ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рождение Ц это акт своеобразного «отвержения», потери симбиоза. И это с
амо по себе травма. Но природа дает человеку интеллект, чтобы придти к гар
монии в отношениях, и разум, чтобы снова придти к утраченному симбиозу. Ша
г за шагом, постепенно ведя его к этой цели.
Раннее стимулирование развития интеллекта Ц это грубое вмешательство
в природную программу, за которое приходится расплачиваться ни чем иным
как ее неполной или искаженной реализацией. И даже развитый, «простимул
ированный» интеллект не способен «доделать» то, что не смогла сделать пр
ирода благодаря усилиям ее «царя».
Период внутриутробного развития Ц период симбиоза ребенка с природой,
период их взаимной любви, и нужно этот симбиоз поддерживать, нужно дать р
ебенку природу, ибо мы ее теряем, а он теряет ее вместе с нами. А вместе с эти
м теряется Любовь, без которой разум Ц бесчувственный компьютер, сухой
интеллект, расчленяющий и анализирующий, бьющийся в беплодных попытках
понять то, что без Любви ему понять не дано.

О том, как мы нужны друг друг
у

Одна из характерных черт нашего времени Ц это отношение к маленькому ре
бенку как к некоему довольно умилительному существу, но тем не менее без
мозглому, обделенному разумностью по сравнению с нами, взрослыми. Если а
бстрагироваться от родительских чувств, которые природа неминуемо про
буждает в матери и отце, и от чувств кровного родства, питаемых родственн
иками, отношение это граничит с отношением к красивой и премилой кукле. Б
ели мы и говорим о каком-то формальном равноправии ребенка со взрослыми,
то скорее всего лукавим. Для взрослого человека малыш Ц чаще всего недо
развитый взрослый, а потому в чем-то неполноценный.
Не говоря уже о ребенке который еще не родился. Его как будто просто нет. «
У них будет ребенок», Ц говорят о семье, ожидающей рождения малыша. Он то
лько будет. А сейчас его просто нет…
А когда он совсем крошечный и еще не проявляет своего существования во в
нешнем виде мамы, мы считаем своим правом решать, будет ли он жить или нет.
«Будете оставлять ребенка?'', Ц не такой ли вопрос задает врач женщине, вп
ервые пришедшей на осмотр, заподозрив свою беременность. Не содержится л
и в этом вопросе в концентрированном виде вся наша культура отношения к
детям, друг к другу, и в конечном итоге к жизни вообще?
А обращение с младенцем при его рождении? Спросим себя: можно ли так обращ
аться с человеком? Каждый из нас не пожелал бы этого себе. Почему же это до
пускается по отношению к ребенку? Не потому ли, что за человека-то он и не с
читается, по крайней мере за полноценного?
А дальше мы говорим о воспитании, которое, несмотря на обилие теорий и кра
сивых слов, на практике сводится в конечном итоге к простой схеме: один че
ловек, умный (это, конечно, взрослый, воспитатель) должен чему-то обучить д
ругого, глупого (это, конечно, ребенок, воспитуемый). А далее появляются ле
гковоспитуемые и трудновоспитуемые. На помощь приходит наука Ц педаго
гика, которая при таком отношении к ребенку также будет сводиться к зада
че: как добиться цели обучения, несмотря ни на что.
И все же мы любим детей. Не замечая, что любим их какой-то странной любовью,
к которой примешано потаенное чувство собственного превосходства, соб
ственной «доделанности».
Здесь мы намеренно стараемся не использовать слово «воспитание», подра
зумевающее воспитателя и воспитуемого. Мы говорим о взаимодействии, пре
дполагающем равноправное партнерство родителей и детей в процессах вз
аимообогащения и взаимного роста, называемых родительством и детством.

«Сознательное родительство» Ц это отношение к родительству как к пути
реализации личности, ее развития и духовного роста. И наши дети реально п
редоставляют нам эту возможность.
Если мы не склонны считать себя просто белковыми телами, если мы задумыв
аемся о том, что же такое жизнь, что такое ощущаемое нами «Я», то мы обнаруж
им, что появление на свет нового человека Ц это событие, движимое силами,
недоступными пониманию нашим ограниченным интеллектом. Это таинство, п
ереживаемое лишь каким-то трансцендентным образом, за пределами обычно
й логики. Таинство жизни и одновременно смерти, рождения и умирания, расц
вета и угасания. Тайна, которой мы являемся сами для себя. И если мы не упод
обляемся глупцу, считающему себя совершенным и мудрым, мы должны признат
ь эту тайну, которую приносит с собой в мир ребенок, мы должны признать в н
ем «Я» так же, как в себе, такое же право жить, развиваться и проявлять это с
вое «Я».
Если мы задумаемся над тем, что же такое родительство как природное явле
ние, то обнаружим, что это хитроумный способ, с помощью которого душа появ
ляется в этом мире, а родители Ц те люди, которые помогают ей сделать перв
ые шаги. Поэтому родительство Ц миссия, и возлагается она, как показывае
т сама жизнь, не только по нашему желанию. Мы должны ее принять, принять с б
лагодарностью как способ приоткрыть завесу тайны, возможносп пережить
глубины Бытия, отражение которых приносит с собой наш малыш.
Мы говорим: «мой ребенок», и любовь наша к нему Ц это любовь к чему-то «мое
му». Не обязательно любить то, что «не мое». Но «мое» мы всегда любим. Но есл
и родитель Ц лишь средство для души прийти в этот мир, то становится есте
ственным глупый на первый взгляд вопрос: «А действительно ли это ваш реб
енок?». Не нужно быть искушенным психологом, чтобы понять, что любовь к «св
оему» Ц прежде всего любовь «себя». Нужно признаться себе, что, любя свое
го ребенка, я прежде всего люблю себя, волнуясь за него, я волнуюсь на само
м деле за себя.
Ребенок заболел, родители волнуются. Почему? Проанализируем их чувства.
Они волнуются потому, что им неприятно, что ребенок заболел, они не хотят,
чтобы он болел, потому что им плохо, когда ребенок болеет. Когда мы хотим, ч
тобы наш ребенок был здоров, то не есть ли это прежде всего желание для себ
я благополучия и спокойной жизни?
Наша любовь к детям так непохожа на ту Любовь, которую дети приносят с соб
ой. Любовь безусловную, без всякой «самости». Они еще не умеют думать о себ
е. Мы должны признать, что наша любовь больше похожа на привязанность, а на
стоящая Любовь Ц это то, чему мы должны учиться у них.
Но вместо этого они учатся у нас нашей любви. Любя детей, мы хотим, чтобы он
и были похожи на нас, но при этом не совершали наших ошибок. И они становят
ся похожими на нас, но упорно повторяют наши ошибки. Каждый ребенок Ц пам
ятник своим родителям. И та душевная боль, которую нам порой причиняют на
ши дети, Ц не боль ли это от встречи с самим собой, со своими собственными
качествами?
Прежде всего нам нужно научиться любить детей ради них, а не ради себя. А э
тому лучше всего нас могут научить они сами. Как взывал Ф.Лебойе «Пусть же
нщины поймут, почувствуют: «Я его мать», а не «Это мой ребенок».
Ф.Лебойе. За рождение в
ез насилия. М., 1988. С.12.

Итак, наши дети Ц наши равноправные партнеры. И в не меньшей степени, чем
мы для них, они наши учителя. Нужно лишь избавиться от чувства собственно
го превосходства и уметь взять то, что они нам дают. А дают они нам немало. В
от как сформулировал возможность детей быть нашими учителями С.В.Ковале
в. Итак, наши дети:
1) предъявляют нам образцы поведения, принадлежащие к числу высших этиче
ских эталонов: сосредоточенность на исследуемом предмете Ц бескорыст
ную и самозабвенную (у нас уже этого зачастую не остается), а также доверит
ельное, подлинно диалогическое общение без свойственных нам, взрослым, з
ащитных механизмов;
2) предоставляют нам редкую возможность, встав на детскую точку зрения, ув
идеть мир по-новому, без искажающих наше восприятие стереотипов и предр
ассудков;
3) воспринимая нас непосредственно и точно, без свойственных нам, взрослы
м, «соглашательских» моментов, именно дети возвращают нам действительн
о точное зеркальное изображение нас, родителей, свободное от всяческих «
взрослых» искажений».
С.В.Ковалев. Психология семейных отношений. М., 1987. С.72.

Дети часто становятся жертвами нашей вопиющей неграмотности и того тща
тельно скрытого пренебрежительного отношения к ним, которое исповедуе
т наша сегодняшняя культура.
Они становятся жертвами еще задолго до своего рождения. Например: «Резул
ьтаты анкетных опросов показывают, что большинство детей, которых «не жд
али», в дальнейшем заболевало неврозом страха, поскольку первичная неув
еренность в их рождении со стороны родителей в какой-то мере отражалась
на появлении у них в последующем неуверенности в себе».
А.И.Захаров. Как предупред
ить отклонения в поведении ребенка. М., 1986. С.18
Или: «Отрицательное отношение к беременности и несоответствие по
ла ребенка ожидаемому родителями встречались в 68% случаев и часто имели п
оследствием заболевание детей неврозом страха».
Там же.

Что происходит с ребенком, когда родители решают вопрос, сделать аборт и
ли позволить ребенку жить? Об этом редко задумываются. Ведь он еще не чело
век!
Одни родители ждут мальчиков, другие девочек. Да, люди различаются между
собой и хотят играть в разные игрушки… «Мы хотим мальчика». А если там дев
очка? Ах да, ведь ее еще нет… Можно ли представить себе больший абсурд?
Они становятся жертвами при рождении не только из-за варварского с ними
обращения, а еще и потому что в это нелегкое время с ними нет… мамы. О чем ду
мает мать во время родов? Скорее всего о том, как ей больно и чтобы все это п
оскорее кончилось. И больше никогда… А порой и ни в чем не повинный малыш п
редстает перед матерью как исчадие ада Ц ведь это он заставил ее так стр
адать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики