмат мяса, если бы не вовремя нанес
енный удар. А так Ц только прокушенная кожа.
И это была единственная радость за весь месяц, оставшийся до мучительной
смерти на костре.

Раннее утро Праздника Урожая дышало тревогой.
Перед рассветом Доната очнулась. Холодная волна окатила измученное сер
дце. Слово «завтра» крепкой веревкой перехватило горло, да так, что пришл
ось открыть рот, чтобы не задохнуться.
Мимо пробежал мальчишка, придерживая на ходу помочи от штанов. Рыжие куд
ри притягивали лучи восходящего Гелиона. Доната долго смотрела ему всле
д. Вот для него, босоногого пацана, и цену жизни толком не осознающего, ест
ь слово «послезавтра». Для него есть. А для нее нет.
Послезавтра есть для стайки разодетых по случаю праздника девиц. Суетли
вых, крикливых и не обращающих внимания ни на кого, кроме парней. Румяные,
остроглазые, в расстегнутых на плечах цветастых косоворотках, те степен
но шествовали по деревенской улице. Спасибо еще: не запустил никто напос
ледок увесистым камнем в ее клетку. Эти парни бывали особенно меткими, и т
олько хорошая реакция спасала Донату от жестокого удара. И вдруг ей остр
о, до боли, захотелось, чтобы кто-нибудь из них бросил в нее камнем. Окажись
удар смертельным, и смерть бы кусала локти, не досчитавшись целого дня в ч
ереде томительных, пропитанных страхом суток.
Послезавтра есть даже для старухи, что проходя мимо, по привычке погрози
ла кулаком в сторону клетки. Старуху поддерживала под локоток девица, ры
скавшая по сторонам колючим взглядом. Старуха ругалась, а девица торопли
во шептала ей что-то на ухо. Видимо, успокаивала, что завтра она вдоволь на
сладится видом мучений кошачьего отродья.
Что-что, но к старикам в деревне относились с таким почтением, что Донате,
наблюдавшей со стороны, порой становилось не по себе. Однажды она стала с
видетельницей того, как пожилая женщина со всего маху била палкой по скл
оненной спине парня. Добро бы за дело, а так Ц за мелкую провинность. Угор
аздило же того споткнуться и рассыпать корзину спелых яблок. Парень терп
еливо сносил удары, не говоря ни слова, и улыбался, улыбался…
Доната, сидя на корточках, обняла колени руками. Свет, Свет, о чем она думае
т на пороге небытия? Ей бы о собственной участи подумать, а ее воротит от ч
ужого подобострастия перед стариками. Кем еще станет после смерти Ц а н
у как Марой-морочницей, будет жизнь высасывать из людей. Наплачутся тогд
а в деревне. Наплачутся, да поздно будет.
День обещал быть жарким. Доната в томительном ожидании облизнула сухие г
убы. Она забыла, пила ли в последнее время. Такие мелочи, как голод и жажда, д
авно перестали ее беспокоить.
Праздничная суета началась ближе к полудню. На Донату не обращали вниман
ия впервые с того памятного дня, как посадили в клетку. Только Вукол колод
езным журавлем постоял у клетки, сверля ее недобрым взглядом. Вид он имел
такой, словно мало ему было, что ее только сожгут на костре. Дай ему волю, он
бы и кожу с нее живой сорвал, чтоб дольше мучилась. Да девица нарядная заче
м-то, воровато озираясь Ц стеснялась что ли? Ц запустила в клетку яблок
ом. Большим, с румяным боком. Не гнилым еще…
Дальше был длинный безоблачный день, жаркое марево, дрожащее у дороги, то
пот сотен ног, обутых в праздничные сапоги, визг, крики. А ближе к вечеру хо
р нестройных голосов, шум далекой гулянки, девичьи мольбы прямо за сарае
м, звуки то затихающей, то разгорающейся пьяной свары, даже чудился плач и
жалобный вой, как по покойнику… Потом все слилось в бесконечно долгий не
умолчный гул.
Доната сидела у самых прутьев и провожала глазами последний в ее жизни з
акат. Белый диск Гелиона садился за лес. Но у самой кромки его поджидала че
реда жадных серых туч Ц предвестниц близкой грозы.
Потом пришла ночь, принесла с собой тишину, и как подачку швырнула призра
чную свободу. Что ж… За неимением других подарков приходилось принимать
. Только ночью Доната могла позволить себе дышать полной грудью. Только н
очь освобождала от вязкой ненависти, что затягивала, как зыбучий песок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики